Жанр: Фэнтези » Джудит Тарр » Жребий принцессы (страница 20)


Но не одно это делало Эндрос Аварьян реальным. Здесь жили люди, они въезжали в город и выезжали из него, они ели, разговаривали и пели, работали и ленились, покупали, продавали и торговались, им требовались выгребные ямы, мусорные кучи и могилы. Эти люди были разными и вели себя в соответствии со своим воспитанием и привычками. Хирел видел чернокожих великанов, раскрашенных, бородатых и гладко выбритых, и женщин, обнаженных до пояса или закутанных в покрывала по самые глаза, вышагивавших так гордо, словно им принадлежал весь мир. Он видел людей из равнинных племен, с миндалевидными глазами, с красной, бронзовой или коричневой кожей, которые откровенно таращились на их отряд и обсуждали вслух, чего ищут чужаки в их городе. Там и сям попадались странные белокожие существа с Восточных Островов, сторонившиеся остальных. Изредка Хирел с болью замечал лица своих соотечественников, холеных, полнотелых, с кожей всех оттенков золотого цвета — от коричневато-серого до цвета старой слоновой костя, с вьющимися светлыми волосами и сияющими желто-коричневыми глазами. Впрочем, ни у кого из них кожа не была такой бледной, как у Хирела, волосы не отливали таким чистым золотом, а глаза не казались янтарными. Вот они-то знали правила вежливости, они не пялились на чужаков и держали свои мысли при себе, неторопливо шли по своим делам.

Юлан снова куда-то исчез. Он избегал городов, в том числе, кажется, и этого. Возможно, так было даже лучше: узнав его, люди узнали бы и Саревана, и тогда началось бы столпотворение.

Однако анонимность имеет свои слабые стороны. Хирел, выросший во дворцах, знал о существовании стражи и ее службе. Однако он не мог и предположить, что ему и его спутникам не разрешат проникнуть за пределы определенной территории. По их виду стража поняла, что это сброд, дикари, приехавшие бог знает откуда, а имя Саревана не могло служить пропуском во внутренние покои. Внешние пределы дворца были, конечно, великолепны, но путешественники запутались в сложных переходах. Находились люди, которые за определенную мзду предлагали им услуги проводников, но большинство в ужасе отшатывались, видя на руках Рокана бесчувственное тело, издававшее ужасный запах. Где-то во внутренних дворах группа вооруженных людей пыталась убедить зхил'ари оставить сенелей и оружие; результатом стали две или три разбитые головы.

Если после этого их не прогнали, то только благодаря настойчивым объяснениям 3ха'дана. Хирел попал под скользящий удар, предназначенный кому-то другому. Его мозг никак не мог приспособиться к звучанию языка гилени. Он расслышал только имя Аварьяна и уловил в непонятных репликах угрожающие нотки. Стража все-таки пропустила их, заставив спешиться и снять оружие. Они держались плотной группой, поручив Саревана заботам Газхина, самого крупного и сильного среди них.

Казалось, они бродят здесь уже целую вечность без всякого успеха.

— Нам надо видеть императора, — твердил 3ха'дан на вполне сносном гилени, но в ответ слышал либо смех, либо фырканье, а чаще всего на него вообще не обращали внимания. — С нами ваш принц, черт возьми. С нами сын императора! Смех усиливался.

— Вот этот? — насмехались люди. — До того как этот парень начал гнить, он был мальчишкой-дикарем. Шуток здесь не любят, а его императорское величество не станет оживлять мертвого чужака.

Эти слова были сказаны смуглым полным человеком, разряженным и увешанным побрякушками, весь облик которого выдавал в нем мелкого чиновника. Какой-то горожанин, которого убедило если уж не имя их подопечного, то отчаяние, направил их к этому чинуше, сидевшему в своей позолоченной щели и презиравшему их всеми своими куриными мозгами. Он не узнал принца в скелете, обтянутом разрисованной кожей. Кулаки Саревана были судорожно сжаты, и их невозможно было разжать, чтобы подтвердить его личность. К тому же всем было прекрасно известно, что принц Саревадин путешествует вместе со своими сподвижниками где-то на западе. Очевидно, думал чиновник, эти люди лгут, чтобы проникнуть к императору. Ему слишком часто приходилось слышать подобную ложь. И что тут удивительного, если весь мир готов погрузиться в ад притворства, лишь бы добиться хотя бы мимолетного внимания Солнцерожденного. Или его милости. Или его знаменитой магии.

Они ушли под его разглагольствования о необходимости ограждать императора от назойливых людей. Большинство зхил'ари были за то, чтобы штурмовать внутренние ворота. В ответ Газхин скорчил гримасу.

— Вы настоящие идиоты. Проведете остаток жизни в цепях, вот и все. Я считаю, что надо попасть в храм. Жрецы узнают нашего господина и приведут к нему его отца. Нам надо было идти туда сразу же.

Хирел нахмурился, глядя в мощеный пол. Это была его ошибка: он предложил идти прямо к императору, а зхил'ари, не зная нравов дворца, не стали ему возражать. Однако усвоили урок достаточно быстро.

Несмотря на то что их дело было безотлагательным, они задержались в тихом внутреннем дворике, куда завел их спор. Здесь бил фонтанчик. Они умыли свои разгоряченные лица, раненые промыли раны, а 3ха'дан смочил губкой тело Саревана. Хирел сделал несколько глотков воды, обнаружил, что может удержать их в себе, и отошел в сторонку.

В действительности это был скорее садик, нежели двор. Глиняная плитка лежала только по его краям и вокруг фонтана, все остальное пространство было занято травой и

цветами. Молодое стройное деревце стояло на страже у ворот, которые распахнулись, стоило лишь Хирелу толкнуть створки. И снова трава, мягкая, ровно подстриженная. Конюх выгуливал здесь сенеля, черного жеребца невероятной красоты. Он мог быть только японских кровей, а кони Янона считались лучшими в мире. Хотя его рога от возраста загибались словно кривые сабли, он носился как жеребенок. Прыжок, скачок, круговой поворот; степенная рысца вбок, неожиданный яростный рывок, и при этом безупречная размеренность движений, как у танцора или воина. Тем не менее на жеребце не было узды, а всадник неподвижно застыл в седле, положив руки на бедра.

Хирел не отводил от него глаз. Еще никогда ему не приходилось видеть подобной верховой езды. Он хотел научиться этому. Очень хотел. И прямо сейчас.

Он оставался незамеченным. Жеребец сосредоточился на своем искусстве. Всадник сидел словно в забытьи. Это был молодой человек, темный как ночь, один из этих гладко выбритых северян. Жрец Аварьяна. Очень похожий на Саревана, правда, если бы у последнего не было его рыжей гривы: такая же тяжелая длинная косичка жреца, раскачивающаяся у самого крупа сенеля, такой же килт, едва прикрывающий обнаженные ноги, такое же золотое ожерелье на голой груди, такое же резкое лицо с орлиным профилем. Он не обладал той возмутительной красотой, какой был наделен Сареван, но его нельзя было назвать уродом — он попросту являлся самим собой.

Сенель остановил свой летящий галоп и принялся ритмично пританцовывать на месте, словно ему задавал такт барабан, а потом застыл на месте. Онемевший разум Хирела отказывался воспринимать виденное. Они как будто высечены из камня. Черный человек на черном жеребце, золото на его шее и в его ухе, складки тускло-коричневого килта и рубины, ставшие глазами сенеля.

Изваяние всадника покинуло спину изваяния коня, и Хирел изумленно уставился на него. Потому что, несмотря на облик и одежду северянина, этот незнакомец не был великаном — его с трудом можно было назвать высоким человеком. Высокий по асанианским меркам, мужчина среднего роста с точки зрения южан, среди дикарей он казался бы маленьким как ребенок. В первый раз с тех пор как он очнулся возле костра Саревана, Хирел почувствовал, что мир сжимается до нормальных размеров. Он снова превратился в рослого юношу, высокого для своих лет, который, по всей видимости, превзойдет ростом отца, считающегося невысоким. Этому человеку он без напряжения мог смотреть в глаза.

— Ты даже представить себе не можешь, — сказал он, — какое счастье просто стоять прямо и смотреть в лицо, а не в грудь, или в пряжку ремня, или еще того хуже.

Великолепная улыбка всадника сделала его еще моложе, совсем юношей.

— Бесспорно, это самое забавное из того, что когда-либо говорилось по поводу моего роста.

Его голос звучал чудесно, глубоко и вместе с тем чисто. Как у Саревана. Невероятно похоже.

Хирел никогда не попадал в одну и ту же каверзную ситуацию дважды. Теперь он уже познакомился с магией и отнюдь не считал, что эта встреча произошла благодаря слепой судьбе. Но он был до такой степени ошарашен, что произнес невпопад: — Это и есть Бешеный?

— Ну разумеется, — сказал всадник в золоте и тряпье, наблюдая за тем, как Хирел гладит жеребца по шее, а тот смиренно терпит это. После своего буйного танца Бешеный не был даже разгорячен. Он сопел в ладонь Хирела, притворяясь, что собирается ущипнуть его, и вращал глазами в ответ на улыбку принца. Пальцы Хирела вцепились в черную гриву. А всадник наблюдал за ним, довольный и, по-видимому, заинтересованный. — Ты только что добился редкостной милости, чужеземец. Лишь несколько избранных могут коснуться боевого коня Солнцерожденного.

Хирел не склонил головы. Он знал, что если сделает это, то упадет, а Высокого принца никто не должен видеть поверженным.

— Мы принесли вам вашего сына, господин император. Но никто нам не верит, мы ходим туда-сюда, и я боюсь, что…

Он не успел закончить фразу. Повелитель Керувариона исчез. Хирел остался один на один с Бешеным, который не давал ему упасть.

— Но ведь Солнцерожденный стар, — сказал он. — Старше, чем мой отец.

Наконец его пальцы разжались и отпустили длинную гриву. Он должен следовать за императором, зхил'ари не сумеют узнать своего повелителя в таком небрежном виде. Тут не избежать недоразумения, а Сареван находится на пороге смерти, если уже не переступил его.

Хирел пронесся через ворота и резко остановился. Солнцерожденный стоял в середине круга. Все зхил'ари отступили назад с благоговением в глазах. Они узнали своего хозяина, может быть, инстинктивно, как звери. Только Газхин, который держал тело Саревана, не двинулся с места и остался сидеть на краю фонтанчика. Его лицо ничего не выражало.

Император взглянул на тело, лежащее на руках Газхина. На его лице тоже ничего не отразилось. Но молодым он больше не выглядел. Он стал угрюмым, измученным долгой жизнью стариком.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать