Жанр: Фэнтези » Джудит Тарр » Жребий принцессы (страница 35)


— Если бы твой поступок действительно ничего не значил, разве ты так разозлился бы?

Воцарилась оглушительная тишина. Хирел едва заметно пошевелился, улыбаясь.

— Послушай меня, — вымолвил наконец Сареван. — По-твоему, я невообразимо смешон: мужчина, у которого никогда не было женщины или, если уж на то пошло, мальчика. Я не скажу, что это было легко. Я не скажу, что мне легко сейчас. Но меня связывают моя честь и данное мною слово. Ты можешь это понять?

— Это безнравственно, — медленно сказал Хирел, словно размышляя вслух.

— А что нравственно? Эти ребятишки с Зеленого двора считают, что ты сам по себе возмутителен. Его слова подбавили масла в огонь.

— Вот как? Да они с радостью умерли бы, лишь бы получить то, что имею я.

— Ты напугал их. Они думают, что, если ты и не можешь убить меня открыто, тебе под силу меня развратить.

— Так я и делаю, — заявил Хирел, безмятежный в своей уверенности. — Как, впрочем, и ты по отношению ко мне. Мы равные. И именно с этим они не могут примириться. — Разные.

Сареван не был уверен, что ему нравится, как это звучит. Он — и это бесполое существо?

Но юноша, сидевший здесь и глядевший на него, не был таким уж бесполым. Он просто был молод. В свои неполные пятнадцать лет Сареван тоже был достаточно привлекателен, несмотря на орлиный нос и все остальное. К своему смущению, он и сейчас оставался очень привлекательным: сбрив бороду, он с некоторым испугом обнаружил, что почти не изменился.

Значит, они равные. Сареван опустил глаза. Он считал Хирела ребенком или, в лучшем случае, слабым юнцом. Но вот слабости-то в Хиреле и не оказалось.

— Ну ладно. — Сареван как бы обращался к самому себе. — И что нам теперь делать? — Разве ты не знаешь?

Хирел издевался над ними обоими. Сареван зарычал на него. Хирел ответил ему своей удивительной улыбкой.

— Что-нибудь такое, — с чувством сказал Сареван, — что-нибудь из ряда вон выходящее. — Я не стану давать клятв жреца!

— А я не стану пополнением твоего гарема, — заявил Сареван со смешком и внезапно помрачнел. — Ты можешь быть высоконравственным за нас двоих. Но, послушай-ка, что могут сделать два принца, когда их отцы разжигают войну?

— Драться, — медленно произнес Хирел, вглядываясь в лицо собеседника. — Что еще нам остается? Мы рождены врагами. Между нами не может быть симпатии, и стоит мне уехать из Эндроса, как сразу забудется, что мы обязаны друг другу жизнью и свободой.

— И все-таки что-то есть. — Сареван протянул левую руку, на которой не было отметины. — Равенство. Любовь к этому миру, которым будет править один из нас; категорическое нежелание видеть его разрушенным.

— Разрушения можно будет устранить, когда мир окажется под властью единственного повелителя.

— Но не такие разрушения, которые я предвижу. — Рука Саревана сжалась в кулак. — А начнет все это мой отец. Он хочет только блага и действует во имя бога; он не видит ничего, кроме мира, который наступит после войны. И слепо отказывается замечать цену этого мира. — Откинув голову, он уставился в сводчатый потолок. — Ты мне не веришь. Мне никто не верит. Даже моя мать, которая видела то, что видел я, отказалась мне поверить: ее душа целиком поглощена любовью к моему отцу. Если уж она не хочет слушать, то что говорить о тебе? Ты даже не веришь в пророчества. — Я верю в тебя.

Голова Саревана резко дернулась. Хирел сидел неподвижный и серьезный. Искренний — или затевающий игру, которая будет стоить ему

жизни.

— Я верю тебе, — продолжал юноша. — Мне это совсем не легко, ведь я воспитан логиками. Но, увидев действие магической силы, я не могу отрицать, что она существует. Пророчество — это часть магии, твоей и не только твоей. Тебя можно назвать неистовым, можно назвать безумцем, но никто не назовет тебя лжецом. Если ты говоришь, что видел войну, значит, ты видел войну. Если ты говоришь, что это было ужасно, значит, так оно и было. Я говорил с твоим отцом. Я понял, что он за человек, и могу себе представить, что он будет делать, когда пламя его бога загорится в Нем. — Я люблю его, — прошептал Сареван. — Милосердные боги, я люблю его. Но я думаю, что он не прав. Невероятно, безнадежно, бесконечно не прав. Сказав это, он отвернулся, чтобы не видеть больше Хирела, не слышать больше ничего, кроме отголосков его собственной ужасной измены.

Да, его слова ужасны и звучат как предательство. Но они истинны. Он знал это, он чувствовал это всем сердцем.

Теперь, когда все было названо своими именами и он прекратил эту долгую борьбу с самим собой, на него снизошло чувство, близкое к успокоению. Когда все это начиналось, он был не старше Хирела. Может быть, теперь, когда его сила ушла, а сон продолжает крепко держать со всей своей ужасной силой, это наконец прикончит его.

— Впрочем, вряд ли, — сказал Сареван. Хирел с изумлением уставился на него, и он попытался улыбнуться. — Нет, брат мой, принц, я не потерял остатки разума. Я вижу путь в этом лабиринте. Пойдешь ли ты вместе со мной? — А это разумно? — спросил Хирел. Сареван невесело рассмеялся.

— Стоит ли спрашивать? Но это может сработать. Слушай и решай.

Хирел ждал. Сареван глубоко вздохнул. — Я собираюсь отправиться в Асаниан вместе с тобой. Глаза Хирела округлились.

— И чего ты надеешься этим добиться? — спросил он. — Мира. Мой отец не станет нападать на Асаниан, если я буду заложником в Кундри'дж-Асане.

— Ты так думаешь? Скорее всего он поменяет местами небо с адом, чтобы вернуть тебя.

— Нет, если ему станет известно, что я поступил так по собственной воле.

— А, — протянул Хирел. — Но ведь это страшнейшая измена.

— Да. — У Саревана кружилась голова при мысли об этом, в горле стоял горький ком. — Разве ты не понимаешь? Я должен сделать это. Что бы я ни говорил, он не уступит. И я должен показать ему. Я должен потрясти его, чтобы он обратил на меня внимание. — Но что, если я не соглашусь? Сареван поймал его взгляд. — Согласишься, — сказал он тихо и жестко. Юноша тряхнул головой, нисколько не испугавшись. — А если и так, то что тогда, Солнечный принц? Я асанианец. У меня нет чести в вашем понимании этого слова. И ты сошел с ума, если думаешь, что можешь доверять мне.

— Ты меня не предашь.

— Верно, — подтвердил Хирел после затянувшейся паузы. — Кроме тебя, мне нет равных в мире. Долго это продолжаться не может, но пока это так, я принадлежу тебе, а ты — мне. — Мы отправимся вместе.

— Мы отправимся вместе, — согласился Хирел и поднялся. — Лорд Варзун получил распоряжения. Я отбываю через три дня. Надо подумать о том, как тебя спрятать.

— Я тоже об этом подумаю, — сказал Сареван. — Спокойной ночи, Высокий принц. — Спокойной ночи, Высокий принц, — сказал Хирел.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать