Жанр: Фэнтези » Джудит Тарр » Жребий принцессы (страница 45)


— Да, даже этого маленького жеребца, хотя он и сам прекрасно управляется. Может быть, когда он умрет, он вернется обратно одним из нас.

Детеныш льва ужаснулся бы, услышав о подобной перспективе. Сареван глотнул вина из фляги, притороченной к его седлу, прогоняя горький привкус боли. Они поравнялись со сцепившимися повозками. Халид, ехавший впереди всех, дал сигнал двигаться быстрее.

— Расскажи мне о своем брате, — попросил Сареван. Скромность асанианцев имеет свою выгоду. Молодой лорд мог купить помещение в купальне, где на двери была задвижка и где ему прислуживали собственные рабы. Он развалился на скамье над раскаленными камнями, положив голову на колени Зха'дана, а Сареван сел неподалеку, соблюдая благоразумную дистанцию. Хирел с удовольствием разглядывал его. Без туники Сареван превратился в странное, пестро раскрашенное существо, меднокожее на груди, животе и бедрах, тогда как все остальные части его тела были по-прежнему темными.

Внезапно юноша сел, наклонился к Саревану и вгляделся в его лицо.

— Скоро тебе снова понадобится краска. — Но ведь мы нанесли ее всего два дня назад. — Твоему телу это не понравилось. Чернота хочет превратиться в ржавчину. А потом, как я могу предположить, в чистейшую медь.

— Слишком чистую для моего спокойствия. Краска почти кончилась. — Сареван потер подбородок, который постоянно чесался, причем этот зуд усиливался. Ему приходилось сдерживаться, чтобы не чесаться все время. — Может быть, мне следует побрить лицо, углем подрисовать брови, вымыть волосы и найти головной убор, чтобы прикрыть их. Так будет намного проще. Это может сработать. Кто узнает меня, даже если я и потеряю свою шапку? Ты полтора месяца путешествовал со мной, и мы не вызвали ни малейшего подозрения.

Хирел так потянул Саревана за бороду, что тот зашипел от боли.

— Я был отъявленным дураком. А наши… наши друзья — нет. — Почему? Что такого они узнали? Я раб. А рабы ничего не стоят.

Возможно, в его словах слишком явственно прозвучала горечь.

Хирел посмотрел на него странным взглядом, Зха'дан сказал:

— Я готов покрасить волосы в красный цвет, чтобы стать неотразимым и запутать наших преследователей, но бороду я не дам. Я вам не каплун для супа. Сареван сощурился.

— В самом деле, Зханиедан? Неужели ты действительно пройдешь путь от мрака к пламени?

— С наслаждением. Но только, — горячо сказал Зха'дан, — не путь от мужчины до евнуха. Хирел переводил взгляд с одного на другого. — Вы что, потеряли остатки разума?

— Я потерял свою маскировку, — напомнил ему Сареван. — Думаю, нам удастся найти здесь прекрасную черную краску. Но вот что касается меди, мне кажется… Зха'дан вошел в азарт.

— Давай сделаем это, мой господин! Давай сделаем это сегодня ночью. Сареван немного охладил его пыл.

— Скоро, — пообещал он, — может быть. Мне надо подумать. А пока я это делаю, — он обратил свой взгляд на Хирела, — ты можешь выполнить мою просьбу. Расскажи мне о своем брате.

Какое-то мгновение Хирел смотрел на него как на умалишенного, потом резко выдохнул, выражая свое возмущение, и снова растянулся на скамье. Его месть была незначительной, но вполне достигла цели: он положил ноги на колени Саревана. У него были очень красивые ноги.

— Вероятно, ты хотел сказать: о моих братьях. Их у меня с полсотни.

Зха'дан был потрясен, но Сареван и глазом не моргнул. — Большинство из них — ничтожества. Даже те двое, что заманили тебя в ловушку. Ты сам сказал, что они не смогли бы сделать этого в одиночку. Так что расскажи мне о том единственном брате, который имеет значение. Расскажи о принце Араносе. Юный принц зашипел. — Не так громко, идиот. Повсюду уши. — Но не здесь, — сказал Сареван. — Зха'дан следит за этим. Он прирожденный маг. Хирел открыл рот от изумления, приподнявшись и уставившись на своего ночного дружка, Зха'дан спокойно и серьезно смотрел на него. Удивление Хирела было так сильно, что вызвало у него гнев. — Интересно, в Керуварионе есть хоть один человек, который не был бы магом?

— Зха'дан — единственный маг среди нас. Орозия тоже была магом, но держала это в секрете. — А, — сказал неугомонный Хирел, глядя в лицо Зха'дана. — Вот почему ты так беспокоился, пока мы не добрались до Эндроса. Твоей силы было недостаточно, чтобы излечить принца.

Смущенный Зха'дан потупился.

— Ты беспокоился? — спросил его Сареван. — Я этого не помню.

Зха'дан что-то промямлил. Сареван легонько, по-братски шлепнул его. Это отчасти утешило дикаря, хотя он так и не поднял глаз. Сареван обернулся к Хирелу. — Ну, львенок, отвечай.

Брови Хирела сдвинулись. Пот никогда не проступал на нем каплями, не стекал струйками и не портил своим запахом эту золотистую кожу с оттенком слоновой кости. Он лишь придавал ей матовый блеск и слабый сладко-соленый аромат.

— Аранос — старший из сыновей моего отца, — сказал он наконец. — Его матерью была дочь князя с крайнего запада Асаниана. Говорят, она была ведьмой, и я не стану отрицать эту возможность. Но не думаю, что Аранос — рожденный в магии.

— Не обязательно родиться магом, чтобы им быть. Мага можно воспитать. Мы называем их книжниками. Колдунами. У них кет природной силы, но они находят ее в своих книгах, в заклинаниях и ритуалах. Они общаются с демонами, пользуются разными предметами и имеют спутников. У твоего брата есть такой спутник?

Хирел снова откинулся назад, устраиваясь поудобнее. — Думаю, что нет. Может быть, он появится

у него потом. — Внезапно его осенило: — Неужели Юлан твой спутник?

Сареван подавил желание ответить резкостью. Этот ребенок и не представлял, как сильно оскорбил их обоих. — Юлан — мой друг и мой брат. Он не раб и не слуга. — Ах вот как. — Хирел озадаченно нахмурился, пытаясь понять. — Спутник снабжает силой того, кто ею не наделен. Он как сосуд. Как инструмент.

— В общем, да. Но не каждый человек способен стать колдуном. Для этого необходим талант, желание обладать силой, воля посвятить жизнь ее поискам. Целеустремленность, безжалостность и врожденная сила воли. У тебя все это есть, Хирел Увериас. Ты в такой степени наделен этими качествами, что почти подобен рожденному в магии.

Юноша подскочил, словно вспугнутый кот. Краска схлынула с его лица, глаза расширились. — Я не какой-нибудь бормотун-заклинатель! — Это в твоей крови. Юлан понимает это и принимает, как и Брегалан. Точно так же ведет себя Зха'дан. У тебя сердце льва.

— А, — произнес Хирел, мало-помалу расслабляясь. — Ты имеешь в виду королевское происхождение.

Сареван не стал противоречить. Пусть называет это как хочет, раз ему так удобнее.

— Если твой брат обладает теми же качествами, что и ты, он может быть магом. Хирел снова напрягся. — Мы непохожи с ним. Непохожи. — Но ведь он тоже принц крови?

— Существует три ранга имперских принцев, — злобно отчеканил Хирел, — а над ними всеми стоит Высокий принц. Принцы, которые носят пять одежд, — это сыновья рабынь и простолюдинок; шесть одеяний позволяется носить сыновьям мелких дворянок. Сыновья высокородных леди носят семь одеяний. Вуаду, сыну рабыни, милостью моего отца даровано право носить семь одеяний, потому что его мать — самая любимая из его наложниц. — До сих пор?

— Мой отец прославился своим постоянством. — Хирел полностью овладел собой. Было немного страшно видеть, как он молод и холоден и как бесстрастно говорит об измене. — Нет никаких конкретных указаний на участие в заговоре моего старшего брата, и тем не менее именно он все задумал и выполнил руками Вуада и Сайела. Именно он получил наибольшую выгоду. Эти двое не могут даже надеяться присвоить мои титулы, пока он жив, и не в состоянии с такой же легкостью отделаться от него, как, по их мнению, отделались от меня. То, что у них ничего не получилось, говорит об их глупости. Аранос никогда бы не проиграл.

— Он может не волноваться, если получает то, чего добивался. Ведь это несомненно, не так ли? В Первый День Осени он получит титул Высокого принца. Готов спорить, что после этого твой отец долго не проживет.

— Нечего и спорить, — сказал Хирел. — Еще до того как я покинул Кундри'дж, до меня доходили слухи о том, что Аранос окружает себя магами. Излишне спрашивать, зачем ему это нужно: чтобы защитить свою жизнь и подавить противников, когда он заполучит трон. Но все же не думаю, что именно он направил этих магов следить за нами. Молодой лорд из Среднего двора не представляет опасности для второго принца, который готовится взойти на Золотой трон. Если бы он знал, кто я на самом деле, он давно бы убил меня.

— Может быть, он и не знает. Может быть, к тебе это вообще не имеет отношения. Просто Зха'дана и меня считают шпионами варьяни.

— Может быть, — пробормотал Хирел. — Чего-то подобного и ожидают здесь от твоего неистового, шумного и дерзкого отца. Это совсем не похоже на Араноса. Слишком просто. — Для меня это достаточно сложно.

Взгляд Хирела был полон чистейшей асанианской надменности.

— Да, но ведь ты из Керувариона. Ты считаешь меня искушенным и хитрым, настоящей золотой змеей; а вот во дворце я прославился как святая невинность, как ищущий приюта ребенок, который не нашел ничего лучшего, чем довериться своим братьям. Аранос же начал плести интриги уже в колыбели.

— Когда братья заманили тебя в ловушку, ты был ребенком. Откуда тебе было знать, что они стали предателями?

— Мне следовало бы догадаться, что такое мои братья. Но Аранос… он настоящий принц змей. Рядом с ним я всегда буду просто хорошеньким дурачком. — И его императором.

— Это так, — сказал Хирел, задумчиво нахмурившись. — В болотом дворце известно только то, что я жив. Этого недостаточно, чтобы во всеуслышание объявить радостную весть, иначе не было бы и намека на нового Высокого принца.

— Да, — сказал Сареван. — Должно быть, они решили, что ты перешел к нам или стал нашим пленником.

— Какое вопиющее беззаконие и какое ничтожное утешение! — Хирел усмехнулся. — Повод для войны. Мой отец не хотел бы этого. А Араносу это нужно еще меньше. Ему нужна твердая уверенность в том, что он получит титул, как того ждет вся империя. И тогда, живой или мертвый, я ничего не смогу поделать: я буду смещен в законном порядке. — Твой отец, безусловно, не допустит этого. — Согласно закону, если я не буду присутствовать во дворце в день моего совершеннолетия, то потеряю право на титул. И отец ничего не сможет сделать, чтобы изменить закон, даже если бы он и хотел этого. Потому что таким образом я покажу, что недостоин править после него.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать