Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Первая в новом веке (страница 13)


27 июля. Суббота.


Лента новостей.

Международный трибунал в Гааге принял к рассмотрению дело на руководителей Украины, обвиняемых в геноциде и других военных преступлениях против мирного населения Крыма.

Пентагон отменил отпуска для личного состава флота и авиации. Военнослужащим американских баз, расквартированных в Германии, Венгрии, Польше и Чехии запрещено общаться с журналистами, не имеющими специальной аккредитации.

На Байконуре и космодроме им.Кеннеди завершается подготовка к российско-американскому эксперименту «Star Way» («Звездная дорога»). По словам руководителя пресс-службы «Главкосмоса» К.Максимова, успешное испытание экспериментального двигателя сделает реальной перспективу межпланетных путешествий. В частности, речь идет о намеченной на середину следующего десятилетия международной экспедиции к Марсу.

По итогам торгов на ММВБ (ЕТС) курс доллара США на 11.30 составил: минимальный курс доллара на сегодня (USDTOD) 37.8515 руб., максимальный 37.8700 руб. Средневзвешенный курс составил 37.8650, объем торгов — 140.765 млн долл., заключено 1408 сделок. По сравнению с предыдущими торгами средневзвешенный курс доллара США с расчетами «сегодня» понизился на 0.0471 рубля.


***


Москва. Балаклавский проспект.

По случаю выходного дня родители были дома, и Богдан, чтобы не возиться с завтраком, перекусил с предками, благо обе квартиры выходили на одну лестничную площадку.

Пока мама раскладывала на бутерброды ломтики ветчины, колбасы и сыра, он набрал на кнопках мобильника номер отдела. Дежурный передал, что ребята из наружки следят за домом, но объект еще не проснулся, и что машина уже стоит возле его, Богдана, подъезда.

Телевизор, перед которым сидел застывший в позе медитации отец, сообщил о новых эскадрильях, переброшенных на европейские базы с территории США. Потом популярная женская группа бодро заголосила: «Не психуй, если нет любви…»

— Мастдай, — с отвращением сказал Богдан, имея в виду эскадрильи. — Нет, это я насчет ящика… Ага, «Киски» поют, лучше бы они «Сучками» назвались… Ну, лады, я сейчас поглотаю всякую вкуснятину и побегу.

Он хлебнул горячего кофейку и взял первый бутерброд. Потом второй, третий и так далее в порядке монотонного возрастания натуральных чисел. Мама возмущенно потребовала, чтобы он пережевывал, а не глотал как гибрид баклана с пеликаном. После пятого бутерброда она добавила, сделав недовольное лицо:

— Что за слово ты без конца повторяешь — маздай?

— В дословном переводе с инглиша «must die» означает «должен умереть», — объяснил Богдан, наливая себе еще кофе. — Ну, а в современном компьютерном жаргоне сей неологизм выражает негативное отношение к предмету разговора.

Передернув плечами, мама негодующе поинтересовалась:

— И почему же ваш брат возлюбил столь кровожадный призыв?

— Понимаешь, мамуля, — пустился в объяснения журналист Мамлеев. — В давние-стародавние времена, когда ИМТ-центр МГУ еще не утратил иллюзий, будто сумеет сплавить по безбожно завышенной цене завалы компов на базе процессора 80386, заморская фирма 3D Realms выпустила чудную игру под названием Duke. И была в этой игре потрясающая фраза, покорившая суровые сердца геймеров: «Duke Nuken must die».

— Хамло ты необразованное, — презрительно зафыркал отец. — Выражение это было очень популярным еще лет за десять до твоего рождения, когда ни о каких хакерах-факерах никто слыхом не слыхивал.

— Что-то новенькое, — опешил Богдан. — И откуда же оно взялось?

— В знаменитой рок-опере «Иисус Христос — суперзвезда» есть ария жреца Каиафы, который объясняет своему подручному: мол, надо избавиться от нового пророка. Так вот в припеве этой арии Каиафа без конца повторял: «Must die, must die. Jesus must die». А разработчики пресловутого Нюкена лишь использовали популярное словечко из времен своей молодости.

— Обязательно запомню, — Богдан с благодарностью кивнул отцу. — Ма, а насчет таких слов как «хакер» или «ламер» у тебя подозрений не возникало?

— Имея такого отпрыска, нам с Толиком много всякой гадости слышать приходилось, — отмахнулась она. — Ламер — это какая-то разновидность хакера?

Вздохнув, любящий сын терпеливо объяснил:

— Запоминайте, а то опять опозорите меня, как в прошлый раз, когда ребята на день рожденья собрались. Хакер — это тот, кто хакает…

— А ламер — это тот, кто ламает, — догадался Анатолий Романович. — Так?

— Наоборот. Ламер — это тот, кого хакают.

— Достал своим жаргоном, — недовольным голосом произнесла мама. — В общем, ты у нас — хакер. Это мы усвоили еще в те времена, когда менты за тобой охотились.

Богдан укоризненно покачал головой и в сотый раз напомнил, что родителям полезно бы не забывать о специфике его профессии и поменьше распространяться на подобные темы. И уж подавно следует помалкивать о том, где и над чем работает сын. Особенно при посторонних.

Его нотацию грубо пресек звонок с поста у дома Лиозновой: Crazy проснулась, медленно бродит по кухне, разговаривает с матерью. Торопливо проглотив последний бутерброд и допив кофе, журналист Мамлеев повесил на плечо спортивную сумочку, помахал родителям рукой и побежал по своим делам.

Когда за ним захлопнулась дверь, Валентина Викторовна сказала с некоторым облегчением:

— Все-таки плохое слово, но звучит гораздо неприличнее, словно какой-то призыв к половым извращениям. Гибрид «мастурбации» с «банзай».

Захохотав, глава семьи сказал, подмигивая:

— Ох,

уж мне эти моралистки. Сама, небось, думаешь черт знает о чем, вот и бедного ребенка в том же подозреваешь.

— Да ну тебя, — не слишком обиделась Валентина Викторовна, легонько шлепнув мужа полотенцем, и добавила не без гордости: — Как же, обидишь твоего ребенка. Сам кого хошь до слез доведет и благодарности не попросит…


***


В это время Богдан, спускаясь в лифте, меланхолично прикидывал детали предстоящей встречи с «легионерами». Познакомиться, изложить легенду, поболтать о Гадюке-Секансе, выяснить характер их знакомства, придумать предлог для последующих контактов. Одним словом, рутина.

Задание представлялось скучным. И ребята они, скорее всего, скучные, раз до сих пор не попадали в поле зрения отдела. Наверняка много вытыкаются: дескать, мы кулхацкеры. Как и все им подобные будут поругивать Билли Гейтса, к месту и не к месту щеголять сленгом, который почему-то считается визитной карточкой настоящего хакера. Будут сыпаться словечки вроде «имхо», «рулез», «сукс», «отстой». «Пень» вместо «пентиум», «прога» вместо «программа», «проц» вместо «процессора». И, конечно, «мастдай». Или, как принято говорить в наших краях — «маздай». Этим универсальным словом они именуют друг друга, конкурентов, футболистов любимой команды, фирму «Майкрософт» и все ее продукты…


***


Москва. Отдел информационной борьбы.

Контрразведчики, как и сталевары, не знают выходных дней. Добрая половина сотрудников отдела собралась с утра пораньше. Руководство подгоняло: на Черном море назревали осложнения, и министр требовал выявить каналы, по которым утекала за кордон сверхсекретная информация.

Челпанов методично проверял винты «октопусов», установленных в офисе «Легиона». Шаман и компания окружили свои машины всевозможными рогатками, порой весьма хитроумными и надежными, но преодоление этих барьеров не составило большого труда, лишь раззадорило. Старый хакер любил серьезных соперников. Наткнувшись на очередное препятствие, майор ухмыльнулся, замурлыкал и запустил «Перехват 3.4» — довольно старую, но вполне достаточную для данного случая версию сканирующей программы, разработанную в отделе чуть больше года назад.

Работяга «Перехват» легко просочился в локальную сеть «Легиона» и обнаружил два условно незащищенных порта. То есть формально эти ворота были прикрыты, но лишь против традиционных отмычек-дебаггеров.

Игра становилась все интереснее. «Легионеры» оказались предусмотрительными ребятишками и по мере сил затыкали все дыры, которых так много в громоздкой махине Windows2002. А если дом крепко заперт — значит, в кладовке что-то спрятано.

К такому противнику следовало относиться серьезно. Не теряя времени, майор нажал клавишу F15. Все компы отдела имели специальную клавиатуру — 137 ключей вместо стандартных ста тридцати двух, причем тринадцатый функциональный ключ активизировал автоматический перебор виртуальных адресов. Теперь, если даже «легионеры» заподозрят попытку взлома, то обнаружат, что их атаковали с компьютера, установленного в женской бане уездного городка где-нибудь в Буркина-Фасо.

Установив маскировку, Челпанов применил комбинацию Shift+F15. Винчестер тихонько зашипел, пробуждая из анабиоза исполинского, в четыре гигабайта живого веса, Лангольера. Молниеносно переместившись вдоль незримых троп Интернета, Образ легко прокусил оборону «Легиона».


***


КИАПы, они же Image-программы, они же Образы стали едва ли не главной сенсацией XXI столетия. Квазиинтеллектуальные автономные программы были настоящими живыми существами. Эта новая форма виртуальной жизни, будучи на многие порядки сложнее вирусов, обладала не только рефлексами, но и способностью к обучению.

Сотворив виртуальную реальность, человек оставался чужаком в безумной вселенной электронных импульсов. Поэтому пришлось создать слуг, для которых киберпространство было естественной средой обитания. Теперь от человека-оператора требовалось лишь отдать приказ — остальное умница-Образ делал сам.

Совсем недавно ОИБ совместными усилиями слепил Лангольера — мощный саморазмножающийся Образ, способный к стохастическому анализу любых программ. Лангольер умел работать в двух режимах (Разведка и Сражение) и, как настоящий вирус, проникнув на чужую территорию, маскировался под своего. Второй подобный Образ — Шлагбаум — Отдел использовал для охраны своих позиций.


***


Мнимая трехмерность экрана показывала объем Панорамы, в которой взаимодействие программ оборачивалось увлекательным видеофильмом. Как это всегда бывало при подобных операциях, Челпанов видел равнину, перегороженную невысоким частоколом, вокруг которого раскинулась сеть дорожек. Забор был изображением защитных фильтров «Легиона», а тропинки — линиями, по которым перемещались сигналы. Порты ввода-вывода на Панораме превратились в двери, врезанные в стену забора.

Похожий на зубастую амебу Лангольер неуклюжими прыжками приблизился к частоколу и прогрыз дыру на том месте, где только что находилась дверь 242-го порта. На этом процесс хакинга, собственно говоря, завершился.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать