Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Первая в новом веке (страница 19)


— Знал бы ты, как я хочу повидать Янку…

Еще вчера это было чистой правдой, но сейчас он вдруг понял: что-то изменилось. Уже несколько лет перед глазами Богдана, как наваждение, стояло лицо Яны, а теперь место этого образа прочно заняла сегодняшняя знакомая Лея… «Не к добру, — насторожился журналист. — Только этого мне для полного счастья не хватало».

Между тем Макс принял его слова вполне благожелательно и сказал не без сочувствия:

— Понимаю. Она тоже говорила, что соскучилась по здешним друзьям. И Москву повидать хочет…

— Надо что-нибудь придумать, чтобы ее пригласить, — решительно заявил Богдан. — А то характер у твое сестрицы сам знаешь какой. Пока силой или хитростью не заставишь — будет упрямиться, пусть даже сама этого до смерти хочет.

— Она такая, — согласился тинейджер. — А что придумать-то?

— Пока я к тебе добирался, мелькнула одна мыслишка…

Вообще-то мыслишка эта мелькнула еще в прошлое воскресенье, когда общие знакомые сообщили о приезде Макса. И дело тут было не только в ключе к сети компов заморской спецслужбы. В тот момент (да и сейчас тоже, пусть не так остро) Богдана куда сильнее заинтересовала возможность повидать Яну, и он не собирался упускать прекрасный шанс совместить приятное с полезным.

Богдан изложил свой замысел, удовлетворенно наблюдая, как хихикает и щерится собеседник. Макс был веселым парнишкой, любил розыгрыши и частенько ввязывался во всевозможные авантюры, а потому вполне мог увлечься безумной затеей журналиста. Он и увлекся.

— Здорово придумал! — восторженно сказал Макс. Его глаза блестели, а рот растягивался несдержанной улыбкой. — Только паника поднимется — ты же знаешь мою семью. Чего доброго мать вместо Янки примчится.

— Сколько вас учить — предохраняться надо, — назидательно изрек Мамлеев. — Скажешь, мол…

Оставшееся время он инструктировал израильтянина, что и как говорить, а чего не говорить ни в коем случае, дабы избежать ненужных осложнений. Предусмотрительность — великая штука. Помогает заранее подготовиться к некоторым неожиданностям. Увы, не ко всем.

Наконец в 18.02 телефон коротко звякнул, словно спросонок, потом затрещал длинными звонками. Подняв трубку, Макс принялся кряхтеть и охать, потом сказал, что дела в порядке, но сильно побаливает бок и есть подозрение на аппендицит, а потому через пару часов он ложится в больницу. Богдан не слышал ответ Яны, однако увидел, как глаза парнишки сделались квадратными, и Макс пискнул:

— Да ты чего, какая на фиг… Говорю тебе, аппендицит, с утра дома сижу. Хотел с тобой поболтать, а вечером ребята отвезут…

Немного послушав сестру, он подмигнул Богдану и продолжил излагать легенду:

— Слушай, может приедешь? Только матери не говори, а то начнется паника на всю Галактику… Да ну, зачем…— Макс неуверенно посмотрел на Богдана. — Не знаю… Много не бери, обойдемся. Думаю, хватит карточки на тысчонку баксов… Ага, целую. Ребята тебя в аэропорту встретят.

Положив трубку, Макс заржал и сообщил, что сестра обещала прилететь ближайшим самолетом и что часа через два-три она перезвонит и скажет, какой рейс надо встречать.

— Прекрасно. — Журналист протянул ему записку. — Пусть ей ответят, что тебя положили в эту больницу.

— Зачем?

— Может, она захочет проверить, действительно ли ты лежишь в палате или просто решил к ней приколоться.

— Наверняка захочет, — согласился ошеломленный его проницательностью Макс. — А как ты догадался?

Махнув рукой, Мамлеев буркнул: мол, я твою сестру насквозь вижу получше всякого рентгенна.


***


Киев. Резиденция президента Украины.

Окруженный эскортом мотоциклистов и «джипами» охранной службы «мерседес» промчался по Крещатику. Несмотря на выходной день, народу на главном проспекте столице собралось немного. Лишь на некоторых перекрестках госсекретаря встречали кучки киевлян, державших транспаранты с призывами не допустить агрессии НАТО и отстоять суверенитет державы. Милиция не вмешивалась. Стражи порядка лишь уговаривали демонстрантов убрать плакаты с матерными оскорблениями руководителей заокеанской сверхдержавы.

Президент Фердецкий встретил Хэддена строго по-протокольному — на ступеньках у входа своей резиденции. Американец со страдальческим видом протянул ему ладошку, скользнул безразличным взглядом по лицам министрам и генералов. Некоторые были ему знакомы по фотоснимкам из доклада ЦРУ — этих людей предстояло предать Гаагскому трибуналу как военных преступников. Согласно сценарию, министры обороны и внутренних дел будут приговорены к пожизненному заключению, начальник Генштаба и директор СБУ проведут в тюрьме по 20 лет. Всего в списке было около тридцати функционеров режима, и Хэдден не помнил, как их зовут, ведь славянские имена так трудны для произношения.

К высокому заокеанскому гостю бросились журналисты, протягивая микрофоны, украшенные эмблемами медиа-компаний. Сверкали фотовспышки, а телескопические объективы видеокамер нацелились, словно стволы безоткатных пушек. Посыпались вопросы, и госсекретарь выбрал тот, на который был заготовлен лязгающий сталью ответ: «Вы привезли новые предложения о мирном урегулировании?»

— Я привез ультиматум, — величественно провозгласил Хэдден. — Если Киев хочет мира, то проявит благоразумие. Если Киев хочет войны, то получит войну.


***


Пока рассаживались за столом переговоров, министр

Антощенко шепнул премьеру:

— После таких предисловий о конструктивном диалоге мечтать не приходится.

— Приходится мечтать только о крепком бункере, — буркнул номинальный глава кабинета.

Фердецкий, безусловно, думал точно так же. Он был мрачен и резок, когда излагал свою позицию, рассказывая о бесчинствах террористов, о сотнях тысяч беженцев, о массовых убийствах и прочих насилиях над мирным населением, которые творили боевики-сепаратисты. Не дослушав президента, Хэдден заявил, что его не интересуют домыслы украинской пропаганды. Затем он зачитал пять пунктов ультиматума, окончательно расставив все точки над i:

1. В течение 4 суток, то есть к 31 июля, вывести из Крыма карательные войска, бронетехнику, артиллерию, авиацию и боевые корабли;

2. В течение 7 суток, то есть к 3 августа, допустить в Крым миротворческие контингенты НАТО;

3. В течение 10 дней, то есть к 6 августа, приступить к переговорам с Татарской Шурой по вопросу определения статуса Крыма;

4. В течение 30 дней, то есть к 26 августа демонтировать ракетные комплексы с дальностью действия свыше 20 миль по всей территории Украины.

5. В течение 60 дней, то есть к 25 сентября, распустить регулярную армию и начать демонтаж всех предприятий военной промышленности.


***


Выйдя из укрытого кронами деревьев особняка, Хэдден ощущал себя триумфатором. Впервые за полтора десятилетия Америке удалось поставить на колени крупное постсоветское государство. Следующей будет Россия. Кремлю придется выбирать: или мирный развал на крохотные банановые княжества или попытки возрождения Русской Империи (пусть даже последняя будет называться Евразией), на которую обрушатся сверхточные бомбы и крылатые ракеты. Теперь, после ликвидации ядерного оружия потребуется от силы недельная демонстрация технологического превосходства Штатов, чтобы Москва, Минск и Астана пали ниц, забыв глупые имперские амбиции.

Хэдден собирался стать следующим президентом США и не намерен был терпеть появления на карте мира лишних сверхдержав. Не для того янки разрушили СССР, чтобы из его руин возрождающимся Фениксом восстал ЕАС. Россия должна занять положенное место на задворках, где принято располагать мусорные свалки. И тогда единственным серьезным противником президента Хэддена останется Китай. Он и будет следующей, последней по счету, мишенью гуманитарных интервенций. Госсекретарь полагал, что очередь Китая наступит ровно через четыре года — как раз к следующим президентским выборам.

Он уже вжился в роль первого великого президента XXI столетия, сделавшего Америку единственной властительницей Ойкумены. Перед столь возвышенной целью выглядели ничтожно малозначительной деталью десятки тысяч украинцев, сотни тысяч русских и миллионы китайцев, которым предстояло погибнуть, воздвигая пьедестал великой Американской Империи.

Выйдя к прессе, «Железный Боб» произнес в жерла микрофонов заготовленные фразы об отсутствии здравого смысла у киевских лидеров. Это был миг триумфа, но Хэдден не учел митинговое прошлое украинского президента. Батька Роман сильно подпортил впечатление, когда московский тележурналист попросил поведать о ходе переговоров. Сохраняя на лице озабоченное выражение, Фердецкий ответил:

— Мы напомнили мистеру Хэддену, что имеем тысячу зенитных ракет, которые могут уничтожить не одну сотню американских самолетов. Мистер Хэдден дал нам понять, что его не интересуют жизни американцев, которые погибнут, чтобы замять педерастический скандал в Белом Доме. Иного не стоило ждать — ведь мистер Хэдден приехал в качестве посланца войны.

Проклятый киевлянин сумел попасть в самое больное место, заляпав черной краской белоснежный лик кандидата в президенты. Садясь в «мерседес», Хэдден свирепо подумал, что придется разбомбить Украину до последнего камня. Как и все штатские политики, он не считал эту задачу невыполнимой.


***


Антощенко направился на аэродром провожать наглого американца. Остальные угрюмо сидели в кабинете Фердецкого. Одно дело понимать, что война неизбежна, другое — точно знать, что бойня начнется через четыре дня. Две большие разницы, как выражаются в известном черноморском городке… Молчание прервал глава государства:

— Оно и к лучшему, появилась хоть какая-то определенность. Как говорится, лучше ужасный конец, чем ужас без конца… — Фердецкий пожал плечами, затем заговорил решительно и напористо: — Сегодня же начните добивать банды сепаратистов. Введите в Крым дополнительные войска — сколько нужно. Пусть у каждого дерева стоит солдат с автоматом. Мы поставим НАТО перед свершившимся фактом — завтра им некого будет защищать.

Военные наперебой доложили, что сегодня уничтожить бандитов не получится. Как пояснил начальник Генштаба, к утру на полуостров переправятся три свежие армейские дивизии, бригада МВД, артиллерия, два вертолетных полка и другие вспомогательные части. Это даст возможность начать наступление рано утром и за пару дней освободить Ялту, сказал Бунчук.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать