Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Первая в новом веке (страница 32)


— О чем говорите, шановные паны, — произнес он наконец. — Нас же немедля объявят агрессорами. Еще водородными бомбами закидают. Разоружение разоружением, а какой-то ядерный арсенал у НАТО пока остается. Нет уж, давайте без крайностей.

Военачальники заскучали, слишком хорошо представляя себе, каких потерь может стоить дотошное соблюдение дипломатических ритуалов. После тягостного молчания министр Панченко предложил запустить ракеты, как только разорвется первая вражеская ракета, но Бунчук возразил:

— Рано. В это время вражеские самолеты будут еще в воздухе. Какой смысл расстреливать пустые аэродромы… А вот когда эскадрильи вернутся на свои базы и загрузятся бомбами для нового вылета — вот тогда-то и ударим.

— Тогда может быть уже поздно, — нервозно заявил премьер. — Когда они отбомбятся, нам уже нечем будет стрелять. Можете не сомневаться — первые ракеты угодят точно по нашим пусковым установкам.

— Поменьше пессимизма, Глеб Васильевмч, — посоветовал министр обороны. — Ни один первый авианалет не имел стопроцентной результативности. Противник отбомбится по ложным целям — для этого у нас есть макеты ракет и самолетов.

— И средства РЭБ, — добавил Кутенко.

Президент, настороженно слушавший обмен репликами, вдруг разволновался от обилия незнакомых слов и потребовал:

— А ну-ка, давайте по порядку и на чоловичьей мове. Без мудреных терминов.

Перебивая друг друга, генералы стали излагать пикантные особенности современной войны, и после этих объяснений штатские вообще перестали что-либо понимать.


***


Количество кораблей, ракет, пушек и самолетов, равно как их размеры, скорость и мощность боеголовок, оказывается, играли сегодня третьестепенную роль. Главным достоинством оружия становилась эффективность электронной начинки. Невидимая война велась в эфире и виртуальном пространстве.

Радиоволны разносили приказы, сообщали войскам и боеголовкам их точные координаты, наводили на цель. Если заглушить или исказить эти сигналы — цель не будет поражена. Именно этим занимались подразделения РЭБ, радиоэлектронной борьбы.

Каждым шагом любой боевой единицы — будь то пехотная рота или корректируемая авиабомба, управляли десятки компьютеров. Если нарушить работу процессоров, то штаб потеряет контроль над войсками, а солдаты — над своим оружием. Если сообщить летчику ложные координаты цели, то бомбы упадут на мусорную свалку.

Тысячи лет войны велись на плоскости полей сражений. Двадцатый век сделал войну трехмерной, подарив комбатантам высоту неба и морские глубины. Новый век и новое тысячелетие перенесли главные битвы в иллюзорные измерения фазовых пространств виртуального мира. Война стала еще сложнее, поэтому на победу мог рассчитывать лишь тот, кто окажется сильнее в единоборстве интеллектуального оружия, где будут состязаться кремниевые мозги процессоров и неаппетитная субстанция, заполняющая черепные коробки программистов и стратегов…


***


— Мне это не очень нравится, — буркнул Мурашко. — Все равно у противника компьютеры мощнее наших.

«Пора от него избавиться, — подумал Фердецкий. — Нытик и силы воли ни капли. Кем бы его заменить…» Президент сказал равнодушно:

— Ты бы, Глеб Васильевич, чем панику разводить, подумал, где достать компьютеры, которые нужны военным.

— А на кой им компьютеры? — пренебрежительно огрызнулся премьер. — В «тетрис» играть? У них же нет специалистов, способных вести настоящую виртуальную войну.

Панченко с Бунчуком печально потупились, поскольку действительно не знали, как применить суперкомпьютеры. Немую сцену подпортил Кутенко, объявивший о формировании ОБКВ — отдельной бригады компьютерной войны, которая остро нуждается в мощных процессорах.

Мурашко, пятнадцать лет назад организовавший первую на Украине компанию, импортировавшую РС-АТ в обмен на поставляемые за океан овчины, сало и горилку, встрепенулся. Имя командира бригады было ему знакомо. Подумав, премьер пообещал достать для ОБКВ несколько «Тафлонов».

— Вот теперь я узнаю прежнего Глеба, — вырвалось у Фердецкого. — Был когда-то крутой делец, да что-то начал плесенью покрываться.

— Государственные дела засосали, — буркнул премьер-министр. — В большом бизнесе было проще: конкурента надо растоптать и разорить. А в политике, наоборот, приходится обхаживать противников.

— Ни черта ты не понял, — засмеялся Роман Андриевич. — В политике противника тоже уничтожают. Только другими способами.


***


Москва. Редакция журнала «Московский бульвар».

Вернувшись в редакцию, Мамлеев первым делом он втиснул в одну страничку — несчастных пять тысяч знаков! — анализ соотношения сил между НАТО и Украиной. Приходилось постоянно заглядывать на оружейные сайты вроде MissileIndex и Navy Today. Получалось, что старая советская противокорабельная ракета «Базальт» заметно превосходит «Томагавков», но для ее наведения цель требовалась космическая система управления, а со спутниками у Киева дела обстояли неважно. «Базальт» и еще более мощный «Гранит» были оружием сверхдержавы, имеющей не только корабли в море, но и спутники на орбите…

Отослав статью Сергачеву, Богдан чуток расслабился, забивая утомление не слишком горячим кофейком. На очереди оставалась последняя тема — анекдоты о том, как натовцы устанавливают мир, сбрасывая бомбы на Крещатик. Он бодро взялся за дело, вытаскивая из архивов байки о бомбардировках Югославии. После замены имен собственных получалось очень

недурственно:

По сообщению CNN, бомбежки Украины преследовали исключительно мирные цели: школы, больницы, роддома…

Надпись на борту сбитого над Харьковом F-117: «Если вы сейчас читаете эти строки, то мы зря выкинули пятьдесят миллионов долларов».

На мирных переговорах с украинской делегацией президент Уайлер первым делом спросил: «Ну что, любовью займемся или войной?»

Запорожцы пишyт пиcьмо в HАТО: «Извините за cбитый F-117, мы не знали, что он невидимка.»

Обращение Уайлера к нации: «Мы спасли мир от экологической катастрофы, сбросив все наши просроченные бомбы на Украину!»

Прoдам на запчасти F-117, аварийный. Самовывоз с Полтавщины.

Разговаривают хохол-оптимист и хохол-пессимист: «Мы скорее всего проиграем войну», — говорит пессимист. «Тогда Запад даст нам кучу денег чтобы восстановить мосты, отремонтировать дороги, и мы все получим работу», — отвечает оптимист. "Здорово, — говорит пессимист. — Но что, если мы победим?

Две новые расшифровки аббревиатуры НАТО: Ништяк-Америке-Трындец-Остальным, или North America's Terroristic Organization.

Не успел он насладиться результатом, как в комнату зашел озабоченный главный редактор, и Бубнов с Лугановым хором завопили:

— Шеф, в какой раздел идет Дракула — «Лица» или «Чудо»?

— Да хоть в «Гость номера», — буркнул шеф.

Только теперь Луганов обратил внимание на хмурость начальственного лика и сочувственно поинтересовался:

— Какие-то проблемы?

Отмахнувшись, Сергачев вяло проговорил:

— Обычная работа. Клепаю передовицу, посвященную началу войны. Как положено: «…в своей лицемерной речи президент Уайлер кощунственно обвинил Украину в вероломном нападении на миротворцев, ни словом не обмолвившись об истинных причинах войны. Истинная же причина нынешнего конфликта полностью умещается в анальном отверстии…» Ну, и так далее.

Невольно засмеявшись, Луганов заметил:

— А вдруг педрила не обвинит хохлов в вероломстве?

— Обвинит, никуда не денется…— Редактор отмахнулся. — Они всегда кого-нибудь обвиняют.


***


Черное море. Авианосец «Эйзенхауэр».

Авианосное ударное соединение двигалось двадцатиузловым ходом, держа курс на грузинский порт Поти

— Том, у тебя ничего не барахлит? — весело спросил Эндрюс.

— Пока нет. — Голос Монтинелли тоже звучал оптимистично.

Генри Александер немедленно ввязался в их разговор, пообещав:

— Если снова забарахлит турбина, я тебя подстрелю, чтобы не мучился.

Три пары F-18E и четверка F-14 патрулировали море над 44-й параллелью. Пилоты перешучивались, а внизу рябили ленивые волны, тянули свои тралы рыбацкие суда и крейсировали военные корабли множества стран.

Русские истребители — то ли Су-30, то ли Су-34 — появились внезапно. Эндрюс не сразу понял, откуда они взялись, но быстро вспомнил, что в сорока милях отсюда находится уникальный аэродром с варварским названием «Гудаута». Самолеты могли взлетать с него практически без набора высоты, выполняя полет над морем на предельно малых высотах, оставаясь невидимыми для радаров.

«Сухие» затеяли с американцами состязание в области высшего пилотажа, потом на подмогу тяжелым истребителям подтянулись юркие МиГ-29. Билл подумал: хорошо, что , что вылетели на патрулирование с неполным боекомплектом. Облегченные машины без труда выполняли сложные маневры, но все равно было непросто конкурировать с «двадцать девятыми». Подтверждалась старая истина: МиГ-29 не имеет равных в ближнем бою, поэтому с ними надо расправляться на больших дистанциях.

Их развлечения оборвал приказ с «птицефермы»: перехватить танкер, перевозивший нефть из Новороссийска в украинский порт. Снизившись до трех тысяч футов, Эндрюс повел «Суперхорнетов» на север, и русские помчались следом, а с крымского аэродрома «Бельбек» поднялись две тройки Су-27 с опознавательными знаками ВВС Украины. Оценив обстановку, капитан радировал на «Айк»:

— Матушка Гусыня, я — Чик-три. Перехват невозможен. Танкер идет в территориальных водах России. К тому же рядом туча русских и украинских истребителей.

«Птицеферма» долго не отвечала, и танкер благополучно ускользнул в Азовское море через узкий Керченский пролив. В небе стало тесно — на американцев навалилась дюжина истребителей, украшенных красными звездами. Наконец «Матушка Гусыня» передала новый приказ — отступить на двести миль к зюйд-весту и прикрыть отдельную группу надводных кораблей миротворческого флота. Через четверть часа, когда топливные баки Эндрюса были наполовину пусты, эскадрилья встретила сразу два чуда военного кораблестроения. Французский фрегат «Жюпре», вступивший в строй летом 2001 года, и американский крейсер «Мерримак», законченный постройкой два месяца назад, рвались на север, легко поддерживая скорость около тридцати узлов. Оба корабля, созданные на основе технологии «стелс», отличались плоскостью обводов и отсутствием лишних конструкций на палубах. Отраженные волны радаров рисовали на экранах лишь слабенькие отметки, словно по морю курсируют не глыбы металла во много тысяч тонн водоизмещением, а крохотные жестяные бочки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать