Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Первая в новом веке (страница 52)


Тем временем с запада ударила сравнительно немногочисленная воздушная армада — основательно покореженные ракетами польско-венгерские авиабазы смогли выпустить самолетов вдвое меньше, чем ночью. Наземные средства ПВО и истребители Западного оперативного командования легко отбили эту атаку. После подсчета потерь оказалось, что уничтожены только германские «евро» и британские «торнадо» — поляки и мадьяры отвернули и покинули небо Украины после первых же выстрелов.


***


На этот раз звено Эндрюса вернулось на «птицеферму» без потерь, но пилоты, сами о том не подозревая, были поражены сверхмощным , хоть и невидимым оружием нового века. Пока Билл и Том продолжали спорить о том, кто из них всадил «мейверики» в борт украинского фрегата, по телевизору передавали новости. После бравурных сводок пресс-службы НАТО диктор зачитал сообщения мировых агентств, и Александер, прервав перепалку друзей, завопил:

— Слыхали? Педик делает ставку на геев!

Мэтт Клоуз, недавно вернувшийся с русского крейсера, нервно возразил:

— Пентагон и Белый Дом дали опровержение.

— Месяц назад они опровергали, что собираются бомбить Киев, — отмахнулся Генри. — Лучше расскажи, как провел время у потенциального противника. Небось, приставал к матросам-монголоидам?

— Среди них были очень симпатичные, — обиделся Мэттью. — Но водку они пьют, не разбавляя содовой. Это так ужасно! А парни там вполне ничего, не вам чета.

— Тише, Лесли услышит, — захохотал Билл. — Он устроит тебе грандиозную сцену ревности.

Клоуз отмахнулся.

— У него сейчас полно своих проблем. Сегодня было много разного дерьма с электроникой. Лесли говорит, что хакеры противника делают с нашими компьютерами все, что хотят.

Все, кто были поблизости и слышали этот разговор, немедленно заголосили: дескать, компьютеры сбоят постоянно, из-за чего каждый второй самолет сбросил груз мимо цели. А на экране татарский полевой командир с варварским именем Фатых Набиуллин добавил пессимизма, сообщив, что сегодня на его глазах было сбито не меньше восьми самолетов НАТО.

Глупого союзника немедленно убрали из эфира, но легче от этого не стало. Диктор зачитал информацию ИТАР-ТАСС: по сведениям военного ведомства России, в ночном налете НАТО потеряла 17 самолетов, в том числе 8 американских, а также новейшую подводную лодку «Джимми Картер».

Пилоты в офицерской столовой зашумели, комментируя чудовищные цифры, а вездесущая CNN уже пустила прямой репортаж из района Умани. Корреспондент, стоявший на опушке рощи, поведал: мол, только что неподалеку упал очередной «Томкэт». Камера крупным планом показала дымящиеся обломки, украшенные белой звездой и эмблемой эскадрильи «Golden Warriors», которая базировалась на авианосце «Теодор Рузвельт».

В столовой стало тихо, все молча разглядывали фрагмент фюзеляжа с номером истребителя, и только одинокий голос вдруг объявил, что помнит, как звали пилота этой машины… Информационное оружие поражало личный состав не хуже, чем самые мощные ракеты.


***


Москва. Офис фирмы «Легион».

Дневной налет был в самом разгаре, когда Марцелл пробился в компы нескольких F-18. Сравнив координаты мишени, он обнаружил, что все «Суперхорнеты» получили задание бомбить одну и ту же мишень. Заинтересовавшись, Эрнест решил выяснить, какой объект находится в том квадрате. По данным космической навигационной системы ГЛОНАСС выходило, что целая эскадрилья брошена против ракетного крейсера «Вильна Украина».

«Так вам, — злорадно подумал Леонтьев. — Не фига было воровать наши корабли. Какой флот загубили!..» Однако Марцеллу тут же стало жаль прекрасный корабль, который, как и броненосец из его баллады, не был виновен в деяниях людишек.

Он не знал, что делать, поэтому переложил груз решения на вышестоящую инстанцию, то есть доложил об открытии Черепу. Тот недолго совещался со своим начальством, после чего сообщил координаты, на которые следовало перенацелить «Суперхорнетов».

«Легионеры» с энтузиазмом взялись за дело, а потом получили большое удовольствие, наблюдая, как тупые «миротворцы» долбят своими «умными» бомбами по остову старой галоши на мели возле крымского берега.

После этого развлечения они долго и безуспешно ломились в локальные сети авианосцев и крейсеров, однако Череп запретил применять Image-программы, так что атака бесславно захлебнулась. Кончилась вахта, как и ночью, приказом прервать операцию, поскольку гончие из АНБ снова вышли на след московских хакеров.

— Можете расходиться, — разрешил Богдан. — Завтра будете стоять дневную смену, а мы поработаем ночью.

— Совсем запахали, — из принципа обиделась Лея. — Нас, кажется, за людей не держат. Или они считают, что мы не способны круглосуточно драться?

— Дисциплина — основа армии, — изрек Шаман. — Раз велено выспаться — нам же лучше. А то у меня личная жизнь насмарку.

Он признался, что закрутил виртуальный роман с боевой девицей Лапой, которой требовался настоящий мачо. Марцелл почему-то загрустил и, буркнув что-то неразборчивое, поплелся к выходу.

Натягивая плащ, Лея с нетерпением предвкушала, как приедет домой, отлежится в ванне и переоденется. Она уже больше тридцати часов почти не снимала свои лучшие шмотки, которые надела вчера утром для разборки с Даном… Кстати, о нем, — вспомнила девушка, нажимая кнопки мобилы.

— Привет, это я. Чем занимаешься?

— Собираюсь почистить зубы и позавтракать. В смысле — пообедать.

— Бедняжка, — пожалела его Лея. — Мы сегодня увидимся?

Богдан неуверенно ответил:

— Я бы с удовольствием, но

вряд ли выйдет. Чует мое сердце, поработаю еще час-другой, а потом завалюсь спать, чтобы не зевать, когда вечером начнется по-новой.

— Так весь день и просидишь в редакции? — недоверчиво спросила она.

— Это теперь не редакция, а блиндаж с амбразурами.

— Ладно, — сказал Лея. — Я отосплюсь и вечерком загляну в блиндаж. Чтобы морально поддержать тебя перед боем.


***


Форт-Мид. Агентство национальной безопасности.

Ранним вашингтонским вечером, когда на Украину наползала полночь, «Group V» подводила итоги первого дня виртуальных сражений. Пользуясь мощностью и быстродействием суперкомпьютеров Cray, группа Джека-Потрошителя подавила дюжину хакерских точек, подменив логи, так что этим бандам потребуется несколько дней, чтобы снова выбраться в Паутину.

— Завтра мы прикончим остальных, — безаппеляционно заявил Тим Бартон — гений программирования, но посредственный стратег. — К вечеру моя секция поставит Украину на колени даже без ракет и авианосцев.

Подполковник Лео Вайнберг, старый хакер, начинавший еще на РС-АТ в группе «Львы Калифорнии», скептически поцокал языком.

— Моя секция так и не смогла добраться до нескольких самых удачливых террористов, — медленно проговорил Лео. — Они словно чувствуют, что мы приближаемся к их позициям, и немедленно переключаются на новую трассу.

Бартон презрительно бросил: дескать, сегодня он лично разобрался со многими, а в следующей схватке поставит последнюю точку. Еще Тим сказал, что противник работает кустарно — после каждой смены кодировок начинает взлом с нулевой отметки.

Вздохнув, Доусон прервал дискуссию.

— Не увлекайся, Тим, — посоветовал полковник. — Их компьютеры слабее наших, и лишь поэтому они не форсируют события. Однако наши противники действуют методично и целеустремленно. Они копят информацию, пытаясь понять принцип организации наших сетей. Ты выбиваешь из игры мелочь, ландскнехтов, тогда как рыцарская конница неизменно уходит от удара.

— С чего вы взяли? — развеселился Бартон.

— Поверь моей интуиции. Я чувствую, что войну против нас ведет кто-то умный и безжалостный — мой двойник и антипод. Для нас обоих это не игра, но битва. Он подставляет нам слабых игроков, тогда как его главные силы осторожно действуют из-за кулис, чтобы ударить в самый неподходящий момент.

Доусон замолчал, подошел к окну, рассеянно глядя через тонированное стекло. Там, за автозаправкой фирмы «Шелл» пересекались два шоссе, ведущие к Балтимору и Аннаполису, а правее, возле Национального музея криптологии, теснились на стоянке лимузины.

Не оборачиваясь, полковник сказал:

— Тим, с этой минуты твоя секция занимается украинскими хакерами с улицы Джекоба Коуласа. Уничтожь их как можно скорее… Лео, ты будешь бить по мелочи. Очисть доску от пешек.

Усмехнувшись, Вайнберг негромко произнес:

— К утру на доске останутся лишь тяжелые фигуры.

— А что будет делать король, пока ферзь и слоны очищают клеточки от лишних игроков? — вызывающе бросил Бартон.

Даже тому, кто считает себя ферзем, не стоило разговаривать таким тоном с начальником «Group V». Джек-Потрошитель — это ведь не Билл Гейтс. Если обидится — не прощает…

Полковник равнодушно ответил:

— Я сделаю работу, которая не по зубам недоучившимся выскочкам.


***


Окрестности Киева. Бункер Верховного командования.

Доклады областных губернаторов и командиров войсковых группировок нарисовали достаточно полную картину. Страна понесла тяжелейшие потери, хотя за экономическую инфраструктуру противник пока не принимался. Большая часть ударов пришлась по военным объектам, так что жертвы среди мирного населения не превышали полусотни убитых и раненых. Но гибель десятков военнослужащих, разрушение гарнизонов и оборонных предприятий — сами по себе ставили державу на грань катастрофы.

Фердецкий был близок к панике, но бодрое настроение генералов неожиданно успокоило президентские нервы. А премьер Мурашко и вовсе светился счастьем, без конца рассказывая, как сбил вражеский самолет одним движением мышки, которую Глеб Васильевич упорно называл «крысой». Кутенко, крестный батька компьютерной бригады, тоже не уставал хвастаться подвигами своих питомцев.

Малость воспрянув духом, Фердецкий велел изложить стратегические итоги суток, и вновь был поражен, когда оказалось, что министерство обороны отнюдь не считает первую битву проигранной.

Противник совершил 1100 самолето-вылетов и выпустил 340 крылатых ракет. Каждая шестая КР по тем или иным причинам не достигла заданной цели, каждая четвертая была сбита силами ПВО. Таким образом 40% крылатых ракет было потрачено зря. В ночном бою противник потерял 14-17 самолетов, а в дневном — 20-25, причем найдены трупы семи вражеских пилотов и взяты в плен девять летчиков. Сбито в воздухе 16 украинских самолетов, уничтожено на земле — 29. Разбито 70% ложных мишеней и 20% настоящих средств ПВО. Израсходована четверть ракет «земля-воздух». Осталось 17 пусковых установок С-200, 31 ПУ С-300 и 14 ПУ С-400 — всего 150 ракет в 1 пуске. Имелось в готовности также довольно солидное число старых комплексов С-125 и С-75.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать