Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Первая в новом веке (страница 58)


Пока готовились к вылету машины первой волны, корабли сопровождения ожесточенно запускали крылатые ракеты. Биллу показалось, что сегодня в свой единственный полет отправились многие сотни «Томагавков» — гораздо больше, чем вчера, и даже больше, чем минувшей ночью.

Через полтора часа Эндрюс получил приказ взлетать. Набирая высоту, он увидел возвращающиеся на «Айк» истребители — не доставало одного F-18 и двух F-14.

— "Чик-восемь", я — «Чик-три», — позвал капитан. — Дон, это я, Билли. Как прошло?

— Хуже не было, — откликнулся старый приятель. — Будь осторожнее над перешейком. Кажется, мы уничтожили не все ракеты.


***


В этот день корабли молотили ракетами, не жалея боеприпасов. Невидимка «Мерримак» выпустил все тридцать «Бумерангов» и отошел к турецкому берегу, чтобы снова заполнить пусковые шахты. Подводные лодки стреляли так интенсивно, что на каждой осталось лишь по два-три «Томагавка». На Украину устремились почти полтысячи крылатых ракет. Отразить удар такой силы ПВО не смогла даже при помощи хакеров.

Бригада С-125, развернутая между Керчью и Феодосией, засекла приближение крылатых ракет, когда те находились в 50 км от огневых позиций. Следом, отставая минут на десять, летели эскадрильи вражеских истребителей. Самоходные четырехствольные «Шилки» белорусской модификации палили без перерыва, заполнив пространство облаками огня и осколков. Тем не менее семь ракет из двенадцати прорвались, разрушив несколько пусковых установок. Почти без перерыва налетели «Суперхорнеты», ударившие по зенитчикам корректируемыми авиабомбами и антирадарными ракетами HARM. Когда налет закончился, плотность средств ПВО на Керченском полуострове уменьшилась втрое, а неподалеку от командного пункта догорали два фюзеляжа, украшенные белыми звездами.

В горах к северу от Ялты бомбы начисто уничтожили три батареи противокорабельных ракет «Аметист» и «Базальт». Тяжелые потери понесли дислоцированные в Крыму части сухопутных и внутренних войск. На аэродроме «Бельбек» полностью погибла вертолетная эскадрилья. На порт Севастополя упало не меньше сорока боеприпасов из числа тех, что принято называть «высокоточными». Были разрушены причалы (в том числе и на российской части базы), загорелись склады, затонули почти все боевые и вспомогательные корабли.

Слабым утешением стали 8 сбитых самолетов противника, причем один F-117 погиб от взрыва собственной бомбы, с детонатором которой поработал Кингсайз. Град «Бумерангов», «Томагавков» и JSOW вывел из строя пять аэродромов в северу от линии Винница-Кременчуг-Луганск. Здесь превратились в щепки 38 самолетов, 14 из которых не были муляжами. Воздушной сражение тоже закончилось неудачно — сегодня Украина теряла 4 своих самолета за каждый истребитель врага.


***


Как обычно, над Керчью их обстреляли ракеты, после чего Генри Александер вернулся на «птицеферму» с пробитыми рулями. «Суперхорнеты» нанесли удар, и ракетные батареи умолкли. Самолеты понеслись над морем, расстреляли «Гарпунами» два небольших корабля, но крейсера не нашли.

— "Цыплята", я — «Матушка Гусыня», — раздался голос командира эскадрильи. — Рыбка уплыла, отправляемся на цель номер три.

Насколько помнил Эндрюс, речь шла о крупном очаге обороны, включавшем аэродром, склады снаряжения и боеприпасов, армейские части, зенитные комплексы. Чтобы уточнить координаты цели, капитан заглянул в компьютер, но экран мерцал голубым спокойствием без каких-либо намеков на осмысленную информацию. У остальных «диких котов» случилось то же самое — все сведения были стерты.

Самолеты почти на сотню миль углубились в воздушное пространство Украины, прежде чем на «птицеферме» приняли решение. Генерал продиктовал координаты и приказал лететь по приборам. Ударная группа взяла новый курс, и тотчас же отказал двигатель на F-18 Кларка Рейнольдса. Пилот успел катапультироваться, но у Эндрюса сдали нервы.

— "Матушка Гусыня", я «Чик-три», — крикнул он в микрофон. — Самолеты нас больше не слушаются.

— Не будь скво, мой бледнолицый пасынок, — посоветовал командир эскадрильи. — Выполняй приказ.

Пока они добирались до точки, откуда их ракеты могли поразить мишени в районе Днепропетровска, упали еще две машины, в том числе «Суперхорнет» Тома Монтинелли. Случилось это над местечком Гуляй-Поле, и не было надежды, что «Чинуки» спасателей смогут залететь сюда и эвакуировать подполковника.

Наводить ракеты без компьютера было невозможно, поэтому пришлось приблизиться на расстояние прямой видимости и запускать снаряды «воздух-поверхность» из зоны действия ПВО. Никто особенно не удивился, когда гигантские ракеты С-200 разнесли в щепки «Томкэт» командира «Красных потрошителей».. Хорошо хоть ложные мишени оттянули на себя большую часть «двухсотых».

Весь обратный путь до моря они дрались с украинскими перехватчиками. Эндрюс без толку выпустил обе «Спарроу», сумел уклониться от вражеской ракеты, зацепил МиГ-29 очередью «вулкана», но и сам получил несколько снарядов в крыло. На палубу «Айка» он сел просто чудом, и не хватило сил, чтобы покинуть самолет. Техники буквально на руках вынесли капитана из кабины.


***


Москва. Отдел информационной борьбы.

Отправив письмо на киевский адрес, Давыдов несколько минут сидел, плотоядно улыбаясь.

Пока «легионеры» и прочие ландскнехты развлекались детскими играми с паролями, офицеры ОИБ пытались проникнуть глубже и полностью вскрыть виртуальную структуру НАТО. Кое-что в этом направлении сделать удалось, но периодические смены

кодировок всякий раз сводили на нет всю работу. Впрочем, у полковника имелись вполне конкретные задумки, и он собирался переломить ситуацию уже в ночном сражении. Пока вызванные со всех точек офицеры занимали места вокруг его стола, начальник отдела позвонил в ГРУ и договорился насчет «Казбеков».

Положив трубку, он заслушал отчеты о затертых самолетных винтах, сбитых с курса крылатых ракетах и подорванных в полете боеприпасах. Поморщившись, сказал:

— Мы пытаемся гоняться за каждой ракетой, но это все равно невозможно. В реальной войне я бы приказал уничтожать корабли и самолеты. Технически сделать это не сложно, однако мы не имеем права на такие действия, поскольку не являемся воюющей стороной.

Полковник добавил, что доволен работой отдела и что личный состав должен продолжать действовать в том же духе. Потом они поговорили об итогах двух дней, и Челпанов подвел итог:

— Похоже, для нас война идет успешно. Мы обзавелись бесценным опытом и, если враг попробует сунуться к нам, ответ будет смертельным. Но Украина войну проигрывает. Два поврежденных авианосца — это приятно, однако «миротворцы», несмотря на потери, успешно давят систему ПВО и уничтожили хохлам половину авиации. Еще два-три дня такой бойни — и украинцам будет нечем отстреливаться… Если кто-нибудь не начнет массовые поставки зенитных ракет.

— Я даже догадываюсь, кто уже начал такие поставки, — заметил Давыдов.

— А что творится за кулисами? — полюбопытствовал Лыков.

— Трудно сказать. Министр показывал шифровку из Киева. Хохлы интересуются, какой объект за океаном следует грохнуть, чтобы противник дал задний ход.

— Действительно, что ли, диверсантов заслали? — удивился майор. — Ну, и что вы им посоветовали?

Полковник подмигнул, но ничего не ответил. Лишь объявил:

— Ну-с, свободны все, кроме опергруппы «змееловов».

Когда посторонние разошлись, Челпанов доложил, что сегодня утром Гадюка вошел в Инет с одноразовой мобилы и выложил сообщение для «Паста»:

«По данным источника „Угол“, РФ перебросила 2 полка истребителей МиГ-31Ф в Курскую область и полк Су-35 — в Ростовскую. На Таманском полуострове развернуты 2-3 дивизиона ракет С-400. Предполагается использовать эти части против самолетов НАТО, нарушивших 50-км зону. Sekans».

— Попался! — ухмыльнувшись, прокомментировал полковник.

«Змееловы» полностью разделяли его радость. Последние три дня Денис вместе с коллегами из управления контрразведки тонко поработал с особами, которых подозревали в связях с Гадюкой. Каждая получила свою дозу дезинформации, а сегодня один из вариантов этой дезы оказался достоянием заполярных мелиораторов. Теперь контрразведка займется разоблаченным Углом, который (а вернее, которая) выведет оперативников на Гадюку.


***


Около пяти появилась Галя. Не без труда отбившись от коллег, которые бросились поздравлять ее с благополучным возвращением, лейтенант передала шефу полученный от Робби диск и рассказала о встрече с киевлянином.

— Разберемся, — кивнул полковник. — Денис, будь готов лететь в Брянск — встретишься с людьми Артефакта. Карабас, Гоблин и Череп — подготовьте материалы, которые нужны союзникам.

— А я? — вскинулась Галина. — Мне без дела сидеть не в масть. После военных приключений руки просятся кое-кому морду набить.

— Так загружу — взвоешь, — пообещал Давыдов. — Ровно в шесть нам дают суперкомпы для визуального штурма.

— Что надо делать? — загорелась лейтенант Дутова.


***


Снова белесая призрачная бесконечность, прошитая ядовито-желтыми многогранниками кристаллической решетки. В узлах неоглядной конструкции расположились разноцветные шары — красные, темно-синие, зеленые. Между шарами проскальзывают яркие разряды молний.

Это — визуальная формализация набора известных кодов, которыми пользовалась группировка НАТО в первый день войны. ОИБ и родственным ведомствам известны не все коды-пароли, поэтому кое-где в решетке зияют прорехи.

Кликнув крысой, Галя разворачивает следующий комплект, и трехмерная композиция рывком изменяется, но опытный глаз Кобры находит намек на определенную систему — словно в гигантском кубике Рубика провернулись сразу несколько блоков.

Начинается привычная рутина. Повинуясь интуиции оператора, «Калейдоскоп» перебирает варианты преобразований, отбрасывая заведомо бессмысленные. Мало-помалу Галя отсекает второстепенные детали, заметно упростив общую картину. Последнее движение выдает прогноз на возможную кодировку уходящего дня. Кобра сравнивает результат с набором, который сегодня скачали неизвестные ей «легионеры». Заметно определенное сходство, но и отличия налицо. Значит, на какой-то стадии допущена ошибка.

Галя возвращается чуть-чуть назад и вносит коррективы. «Калейдоскоп» выбрасывает шеренги черных стержней: словно гигантский гребень, ряды вертикальных зубьев прочесывают голограмму справа налево и сверху вниз. Решетка смята, конструкция начинает вращаться. Еще несколько манипуляций завершают процесс, и все поле зрения заполняют скрученные спиралями ленты — синие с диагональными полосками красного цвета.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать