Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Первая в новом веке (страница 7)


— Не говори «гоп», пока я тебя не потопил, — предостерег его Марцелл. — Лейка, ты не знаешь, где у нас кофе?

— На месте, — сообщила девушка, очень не любившая, когда ее называли Лейкой. — В сливном бачке.

К общей радости Марцелл побрел в санузел, долго там возился и даже спустил воду. Вернувшись, сказал озабоченно:

— Там нету. Ты, что же, опять прикалываешься?

— Посмотри в кладовке, — злорадно посоветовала она. — Под ворохом надувных вешалок.

— Значит, прикалываешься, — вздохнул Марцелл.

Володька взмолился:

— Даст мне кто-нибудь кофе? Такой сушняк после вчерашнего, тыква раскалывается, а они маздайством занялись…

— Нетути кофию, — признался Марцелл. — Он действительно в бачке плавал, а я по привычке загрузил программу слива. Так что теперь ищи его на сайте www.kofe.net…

На этом традиционный ритуал утренней разминки был исчерпан. Марцелл достал банку «Нескафе» из ящика собственного стола, бухнул две ложки коричневого порошка в свою чашку объемом 0.4 литра, добавил немыслимое количество сахарного песка и залил полученную смесь кипятком, после чего кинул банку девушке.

Потягивая бодрящий напиток, они обменялись новостями. Игра «Морская битва», которую «легионеры» третий месяц лепили для питерской фирмы BalticGame, была почти готова. Оставалось лишь немного подшлифовать графику Синопской битвы и кое-какие миссии, связанные с Цусимским и Ютландским сражениями. Даже если не слишком сильно бить лежачего, работы оставалось максимум на пару недель, а «Балтикгейм» дал им времени до конца августа. Поэтому Дублон собирался сразу после обеда взяться за внеочередной заказ, а Марцелл вдруг вспомнил, что надо дописывать следующую главу диссертации.

— Ты бы полегче с Образами, — грозно напомнила Лея. — Должен понимать, что твой диссер не должен иметь ничего похожего на Гремлина.

— Кажется, младенцу вздумалось учить дяденьку, — печально констатировал Марцелл. — Ты еще монитор с унитазом путала, когда я знал, что такое конспирация и профессиональные секреты!

Они обменялись длинными очередями беззлобных колкостей, после Дублон и Лея занялись новым заданием. Некий неназванный заказчик был готов выложить крутые бабки за взлом программы «CalifUniv Particle WaveLab Res», предназначенной для совершенно заумных исследований в области теоретической физики.

Пока они безуспешно хакали систему паролей, Марцелл успел набрать пару страничек текста, а потом вдруг поинтересовался:

— Ну, как успехи?

— Неважно, — без особого восторга сообщил Дублон. — Крепко сработано. Прикинь, подруга, может, Гоблином покрякаем?

— Придется, — вздохнула она.

— Не надо Гремлина беспокоить, — решительно сказал Марцелл. — Давайте, я своего Шалуна запущу.

— А он сможет? — засомневалась Лея.

— Меня этот вопрос интересует гораздо сильнее, чем тебя…

Шалуном звали Образ, который Марцелл создал в качестве иллюстрации для своего диссера. Автономная самообучающаяся программа была намного примитивнее, чем Гоблин и Гремлин, разработанные совместными усилиями всех «легионеров». Тем не менее, Шалун умел многое, включая способность проникать через защитные модули.

Квазитрехмерный монитор с диагональю в 24 дюйма строил изображение сразу в полусотне плоскостей, довольно правдоподобно имитируя объемную картинку. Программа виртульной визуализации «3D Panorama 2.0» трансформировала все задействованные элементы в наглядные изображения. Сопряженные процы пахали во всю мощь своих трех с хвостиком гигагерц, катая по световодам двоичные слова длиной в 64 бита, а на экране разворачивалось веселое действо вроде мультика из жизни монстров.

Похожий на лиловую амебу Шалун, выпустив отростки псевдоподий, ощупал подвешенный на ворота большой английский замок, изображавший защитную систему атакуемой проги. Потом одна ложноножка удлинилась, погрузившись в замочную скважину. «Легионеры» замерли в ожидании чуда, но тут внутри замка, негромко щелкнув, шевельнулось лезвие гильотины, и Шалун, торопливо выдернул обрубленный отросток.

— Дополнительная защита, — с отвращением прокомментировал Дублон. — Вмешаешься?

Марцелл отрицательно мотнул головой, хладнокровно процедив:

— Сам справится, не маленький.

Второй попыткой Шалун ввел в замок сразу две ложноножки. Одной он придерживал гильотину, а другая достигла запирающего устройства и плавно повернула соответствующие детали механизма. В действительности сейчас в глубине электронного устройства Образ отключил страхующую программу, одновременно считывая файл, где были записаны пароли, охраняющие «Particle WaveLab» от любителей халявного доступа. А на мониторе язычок замка выпал из паза, и дверь бесшумно отворилась. В верхнем левом углу экрана появились символы: 4D18B5A4.

Шумно выдохнув, Лея воскликнула:

— Есть пароль! Молодчина, Шалун!

— Рано радуешься, — с мрачным видом буркнул Марцелл. — Там вторая дверь.

Действительно, авторы программы предусмотрели, по меньшей мере, двухярусную защиту. Пожав плечами, Марцелл покликал мышом по иконкам меню, и Шалун послушно бросился на штурм новой преграды. Через полчаса захватывающего сражения новый замок также был взломан, и Шалун сообщил остальные цифры 16-ричной кодировки. В окончательном виде пароль принял устрашающий вид: 4D18B5A409E37406F.

— Володенька, перезагрузись, и попробуй войти этим паролем, — попросила Лея. — А я пока свою почту проверю.

WaweLab приняла пароль за милую душу и доложила о готовности приступить к работе. Марцелл самодовольно щерился, радуясь успеху собственного детища. Поздравив приятеля, Дублон с воодушевлением проговорил:

— Считай, штуку зеленых президентов заработали.

Одновременно у него за спиной, где стоял рабочий компьютер Леи,

послышался возмущенный и вроде бы даже взволнованный голос девушки:

— Скотина! Подонок!

— Чего еще? — меланхолично поинтересовался Марцелл. — Комп на копыто уронила?

Оказалось, что дело куда серьезнее. В текстовом поле почтового браузера светилось послание:

Дарова Крези

Пару деньков меня не будет потом приеду и ты станешь моей хочешь или нет.

Поэтому будь готова расслабиться и палучить удавлетварение.

Твой Sekans.

— С грамматикой у этого козла неважно, — тонко подметил Дублон. — Слышь, принцесса, ты ж его вчерась типа того, послала.

— А он, похоже, не послался, — Лея скорчила гримасу, выражавшую крайнюю степень отвращения. — Вот ублюдок отстойный.

— Мастдай, — согласился Марцелл. — Давай, мы тебя будем провожать до хаты.

Она гордо вздернула подбородок.

— Нет уж! Лучше с газовым пистолетом ходить.

— Тоже верно, — сказал толстокожий циник Марцелл. — Любовь под запах «черемухи» — что может быть романтичнее.

Обозлившись, Лея в доступной форме объяснила коллегам, что думает насчет их способностей и возможностей — как интеллектуальных, так и физических. По ее мнению, наглый тип, подписавшийся кликухой Sekans, был способен положить одной левой Дублона и Марцелла вместе взятых.

— Да, здоровая скотина, — со вздохом признал Дублон. — Хотя газ на всех действует — и на бугаев, и на дистрофиков. — Он добавил: — Ничего, вечером Шаман вернется, он Гадюке одним ударом морду своротит.

Все согласились, что президент «Легиона» по части рукопашного боя не уступает самым крутым голливудским персонажам. Впрочем, их энтузиазму не суждено было дожить до конца рабочего дня. Примерно через час Шаман позвонил из Малазийской столицы и сообщил, что возникли кое-какие проблемы, поэтому он задержится на денек-другой.

Одно утешало: шеф все равно должен был вернуться раньше, чем Гадюка-Секанс. Тем не менее, Лея переложила газовый баллончик из сумочки в нагрудный карман, а оба «легионера» мужского пола твердо заявили, что проводят ее сегодня вечером.


***


Москва. Отдел информационной борьбы.

Перед началом операции «Большие Грабли», как официально назывался давно задуманный визуальный штурм, Галина заметно нервничала. Мандраж заставлял то и дело протирать очки, курить сигарету за сигаретой, без конца регулировать высоту кресла. Понимая состояние подчиненной, Давыдов чуть ли не силой влил в нее стопку коньяка и пообещал, что все мужчины отдела, если Галя хорошо отработает «Грабли», совершенно бесплатно отдадутся очаровательной лейтенанточке.

— Бесплатно я на вас всех и смотреть не захочу, — буркнула Галина и вдруг поняла, что шуточки начальника помогли успокоить расшалившуюся нервную систему. — Налейте-ка еще.

— Так-то лучше, — ворчливо заметил полковник. — Соберись. Ты ж офицер, а не кисейная барышня.

— Ладно уж, я в норме, — сказала она, опрокинув вторую порцию.

Двадцатидюймовый монитор привычно имитировал трехмерность, расположив поверх обоев пиктограммы главного меню. В нижнем правом углу экрана переливалась изогнутая в четверть дуги разноцветная полоска спектра — эмблема операционной системы «Радуга 2.2», на которую этим летом перешли российско-белорусские силовые структуры.

Потыкав мышкой в иконки, лейтенант Дутова запустила программы, которые понадобятся ей в ближайшие два часа. Главной среди них был «Калейдоскоп», занимавший почти семь гигабайт на винте «Октопуса». По экрану запорхали, раскрываясь, таблички сообщений об активизации прикладных пакетов. Рабочая станция была готова к визуальному штурму, но мощности сорока миллионов транзисторов, спрессованных в пластине процессора, не хватило бы, чтобы за разумное время прочесать мелким гребнем накопленные Отделом архивы.

— Осталось две минуты, — предупредил Давыдов.

Рассеянно кивнув, она убрала в футляр очки, выдернула заколку и тряхнула головой, распуская волосы. Затем натянула интерфейс-перчатки и надела шлем виртуальной реальности, окунувшись в киберпространство, формируемое «Калейдоскопом». Объемная картинка медленно колыхалась как бледно-сиреневое озеро, взбудораженное косяками играющих в глубине рыбин. В нижней части активного поля выстроились, подобно атомам в кристаллической решетке, виртуальные кнопки управления.

Две стилизованные пятерни с длинными и острыми, как у незабвенного Фредди Крюгера, пальцами без задержек повторяли малейшее шевеление рук оператора. Галина быстро и точно нажимала виртуальными пальцами на виртуальные кнопки, подключая архивы и настраивая «Калейдоскоп» в режим «Большие Грабли».

Ровно в 13.00 к внутренней сети ОИБ пристыковался суперкомпьютер ГРУ «Казбек-3». Два блока по 144 процессора в каждом обладали производительностью, соизмеримой с возможностями заокеанских машин фирмы Cray Corporation. Поток несчитанных гигагерц раскрутил турбину «Калейдоскопа», а бездонная память серверов ОИБ выплеснула в эту воронку терабайты информации, накопленной за последние три недели. В визуальной транскрипции эта картина была потрясающе прекрасно, хотя и подавляла воображение — исполинский пейзаж с тщательно прописанными мельчайшими деталями. Застонав от восторга, лейтенант Дутова с бешеной скоростью заработала пальцами, превращая безумие хаотичных сигналов в рационально организованное изображение.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать