Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Первая в новом веке (страница 9)


— Поступил, — наконец-то сумел вставить слово Макс. — Иерусалимский университет, юридический факультет. А в армию, наверное, вообще не возьмут.

— Молодчина, — вполне искренне порадовался за него Богдан. — А сестренка как? Небось уже редактором стала.

— Не…— Макс сделался скучным — наверняка получил строгие инструкции поменьше болтать о новом сестрином поприще. — А ты как? Мы почитываем в Интернете статьи некоего Бэ-Мамлеева.

Он засмеялся. Ухмыльнувшись в ответ, догадливый московский журналист предположил:

— В сетевую версию «Бульвара» заглядываете?.. — Он принялся выпытывать, какая статья понравилась больше. Потом вернулся к главной теме. — Слушай, а чего Янка совсем меня забыла? Все-таки не чужие люди, могла бы хоть для приличия пощупать клавку и кинуть мне емельку.

— Чего? — не понял израильтянин, отвыкший от здешнего жаргона.

Расхохотавшись, журналист Б.Мамлеев пояснил, что «клавой» называется клавиатура компьютера, а «емелькой» или «мылом» — электронная почта, она же E-mail, либо письма, по оной почте перегоняемые. Затем он без паузы предложил гостю столицы прокатиться на поезде мини-метро, тоннель которого соединил станции «Киевская» (точнее, «Дорогомиловскую», расположенную рядом с «Киевской») с новым деловым центром Москва-Сити. Оказалось, что Макс уже побывал в Сити, поэтому их разговор продолжился в «Русском бистро» на Кутузовском проспекте.

Энергично разбираясь с шашлычком, Богдан небрежно расспрашивал иного интуриста, демонстрируя непропавший интерес к сестре последнего. Макс нехотя признался, что Яна в последнее время встречается с видным тамошним журналистом по фамилии Местер. Этот тип эмигрировал с Украины лет пятнадцать назад и люто ненавидел все советское и русское.

— Чего она только нашла в таком придурке? — возмутился Богдан.

— Он влиятельный, к президентам дверь копытом открывает.

— Скотина… Вот что, Макс, я обязательно должен как-то связаться с Янкой. Знаешь ее мыло?

Макс покачал головой, вид у него был совершенно несчастный. Наверняка полученные перед отъездом инструкции строжайшим образом требовали никому и ни под каким предлогом не сообщать адреса компьютеров и даже номера мобильных телефонов.

Оно и понятно — мобильники нынче имеют прямой доступ в Инет, то есть любой нормальный чел время от времени заглядывает на свой комп через сотовую трубку. Дальнейшее было делом техники: просмотрев память мобильника, опытный хакер без особых усилий находит URL служебного компьютера, потом проникает сквозь пароли и замки, после чего остается лишь скачать сверхсекретную информацию шпионского ведомства. Уж кто-кто, а Яна безусловно не забыла, что в Москве остался ее старый приятель Череп, которому доводилось распутывать и более страшные клубки проблем.

— До чего ж обидно, — пробубнил вконец расстроенный журналист Мамлеев. — Ну, придумай что-нибудь. Позарез нужно ее голос услышать.

Видя его страдания, Макс неуверенно сказал:

— Завтра в шесть она будет мне звонить. Я попрошу, чтобы перезвонила тебе.

— Не перезвонит, знаем мы ее повадки, — решительно отрезал Богдан. — Вот что. Встретимся завтра в пять. Поболтаешь с сестренкой, а потом передашь мне трубку.

Сочувственно поглядывая на него, Макс тихонько проговорил:

— Она тоже очень хотела приехать, но вроде бы со службы не отпустили.

Мамлеев едва не съязвил: дескать, ясен пень, журналистика — профессия секретная, не каждого корреспондента из редакции выпускают без охраны. Он ухмылялся этой невысказанной мысли, когда висевший на поясе видеотелефон зазвенел «К Элизе». Майор Челпанов приказал срочно ехать в Отдел, на Лубянку.


***


Куала-Лумпур.

Президент АОЗТ «Легион» Игорь Шадрин по прозвищу Шаман прилетел в Малайзию после обеда, когда в Москве только-только рассветало. Прямо из аэропорта он позвонил Дику Лао, но давний партнер не слишком обрадовался, услышав знакомый голос, произносивший корявые английские фразы с чудовищным русским акцентом.

Шаману сильно не понравилось, что Дик сразу принялся жаловаться на все напасти — от кредиторов до погоды — одновременно, поэтому главный «легионер» поспешил пресечь это словоблудие, спросив:

— Where shall we meet? And when? — что в переводе с поморского инглиша должно было означать: — Где и когда я увижу твою поганую косоглазую харю?

Мистер Лао, менеджер местного завода компании AMD, поперхнулся, долго мычал на неизвестном языке, но в конце концов заявил, что ровно через час охотно выпьет коктейль с дорогим гостем. Встречу он назначил, как обычно, в баре на 24-м этаже отеля «Европа». Шаман укрепился во мнении, что Дик Лао не горел желанием возобновить взаимно полезное сотрудничество.

«Ох, разберусь я с тобой, — мелькнула свирепая мысль. — Прямым в челюсть и коленкой в пах»


***


Поднявшись в лифте, Шаман направился было к дверям бара, но за спиной послышался конспиративный шепот: «Мистер Шадрин…» Повернув голову, он увидел двух монголоидов, одетых в гостиничную униформу. То ли официанты, то ли носильщики. В общем, обслуга.

Выглядывая из-за угла коридора, эта парочка выразительно махала руками, подзывая «мистера Шадрина» в боковой проход. Решив, что парнишек прислал Дик — больше никто не мог знать о его приезде — Шаман подошел, пытаясь построить подобающую фразу на английском.

Его спасла только реакция десантника, которую бесконечные рукопашные тренировки превратили в условный рефлекс. Шаман даже не увидел, а почувствовал движение руки, успев в последний миг прикрыться кейсом. Лезвие ножа застряло в пластиковой крышке чемоданчика, и в тот же момент отставной прапорщик выбросил левую ногу, попав точно в солнечное сплетение готового броситься в атаку второго официанта.

Тот, что пытался ударить Шамана ножом,

выдернул оружие из портфельчика и вновь метнул удлиненную клинком руку, целясь в горло москвичу. Отклонившись, «легионер» перехватил запястье и локоть противника — кейс, конечно, пришлось отпустить, — и заломил вооруженную конечность, которая громко хрустнула, переломившись. Затем он трижды погладил полубесчувственного киллера локтем в челюсть, отшвырнул надолго обмякшее тело и в прыжке побарабанил подошвами по голове тужившегося встать второго врага.

Убедившись, что оба выключены всерьез и надолго, Шаман подобрал портфель и направился в бар. Он очень сомневался, что киллеров подослал Дик — как бы тот не был недоволен приездом московского партнера. Впрочем, в бизнесе нельзя верить никому.


***


Ричард Лао, толстый круглолицый гибрид гонконгского китайца и гавайской малайки, встретил его сдержанным кивком и заказал два коктейля «Автомат Калашникова». Пока бармен помахивал шейкером, куда поместилась бутылка русской водки и столько же сока манго, Лао расспрашивал о московских знакомых. Особенно интересовала его мисс Crazy, которая здорово продинамила Дика, когда тот развесил варежку при виде таких нордических прелестей.

Столь сложная лексика была за гранью лингвистических возможностей Шамана, поэтому Игорь прицепил к воротнику тенниски коробочку автоматического переводчика фирмы «Панасоник». Когда он нажал кнопку пуска, из вставленного в ухо крохотного микрофона потекли фразы подстрочного перевода. Подняв палец, Лао кивнул и тоже включил свой переводчик. Беседа сразу оживилась.

Подкативший робот-официант забавно поморгал глазками-телекамерами, протягивая поднос с двумя высокими стаканами. Отпустив робота, Дик Лао всосал через соломинку примерно четверть порции. Затем, нагнувшись к Шаману, проговорил очень тихо, коверкая русские слова:

— Комрад, наша бизнес пока не бывает. Запрет. Твоя напрасно приехала.

— Мне ничего сверхъестественного не нужно, — так же тихо ответил москвич. — Просто партию процессоров. Вот, посмотри.

Он протянул менеджеру готовые к подписанию документы достаточно банального содержания. Разовая поставка двухсот процессоров Tathlon с тактовой частотой 6 ГГц, кэш-памятью в 8 Мб. Второй договор предусматривал ежемесячную поставку фирме «Легион» ста процессоров самой мощной модели, каковая будет производиться заводом-поставщиком на момент отгрузки.

Подобные контракты Лао подписывал дважды в неделю, и никогда не возникало каких-либо проблем. Однако сейчас он почему-то уперся.

— Нельзя, запрет, — шепнул Дик еще тише прежнего. — Раша, Укрэйн, Белараша — нельзя. Эмбарго.

— Эмбарго на экспорт высоких технологий, — догадался Шаман, вспомнив недавние сообщения прессы о решениях руководства НАТО. — Ты ошибаешься. Эмбарго касается только Украины.

Покачав головой, Лао повторил по-английски, так что его толмач-"Панасоник" сумел сделать почти грамотный перевод:

— Официально только Украина. Негласно — Россия, Белоруссия, Казахстан и Китай также. Вы больше не получите новой техники. В лучшем случае, тайваньские «Итаниумы» или «Дуроны» слабее двух гигагерц.

Шаман возмутился, а Дик предложил ему подобру-поздорову мотать восвояси. По его словам, кое-кто решительно настроен отвадить евразийцев от передовых технологий. Сообразив, что недавняя стычка в коридоре вполне могла оказаться именно такой попыткой навечно отвадить его от AMD, президент «Легиона» все-таки поинтересовался:

— Но ты можешь продать эту партию торговцу из какой-нибудь страны, которую любят в Вашингтоне? Например, молдаванину.

— No problems, — расцвел мистер Лао. — Скидка десять процентов.

Повеселевшие компаньоны свистнули робота-официанта и потребовали повторить «калашникова».


***


Москва. Интернет-клуб «Dark Angel»

Для хакерских развлечений ОИБ располагал высококлассными специалистами вроде Челпанова, Черепахина и Дутовой. При необходимости к этой работе привлекались проверенные люди со стороны: сотрудники академических институтов, мемберы хакерских групп и другие мастера компьютерного взлома, давно и плодотворно сотрудничавшие с органами безопасности. Но для некоторых дел требовались асы в другой области — оперативные работники, умевшие добывать информацию без помощи электроники.

Капитан Денис Петелин был оперативником. В начале двухтысячного он неплохо поработал в Англии, похитив четыре лэптопа у надравшихся в дупель старших офицеров британских разведслужб MI5 и MI6. Доставленные в Москву портативные компьютеры выдали сотрудникам ОИБ все хранившихся на винчестерах сверхсекретные сведения.

Через пару месяцев, когда лесные пожары подступили к Ливерморской лаборатории, легкомысленные американцы, ударившись в панику, призвали на подмогу пожарные команды из разных стран, включая Россию. Петелин был направлен в Ливермор под видом спасателя из МЧС и без особого труда раздобыл пачку компакт-дисков, на которых содержались многие интимные тайны лаборатории, ежегодно тратившей миллиард баксов на разработку атомного и лазерного оружия. Как признался Денис, вернувшись в Москву, похитить сидюки и переправить их содержимое в ОИБ было совсем не трудно. Труднее было незаметно подкинуть диски обратно, когда открылась пропажа. В конце концов ФБР объявило, что в суматохе кто-то из сотрудников лаборатории положил CD не в тот ящик, а старший лейтенант Петелин стал капитаном.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать