Жанр: Детектив » Элла Никольская » Давай всех обманем (страница 10)


- Все в порядке, братец, ты в больнице. Было плохо, теперь все в порядке.

- Ничего не в порядке, мне и сейчас плохо, - лицо говорившего не отличалось цветом от белой наволочки, - Как я тут оказался?

- Не помнишь? Ну хоть меня-то узнал?

- Пол, - произнес Ионас с напряжением. - Я понимаю, что это больница. Меня сюда привезли? Или я сам пришел?

Он лег, вытянулся, закрыл глаза, рука, до которой дотронулся Павел, была холодна и влажна.

- Голова болит. Можно кофе?

- Не знаю. Может, и нельзя. У тебя была передозировка, врач вколол клонидин, чтобы ломки не было...

Ионас, казалось, задремал, тут и у Павла поплыло в глазах - ночь была бессонная. Очнулся он, когда холодные пальцы сжали его запястье:

- Пол, помоги мне, - не попросил, - взмолился распростертый на больничной койке парень, дальний его родственник, бедолага, попавший в огромную беду, - Только ты можешь разобраться. Я все расскажу, с самого начала, я ничего не понимаю... Меня подозревают, будто я убил Полу, но я просто не мог бы, я её любил. И она тоже. Только этого никто не знал.

- И что Ионас тебе рассказал? - Лиза нетерпеливо тормошила Павла, а тот молчал, проваливался в сон, бормотал: "Потом, потом, успеется." Красавица было обиделась, но пришлось поверить, что Павел и впрямь заснул. Вернулся чуть ли не к полудню, в их с Лизой комнату на цепочках прокрался, чтобы ни с кем не столкнуться. Бухнулся в незастланную постель явно чем-то довольный - повторил любимую дурацкую шутку: "Мой Лизочек не так уж мал", хлопнув негодующую Лизу по попе, и почти тут же вырубился. Проснется к вечеру, даст Бог.

Заскучавшая Лиза напросилась поехать к Ионасу в больницу вместе с Региной. И тут не легче. Этот тоже спит мертвым сном, бульон и фрукты пришлось убрать в холодильник. Появилась ещё и Джина - девушки с фермы Гудхарт стали свидетельницами, как её прогнали.

- Нельзя, мисс! - дежурная медсестра решительно преградила рыжей дорогу. - Больному нужен покой.

- Но вот же посетители!

- Родственникам можно.

Лиза дернула за рукав Регину, которая уже готова была вступиться за Джину. Что-то во вчерашнем поведении Павла подсказало ей: неспроста медсестра так действует, кто-то свыше распорядился.

- Регина, что ты обо всем этом думаешь?

Регина, похудевшая и побледневшая за эти дни - нос вытянулся, щеки запали, ну чистая гусыня - ответила трезво и твердо:

- Настали тяжелые времена для нашей семьи. Мы все - каждый в отдельности - сделали что-то плохое, неправильное и теперь должны за это заплатить.

Лизина неугомонная душа потребовала немедленного разъяснения.

- Что, например, плохого сделала твоя свекровь? А ведь она вчера сама чуть Богу душу не отдала, пока сынка её драгоценного в чувство приводили.

- Бируте не должна была настаивать, чтобы Ионас женился по её выбору. Это несовременно и несправедливо.

- Это потому, что старший послушался её и счастлив, - подольстилась хитрая Лизавета.

Гусыня улыбнулась, и сразу стало ясно, что Пятрасу действительно повезло: жена ему попалась умная, с чувством юмора. И даже по-своему красивая.

- На самом деле Пятрас всегда сам принимает решения.

Ладно, допустим, Бируте расплачивается за свою жесткость и нетерпимость, но ведь хотела как лучше, ведь любит младшего без памяти. А чем провинилась сама Регина и её муж? Им тоже не сладко...

- Не вмешались во время, позволили Бируте диктовать свою волю. И к Поле не были добры, не попытались с ней подружиться. Ей холодно было в нашем доме.

Ну, это не их забота, Ионас должен был думать о своей молодой жене, устраивать её жизнь.

Регина не ответила, только бросила многозначительный взгляд на спящего Ионаса: вот, мол, и расплата...

Лизе и раньше нравилась немногословная жена Пятраса: сразу видно, что эта невестка в доме прижилась, и себя в обиду не дает. Однако ведь и Полина была не из робких, могла бы за себя постоять. Но что-то лишало её сил, она не сопротивлялась - убегала.

Прошлое Регины - как на ладони. Как это сказал про неё Рудольф? Комсомолка, отличница... Шутка из старого фильма, хотя она скорее всего и в комсомоле-то никаком не состояла. А Полина - темная лошадка...

- Что случилось с Ионасом в Литве, Регина?

- По правде сказать, ничего хорошего. Но к её смерти это отношения не имеет.

- А вот Павел думает, что была какая-то история в Игналине, которая не давала Полине житья и в конце концов погубила.

- Убивают не истории, а люди, - резонно ответила Регина, как бы поставив точку в разговоре. Тут и врач подошел, склонился над пациентом, пощупал пульс, лоб, приподнял веко, удовлетворенно покивал головой.

- Инъекцию такой дозы героина следует считать попыткой самоубийства. А возможно и убийства. Полиция поставлена в известность. Пусть пострадавший побудет здесь - он под охраной...

Так вот почему в палату не впустили Джину! Без Павла не обошлось.

- Нашли кого бояться! - усмехнулась Регина, - Эта дуреха Джина влюблена в нашего Ионаса как кошка.

Ну, это не новость для проницательной Лизы. И ей, как подруге сыщика, ведомо, что если Джина Уэйн влюблена в Ионаса и считает себя обманутой, вполне она могла убить Полину, да и неверного возлюбленного тоже. Сюжет, неоднократно повторяющийся в литературе, что уж говорить о криминалистике. Но это так, умозрительно. А знакомые люди обычно не похожи на злодеев. К тому же у Джины алиби.

- Джина - малоприятная особа, - разговорилась неожиданно Регина, Ионас и в Литву-то уехал отчасти из-за нее: доставала его очень. Он её не любит, так - увлекся ещё в школе, потом прошло. Я

уверена - она его сама в постель затащила. Это очень просто, когда мальчишке лет четырнадцать. А девочки в этом возрасте уже почти взрослые...

- Ты-то откуда про это знаешь, комсомолка и спортсменка?

- Да уж знаю...

Девушки рассмеялись. "А гусыня себе на уме. Надо бы её получше разговорить", - подумала Лиза. Будто прочитав её мысли, Регина сказала:

- Надоело шептаться. Пойдем в коридор, я расскажу тебе кое-что, а ты передашь это Павлу и пусть он делает выводы. Какие теперь секреты, когда Полина умерла?

...В трех милях от больницы на ферме Гудхарт спал после бессонной ночи милицейский следователь, третьи сутки ломавший голову над тем, как бы это разузнать, что произошло полгода назад в поселке на другом конце земного шара, в стране, которой и название-то не каждому жителю Австралии знакомо. А подруга его Елизавета - пожалуйста, сидит себе в больничном коридоре на удобном диванчике рядом с приятельницей - им ещё и кофе медсестра любезно предложила - и выслушивает эту самую вожделенную историю, которая, как надеется Павел, поможет найти убийцу. Но Лизины радость и даже некоторое злорадство быстро остыли - уж больно неприглядны события, которые описывает Регина. И сомневаться в её словах не приходится...

...Слух о прибытии австралийца мгновенно разнесся по маленькому литовскому поселку. Девушки всполошились - сдержанные, работящие, красивые литовские невесты, которые охотно бы уехали из скучной провинции. И ребятам любопытно - эмиграция теперь, когда Литва освободилась от России, возможна, любая информация о том, как живут соотечественники за рубежом, вызывает интерес. Словом, Ионас сразу стал популярным, и новые друзья наперебой приглашали его - в поселке все если уж не в родстве состоят, то хорошо знакомы. И какие-то двоюродные-троюродные сверстники зазвали в Игналину. Это городок со соседству, но живут там русские, и девушки на дискотеке веселые, прекрасно танцуют, и за ними не присматривают бдительные мамаши, и вообще всегда можно договориться...

Ионаса угощали в каждом доме, он постоянно был навеселе - так предположила Регина. Иначе бы вряд ли прельстила его такая поездка, он ведь чистюля, наш Ионас.

Подробностей Регина так и не узнала - Пятрас не захотел посвящать в них жену, только сказал, что младший брат оказался под утро в местном отделении милиции и его, вместе со спутниками, обвинили в групповом изнасиловании. Пострадавшая девица, вся в синяках и порезах, не колеблясь опознала всех троих, выбрав их из десятка предъявленных ей молодых мужчин все честь по чести. Какая то женщина кричала на весь поселок, что засадит всех троих в тюрьму, и прижимала к груди жертву, которая выглядела угрюмой и запуганной.

День Ионас провел будто в страшном сне, ребят рассадили по разным камерам, с Ионасом вместе оказался сумасшедший цыган: он все пел и тащил Ионаса плясать. Где-то к ночи его вызвал милицейский начальник - суровый и неприступный с виду. Тут же были - девушка, которую Ионас видел утром, и та самая тетка, её, как выяснилось, мачеха.

- Деньги даже не предлагай, - сказал сразу же начальник, - Они не согласятся. Пострадавшая намерена подать в суд. Только так. Возмещение морального и материального ущерба. Наказание за групповое изнасилование несовершеннолетней - от двенадцати до пятнадцати лет лишения свободы. И уж будь спокоен - получишь на полную катушку.

- Мне должны предоставить переводчика и адвоката, - попытался переломить ситуацию Ионас. Он ничего не помнил о вечере накануне. Куда-то приятели его привели, чем-то угостили, музыка. Ни одного лица, ни одного слова не вспоминается - черная дыра...

Вместо переводчика и адвоката завели двух его "подельников", избитых и до смерти напуганных.

- Ионас, они все могут с нами сделать. Под суд отдадут, посадят. Адвокат - да где мы его возьмем. Своего подсунут. Ты не знаешь здешних правил.

- Но я обращусь в мое консульство, я иностранец.

- А мы? С нами что будет? Твоему консульству, думаешь, понравится вся эта история? Ты можешь выручить себя и нас - только ты. Если согласишься на их условия.

Тут, наконец, всплыли условия: пострадавшей девице в милиции, в отделе виз и разрешений немедленно оформляют заграничный паспорт - на это уйдет всего пара дней. В местном ЗАГСе регистрируют брак. Ионасу останется только получить австралийскую визу для молодой жены. На все про все хватит десяти дней, - столько действует его собственная туристская виза.

- Господи, и этот дурак согласился? - ахнула Лиза.

- Ионас вовсе не дурак, просто инфантильный, у него мальчишеские представления о жизни. Да он и есть мальчик - всего двадцать лет. А что бы ты на его месте сделала? Ребят тут же отпустили по домам. Начальник милиции сыграл как по нотам. Ионас со своей женой познакомился практически в самолете - до этого ему ни смотреть на неё не хотелось, ни, тем более, беседовать о том, что произошло. Что, где, когда - ничего он не помнил. А она и не рвалась к общению. Говорила за неё мачеха: брак, мол, фиктивный. Девчонка давно мечтала эмигрировать. Раз уж так вышло - пусть он поможет ей в Австралии на первых порах, а потом разведутся. Полина, слушая пространные обещания бойкой бабы, смотрела в сторону...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать