Жанр: Детектив » Элла Никольская » Давай всех обманем (страница 7)


А вот теперь, когда полиция настороже, не мешает родственникам подстраховаться. Как минимум - узнать, что на самом деле случилось полгода назад за тридевять земель от их райского уголка, в маленьком литовском городке, по соседству с которым строилась атомная электростанция.

Одинокому волку решить задачу не под силу. Связаться бы с московскими коллегами - только и это вряд ли поможет.. Как ребятам из райотдела разузнать о событиях в чужой стране? Тем более не убийство случилось, не ограбление - просто в маленьком литовском поселке, по соседству с которым русские строили когда-то атомную станцию. Тем более - не убийство, не ограбление - просто странный брак между добропорядочным австралийцем и местной девчонкой-оторвой.

- У твоего отца был друг - в уголовном розыске, - вспомнил Рудольф, Как он, жив?

Павел, в ту самую минуту прикинувший, как бы поступил на его месте сыщик-пенсионер Дмитрий Макарович Коньков, отозвался бодро:

- Жив, что ему сделается? От дел, конечно, отошел, но связи сохранил. Постоянный мой советчик. Коньков бы не стал тратить время на бесполезные мечтания о посторонней помощи, а постарался бы выяснить все здесь, на Тасмании, где находятся главные действующие лица этой истории. В конце концов, Полина провела в семье Дизенхоф целых полгода и только снобизм и неприязнь вновь обретенных родственников помешали им прояснить ситуацию. С Лизой же замарашка вмиг поделилась воспоминаниями, хоть и наврала наверняка с три короба. Но уж дело сыщика - отделить зерна от плевел. Жаль, короток оказался дуэт Лизы и Полины, не успела девчонка ни в чем признаться старшей подруге.

Досадуя на себя, а заодно и, вовсе уж несправедливо, на Лизу, которая в данный момент в одиночестве завтракала на кухне, Павел попытался прикинуть: отца Полины вроде бы убили по пьянке. Мачеха-буфетчица тоже из лимитчиков, Ионас - идеальный объект для шантажа. На чем можно подловить несведущего в тамошней смутной жизни иностранца? Ясно на чем - на девке. Напоить, к примеру, домой завести. В самый интересный момент мачеха возникает, щелкает выключателем... Не пойдет, слишком просто, девчонка, которая привела домой парня с дискотеки, получит разве что сотню баксов, но уж никак не мужа. Что ещё мог натворить этот Ионас? Малый он бесхарактерный - сразу видно. В прошлом - наркотики. Хорошо, если действительно в прошлом. Не умеет принимать самостоятельных решений, мать над ним крылья простирает, не дает ни вправо, ни влево ступить. Пятрас рос другим, мужик был с самого начала, - рассказал Рудольф, - И Бируте его слушалась, даже как бы и побаивалась. Зато с младшим свое взяла...

Ионас и с выбором профессии никак не определится. Мать тянет его в юристы, Пятрас советует - и не просто советует, а жестко, - на земле работать, Джина из-под тишка тащила за собой: собирается стать социологом, политологом, журналистом, как получится. И бой-френда хочет иметь при себе, в университете. Чего желает сам Ионас, никого не трогает.

- А ты, дядя Руди? Отец, как никак.

- А я при том присутствую, - старик усмехнулся невесело, - На гитаре вот научил его бренчать. Кому это сейчас нужно?

В Хобарт Лизу и Павла подвез Тони Уэйн - явился утром за сестрой, которая так и провела ночь в спальне молодых. И никому в доме это не показалось странным. Как и то, что Джина с братом не поехала - когда "форд" отъезжал, она стояла на галерее, махнула рукой вслед. Тони не обернулся успел таки поругаться с сестрой: какого черта эта дура вертится возле бывшего бой-френда, ещё встрянет в какую-нибудь историю...

- Да ничего пока не происходит, - возразила Лиза, - Погоди, Полина вернется...

- Полиция просто так не заявится. Значит, что-то известно...

Павел рассказал про Антоновых.

- Так это вы к ним едете сейчас в колледж Сент-Джон?

- Да, попробуем узнать о прошлом Полины.

Тони нахмурился ещё больше, вглядываясь в шоссе, которое петляло в ущелье между двумя возвышавшимися до неба каменными стенами. "Форд" мчался будто по коридору, высеченному в скале. Коридор был широк, безупречно гладок, размечен белым на четыре полосы и вызывал у Павла гордость за принадлежность к человеческому роду, обуздавшему дикую природу.

- О прошлом жены Джона? Вы бы у сестры моей спросили. Уж ей-то он должен был объяснить, почему наплевал на свои обещания.

- Жениться обещал?

- Собирались вместе поехать в Мельбурн, в университет поступать. Насчет женитьбы - они вместе уж лет с пятнадцати. А тут эта ваша русская девка...

- А ведь вы оба её ненавидите, правда? - вкрадчиво осведомилась Лиза.

Машины выскочила из коридора и словно взмыла в воздух - такими беспредельными показались небо и широкая равнина, со всех сторон только на горизонте впереди маячили волнистые холмы.

- Это шутка? - спросил Тони, - Насчет ненависти? Если говорят об убийстве, такого лучше вслух не произносить. Между прочим, я видел Полину, когда она на шоссе голосовала. Только я в другую сторону ехал. Мало ли кто её подобрал. Она особо не береглась.

Лизу, однако, такой поворот устроил, она гнула свое:

- Представляю, как Джина обозлилась, когда жених такой сюрприз преподнес...

- Представляешь, да, Элизабет? С тобой тоже так бывало? Красивые девушки вроде тебя и моей сестренки долго не унывают. У Джины в Мельбурне уже есть хороший парень, не чета этой размазне Джону.

Интересно, что бы сказал "хороший парень", узнав, что Джина сегодня ночевала именно у размазни Джона. Павел усмехнулся про себя: черт его знает, какие нравы у молодых австралийцев. Что на самом деле интересно,

куда все же Полька запропастилась.

- А в какой день ты видел её на дороге, Тони?

- Точно не помню. В начале недели.

Колледж Сент-Джон располагался на горе, продуваемой всеми ветрами, отопления в двух комнатушках, предоставленных Антоновым администрацией, не было вовсе.

- Обогреватель бы купили, - Лиза поежилась, глядя на Мишку, сидящего среди подушек на диване в толстом свитере, шапочке и некоем подобии валенок. К мальчику жался беспородный щенок.

- Вот обогреватель, - старший Антонов похлопал собачонку по тощей спине, - А электрический - дорого, ползарплаты съест.

- Во жлобы, - тихо сказала Лиза, ещё и собаку бросят, когда уедут.

Ира услышала, но не обиделась:

- Псина здешняя, при столовке живет. А денег у нас, правда, в обрез, втроем на одну зарплату не разгуляешься, перебиваемся с хлеба на квас.

- Полина какую работу искала?

- Любую. Только не попадалось ничего.

- А зачем она к вам собралась?

- Я её попросила с Мишкой посидеть. Как раз мне рисунок заказали для обоев. Я вообще-то декоратор...

- И она подвела, не приехала?

Ира Антонова не ответила, пожала плечами: чего, мол, спрашиваете, если сами все знаете.

Паша сказал серьезно:

- Ребята, вы бы нам помогли, тут и правда не до шуток. Это по моей части - пропавших разыскивать, только я не успею до всего докапываться, уезжать скоро. Что вы знаете о Полине? Как хоть познакомились?

Антоновы переглянулись, потом заговорил Костя:

- По правде сказать, вчера мы с Иркой даже поругались. Может, и не стоило не в свое дело лезть. Тем более с полицией связываться...

Ира покивала со своего дивана в знак согласия, притянула к себе сынишку вместе со щенком.

- Мы тут чужие, понятно?

Как познакомились? Да очень просто. Поленька к ним на улице подошла, услышав русскую речь. Не подошла - кинулась. "Ой, вы русские! Я тут пропадаю совсем..."

Что о себе рассказывала? Муж её сюда привез, познакомилась с ним на танцах, где-то в Литве - мужнина родня её невзлюбила. Знала бы заранее - ни за что не поехала в эту дыру. Ни денег, ни работы, и на ферме ей не жизнь, и вернуться домой не может.

- Если честно, - с неохотой признался Костя, - мы теперь уж и сами не знаем, можно ли ей верить? Посмотрели на эту мужнину родню, люди как люди, старик симпатичный, очень о Полине беспокоится. И остальные тоже, особенно Ионас.

- Так вы его раньше не видели?

- Никогда. Полина расписала, мол, мрачный, наркоман, целыми днями в постели валяется, не работает, не учится. А он славный. Красивый...

Наверняка и остальных "расписала" не лучше беглая ионасова жена. Хотя как посмотреть. Ионас и вправду не работает, в университет, как известно, в этом году поступать не стал - не учится, стало быть. Павел видел его с газонокосилкой, но это не в счет, это, по-здешнему, не работа. И за те десять дней, что Паша с Лизой живут на ферме, кажется, ни разу не видели они его в хорошем расположении духа, хотя не скажешь, что неприветлив. Просто когда на душе у человека кошки скребут, не всякий умеет это скрыть. Нелады с молодой женой, с родителями. Выбор, бывшая подруга вертится тут же - это радости не доставляет. Наркоман? Это, пожалуй, единственная напраслина, которую беглянка на Ионаса возвела, а впрочем, кто его знает... Павел вспомнил вчерашнюю картину: приглушенный свет в спальне Ионаса, распростертую на кушетке неподвижную фигуру - полностью одет, рукава на рубашке закатаны. Джина сидит на полу, прислонилась головой к спинке кресла. Чем они там занимались, бывшие любовники? И где они сейчас?

- Можно, я позвоню, ладно?

Телефон оказался в соседней комнате, номер Павел забыл, пришлось уточнить у Иры. Трубку сняли сразу. Регина спросила буднично, ровным голосом:

- Пол, ты где? Лиза с тобой? Приезжайте, пожалуйста, поскорей. Ее нашли. Полиция уже едет.

- Где?

- В Сен Клер Парке - прозвучало в ответ ничего не говорящее название.

То-то темное, с виду мягкое, бесформенное, как набитый тряпками мешок, продавило неглубокую яму посреди, в самой середине гигантского муравейника и будто шевелилось, двигалось слегка - на самом деле по неподвижному предмету сновали полчища крупных муравьев. Павел, остановившейся, как и остальные, метрах в полутора от муравейной кучи, напрягал зрение, силясь рассмотреть, что это там лежит. Красное пятнышко на ближней к его ногам округлой части мешка постепенно обрело очертания тугого узелка, из которого с жалким вызовом торчал в небо пучок черных волос. В тот же миг и Лиза вскрикнула чужим, птичьим голосом. Тоже разглядела.

Один из мужчин подобрался поближе, подвел конец длинной полки под край мешка, попробовал его перевернуть. Кто-то ещё взялся помочь. С третьей попытки удалось. Павел, повидавший на своем веку всякие трупы, при виде коричневой, копошащейся лепешки на том месте, где ожидалось лицо, сделал шаг влево, заслонил жуткую картину от Лизы. Отбежав в сторону, перегнулся пополам и захлебнулся рвотой молодой полицейский, остальные - народ привычный, отвернулись по возможности от трупа и принялись обсуждать, как сподручнее его достать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать