Жанр: Иронический Детектив » Людмила Варенова » Шайка светских дам (страница 21)


16. Позывы и порывы

Алла Волынова не хотела слишком скорого возвращения Тамары. У нее была на это своя причина. Мысль о том, что Аркадий Волынов до сих пор живет и в ус не дует, не давала Алле покоя ни днём, ни ночью. Особенно по ночам, ворочаясь от бессонницы, она беспрерывно рисовала себе картины безоблачного волыновского счастья. Распаленное воображение подбрасывало все новые и новые сюжеты. В отличие от методичной Ирочки, Алла была слишком ленива, чтобы пойти и собрать сведения об интересующем ее объекте. Воображение заменяло ей факты. Бдительная Тома давно заметила мечтательную сосредоточенность подруги и вовремя пресекала все попытки подготовить покушение на злополучного Аркадия.

Во-первых, Тамара по-прежнему считала допустимым покушение лишь на собственность, а Аллу интересовало именно членовредительство. Во-вторых, Тома на собственном опыте убедилась, как опасно смешивать «бизнес» с местью. Но теперь Тамары рядом не было, а вынужденное бездействие оставляло Алле много времени для злобных мечтаний. Ей было жаль, что Волынов так и не стал преуспевающим художником и тем лишил ее возможности подвергнуть его труды горькой участи легендарной «Данаи». Это можно было сделать непременно накануне открытия его первого и решающего вернисажа!

Алла живо представляла себе, как неприметная Ирочка пробирается в галерею и посреди ночи, освещаемая лишь слабым светом уличных фонарей, льющимся из окон, поливает картины кислотой. Но вернисажей у Волынова не предвиделось. Так что этой мечте не суждено было сбыться. Тем не менее Алла всерьез ломала голову, какую кислоту лучше применить!

Потом мысли ее резко переключились на другой предмет. У Волынова нет ценных работ, зато есть жена и новорожденная дочь! Долгие годы Алла мечтала о ребенке, но все ее беременности кончались страшно. Еще бы! Ведь будучи беременной, она не прекращала ради ненаглядного мужа носиться по лужам в дырявых сапогах и экономить на еде. А теперь у него дочь. А у неё — никого, кроме Ируськи, точно такой же разнесчастной бабы. Выплескивание кислоты в хорошенькое личико юной волыновскои жены не казалось Алле чудовищным поступком. Это было бы справедливо. А не строй свое счастье на чужом горе! Что сделать с ребенком? С волыновским паршивым отродьем? Убить! Вот что! Нет, сначала похитить! Пусть помучаются, подергаются, пусть страдают, как страдала она, когда её предали. И она, Алла Волынова, это сделает! Потому, что так будет справедливо!

* * *

Возвращаться домой за полночь — это было одно из немногих неудобств светской жизни, которое не нравилось Серафиме Алешиной. Она страшно волновалась за рано созревшую дочь. Но с тех пор, как её Аленушка отправилась учиться в Англию, занятые вечера стали очень кстати. Невозможная это тоска — сидеть в одиночестве в четырёх стенах и гадать — как там твой ребенок, в чужой стране, среди чужих людей? Красивая, безмозглая и самонадеянная девчушка. Совершенно одна.

Лидия Серовская поджидала у подъезда уже несколько вечеров подряд. Безрезультатно. Симочка все не появлялась, кружилась где-то в вихре светской жизни. А бедная Лидочка коротала вечера хоть и не на морозе — в её «БМВ» было тепло и комфортно, но уж очень тоскливо. Лидочке хотелось шума, света, движения. Комплиментов, блеска, успеха. Ради этого она была готова унижаться сколько угодно, пожалуйста. За неимением занятия она раз за разом прокручивала в умненькой головке варианты будущего разговора со светской львицей. Помириться было нужно во что бы то ни стало. Конечно, Симка так просто не разжалобится, но тут главное — не дать ей сразу отвязаться. Важно зацепиться, втянуть в беседу. Пусть оскорбляет, обзывает, да хоть по морде съездит. И с таких вот нюансов порой начинаются взаимовыгодные отношения, а порой и крепкая дружба. Главное, хоть коготком, да зацепиться за бесценную Серафиму.

На шестой или седьмой день Лидочке наконец повезло. Мягко подкатил к подъезду серебристый длинный автомобиль. Бдительная Лидочка уже сиганула из «бээмвухи», как сайгак, и резвее лани понеслась наперерез добыче. Слава богу, успела! Вцепилась в рукав уже скрывавшейся в подъезде красотки.

Нет, если б в этот вечер Сима не тосковала особенно сильно по отсутствующей дочери, она бы легко отшила нахалку, хоть бы и с помощью охраны. Но Сима была подавлена и расстроена. Увидев, что вцепилась в нее всего лишь Лидочка Серовская, она жестом успокоила охранника, дежурившего в холле её элитки. Но Лидочка Серовская и не собиралась на нее нападать. Бывшая начальница только рыдала в три ручья, и из всех её слов Сима разобрала только «помогите» и «я пропала». Пришлось тащить навязчивую идиотку в квартиру, хотя Симе этого очень не хотелось.

Лидочка прорыдала до утра. В её рассказе было всё — жалкое детство, папа-алкоголик, мама-деспот, жестокие одноклассники, черствые однокурсники, несчастная любовь, нищета, сиротство, погибший возлюбленный, предательство, аборт, мытьё полов, людское презрение. И наконец, решение выбиться в люди любой ценой. Последнее было единственной правдой в жизненном повествовании обожаемой дочки функционера средней руки. Нет, Лидочка не напрасно травила все эти жалостливые байки. Если бы Серафима не была такой уставшей и ей не так сильно хотелось спать, она бы заметила цепкий и острый взгляд, каким «несчастная» время от времени проверяла производимое на

слушательницу впечатление. Лидочка искала «болевую точку». Проще говоря, пыталась нащупать то слабое место в неприступной душе светской львицы, где бы на рассказ о несчастьях отозвалась некая струнка, растревоженная похожим воспоминанием. Разве схожесть в несчастьях не объединяет женщин теснее всего?

Единственная болевая точка, которая в эту ночь интересовала Симу, была Аленка. Но эту тему затронуть эгоистичная Лидочка не сумела. В конце концов Сима широко зевнула и отправилась в опочивальню, объяснив незваной гостье, где взять комплект постельного белья. И вскоре заснула, как дитя.

Лидочка спать не могла. Свершилось или нет, черт возьми? Что будет завтра? Станут ли они с Серафимой с этой ночи подругами, что называется, не разлей вода, или гордячка просто выставит ее вон? Ясно, что все Лидочкины жалобы на толстобрюхого урода — бывшего Симочкиного генерального директора на нее впечатления не произвели. Похоже, прежнее начальство было Симочке до фонаря.

Лидочка заглянула в спальню, прислушалась к тихому дыханию — спит? Сима спала, обняв Аленкиного плюшевого медведя. Какие нежности! Хмыкнув, гостья осторожно прикрыла дверь. Не спеша прошлась по гостиной, любуясь обстановкой. Сколько здесь шикарных вещиц! Ничего, когда Лидочка вотрется в круг мужчин, где сейчас обитает эта гордячка, она непременно переплюнет Симочку. Вкуса у бывшей секретарши все-таки маловато. Лидочка ей сто очков вперед даст. Главное, зацепиться и не дать себя выдворить. Жалко, что шкаф с тряпками в спальне, так хочется в него заглянуть. Так, с гостиной все ясно. А эта дверь куда ведет? Ого, да тут еще комната! Какая уютная.

Лидочка немедленно по уши зарылась в шкафы и ящики. Ой, сколько шмоток! Только все эти свитерки и маечки очень какие-то экстремальные. Не сразу она сообразила, кто живет в этой комнате. Но тут ей бросился в глаза странный фотопортрет над столом — очаровательная юная блондинка на фоне огромного букета роз, одетая в… одно розовое полотенце! Очень пикантно. Это что? Модное нынче веяние? Интерес-не-нько. Это уже кое-что ценное. Может быть хорошенький компромат.

Но тут внимание хищницы привлек ключ, торчащий в миниатюрной дверце. За дверцей оказалась череда ящичков, в которых искусительным сорочьим блеском посверкивала бижутерия. Побрякушки были тоже молодежные, хотя и не дешевые. Некоторые были очень миленькие. Лидочка перебрала их тщательно и убедилась, что ничего ценного тут нет. Жаль. Если не удастся подружиться, так хоть какая-никакая прибыль. С паршивой овцы хоть шерсти клок. Но брать что-то у Симки нельзя — вдруг вещь дорога как память. Нарвешься на скандал из-за грошовой тряпки или цепочки и потеряешь больше. Подавляя нестерпимое желание поживиться хоть чем-то, гостья положила вещи на место, тяжко вздохнула и принялась рассматривать остальные полки. На глаза ей попался альбом с фотографиями. Она принялась его листать. Альбом был полон фотографий все той же юной блондинки. И внезапно Лидочка хлопнула себя по лбу. Ну, конечно! Это ее Аленка! Как она это забыла? Да-а-а, значит, ничего интересного и пикантного. Скука. Она захлопнула альбом, сунула его на полку и пошла к двери, но вдруг внезапно вернулась, схватила альбом и быстрым вороватым движением выдрала из него несколько снимков. Она и сама не могла объяснить, зачем они ей. Просто желание напакостить, уязвить, подгадить было нестерпимым.

* * *

Наутро Серафима посмотрела на гостью с таким недоумением, как будто не могла вспомнить, как та оказалась в её доме. Лидочка была права. Выспавшаяся Сима обрела вновь энергию к сопротивлению, и Лидочка не успела оглянуться, как ее холодно и властно проводили к двери.

* * *

Померанский на Симочку, что называется, «запал». Теперь при желании она могла хоть ежедневно выезжать в свет в сопровождении грозного старого мафиози. Это было то самое, чего и добивалась Тома. Но совсем не то, чего хотела Сима. Померанский мужчина очень серьезный. Его манежить, как Игоряшу Ледянникова, невозможно. Поэтому Сима глазки Алексею Владимировичу строила осторожно. И кляла беспечную предводительницу их маленькой команды. Застряла где-то, глупая корова, со своим донжуаном в лампасах. А здесь, того и гляди, влипнешь по самое «ой!». Пора «делать» Ледянникова! Пора! А потом быстренько делать ноги.

— Ждём Томку! — Алла была категорична.

— Ага! Мы ждём Томку, а Симке в койку?! Я не шлюха! Сама ложись!

— Я бы легла, если б это было нужно для дела! Подумаешь, невинная девица нашлась.

— Ну и ложись!

— Если я лягу, твой Померанский в окно из своего шикарного офиса выбросится. Забудет даже, что он великий мафиози.

— Господи, да где ж этот проклятый санаторий? Что она, в конце концов, думает? Не могла мобилу с собой взять?

— Влюбилась наша глупая корова, вот и все дела, — зло фыркнула Алла.

— Томка не корова! Если б не она, нас бы всех еще той весной по заливным лугам собирали. Синих, распухших и жутко вонючих.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать