Жанр: Иронический Детектив » Людмила Варенова » Шайка светских дам (страница 9)


6. Шикарные мужчины

— И при всем том наш потерпевший утверждает, что у него нет врагов? — удивление опытного следователя было искренним.

Личность генерала Камарина по ходу следствия вырисовывалась столь однозначно, что в противоположность миролюбивым заявлениям генерала следователь готов был поклясться очередным званием: среди знакомых офицера нет ни одного человека, который одновременно не желал бы генералу сдохнуть в мучениях. Соблазненные и брошенные женщины, обманутые друзья, кинутые партнеры, подставленные сослуживцы… Молодой генерал делал карьеру всеми доступными способами.

Опрашиваемые свидетели диктовали целые списки врагов, способных расправиться с генералом, и сами тут же попадали в эти списки. И тем не менее генерал стоял на своем — врагов у него нет и быть не может. Все кругом — милейшие люди.

«Ну и чёрт с тобой, — зло думал следователь, подсовывая генералу для подписи листы с его показаниями. — Я тебе не нанимался в угадайку играть. Похоже, это Робин Гуд сделал доброе дело, обломав такую сволочь. Валяй, кокетничай дальше, пока он тебя не прикончит. А у меня и без твоих ужимок работы по горло».

И распрощался с потерпевшим со всем энтузиазмом.

Сергей Камарин, молодой генерал МЧС, мог довериться только одному человеку. Юрий Александрович Малышев скромно работал и нигде не афишировал свою контору и звание. Генералу Камарину он был не просто единственным другом. Они сразу поняли, что одного поля ягоды, ещё там, в погибшем Березовске. Их обоих тогда послали в командировку спасать уцелевших жителей несчастного городка.

Когда они прибыли на место, спасать там было уже некого. Те, кто не погиб при взрыве, умерли от ранений, ожогов и лучевой болезни. Умерли и не знали, что через три дня по приезде их воскресят героический майор Камарин и скромный человек в штатском Юрий Малышев. Правда, воскресят только на бумаге и то ненадолго. Но задумано и сделано было гениально. Привезенные с большой земли бомжи красочно описывали перед телекамерами, как их спасал статный блондин с голубыми глазами. Этакий русский богатырь в камуфляже. В зону журналистов не пускали, но им «случайно» вдруг везло. В лагере спасателей появлялся усталый небритый богатырь в пропыленном хаки. Лицо его горело свежим красноватым загаром, совершенно очевидно, радиационного происхождения! Герой устало отмахивался — какие, к черту, интервью, дайте поспать хоть часок и снова в зону. Людей спасать надо! Эфир звенел от пафоса и умиления!

Игра была наверняка. Объявившимся родственникам несчастных жителей честно сообщали — ваших спасли, но они умерли в больнице. Сочувствуем вашему горю, очень жаль. Но вся страна знала — тех, кого еще была надежда спасти, до последней возможности спасал героический офицер войск гражданской обороны Сергей Камарин…

Солдаты, с которыми он под вспышки фотокамер уходил в зону, в отличие от него, в нее действительно ходили. А потому очень скоро все умерли. «Радиоактивный» загар от обычной ультрафиолетовой лампы с лица сошел. Артистов-бомжей, напоив вусмерть, на списанном катере вывезли в открытое море, и больше ни их, ни катера никто не видел.

Остались слава и почести, награды, послужной список и широкая лестница к вершинам карьеры. Генералом он стал в сорок лет. Перед самым слиянием двух ведомств. Министр-спасатель не слишком ценил «кабинетных вояк» из бывших войск гражданской обороны, больше полагался на самоотверженную

молодежь. Но геройский спасатель из Березовска — другое дело. Карьера генерала Камарина развивалась стремительно.

Незаметный Юра Малышев вернулся из Березовска тоже не безрезультатно. Рапорты «героя» Камарина (написанные под Юрину диктовку) не оставляли сомнения: Камарин не смог бы совершить свой подвиг, если б не четкие, грамотные, умелые действия офицера безопасности Юрия Малышева. По сути, в Березовске было два «героя», но, как и положено истинному госбезопаснику, Малышев остался бойцом невидимого фронта. Скромность оценили, и возвращение, хоть и без грома фанфар, было не менее триумфальным.

* * *

— Ну а сам-то ты на кого думаешь? — Юра бережно разлил коньяк — точно до одного уровня в рюмках. Они сидели напротив друг друга в уютном кабинете просторной генеральской квартиры в элитной новостройке. Оба еще молоды, молодцеваты и, каждый по-своему, красивы. Обаятельный блондин с простецкой плешью на круглой маковке и красиво лысеющий со лба утонченный интеллектуал. Миляги. Два смертельно опасных зверя, готовых ко всему.

Сергей лишь озадаченно пожал широченными плечами, на которых едва не трещала фирменная майка. Приятель смотрел на него внимательно Поверх своей рюмки, так, что казалось — он просто любуется цветом напитка. Понял, осторожничает генерал, а сам — знает! Но сделал вид, что поверил.

— Тогда будем рассуждать. Давай начнём с самого простого — мужик или баба могли такое сотворить.

— Ну и?

— Однозначно, баба!

— Ты даешь! — впервые со дня последнего происшествия Сергей Камарин рассмеялся.

Он встал и прошелся по кабинету, разминая мышцы.

«Хорош, скотина, — без зависти отметил про себя Малышев, оценивающим взглядом окидывая фигуру приятеля. — Даже лучше, чем в генеральской форме. Такую задницу только в джинсах и таскать. Бабы с ума сойдут. Да, похоже, уже и сходят некоторые».

— Вот что, Сереженька, если б это был мужик, — негромко высказал он свой главный аргумент, — он бы тебя убил. Верь мне или не верь, это твоё дело. Моё мнение, а ты знаешь, чего оно стоит. Так вот, мое мнение однозначно — дама!

Камарин просто молча смотрел в окно, грея в ладонях неотпитую рюмку.

— Этого не может быть, скажешь ты, — неспешно продолжал Малышев. — Ведь бабы дуры, верно? Типичное заблуждение типичного самца. Ум от половой принадлежности не зависит. Это генетическое свойство плюс результат воспитания.

Камарин все молчал в глубокой задумчивости, и Малышев больше его не торопил. Знал, что зерно посеяно, и просто ждал всходов. «Однако отчего большинство людей так медленно соображают, — думал он. — Должно быть, от лености».

— Если, как ты говоришь, это сделала женщина, — генерал заговорил с трудом, будто слова застревали в горле, — то я знаю только одну, которая способна на это.

«Мы оба с тобой её знаем», — усмехнулся про себя Малышев, но вслух этого не сказал.

— И все же это не могла быть она. Тома на это просто не способна.

— Тома… — Малышев словно взвесил это имя на невидимых весах.

Нет, не это имя ожидал он услышать.

— Способна и не способна… Хм! Объясни! Кто такая эта Тома?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать