Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Легион Грома (страница 11)


Рассказывается, как однажды он на лету поймал стрелу, а в другой раз – в одиночку положил пятьдесят врагов, или как…

– На оркском турнире хвастунов ты завоюешь первый приз, – заметил Джап.

– Или как он, победив в сражении дворфов, отнял у них звезду, – с напором сказал Таннар. Джап покраснел.

– В это трудно поверить, – тоном оскорбленного достоинства возразил он.

– Неважно, как она ему досталась, – остановил дворфа Страйк. – Но все-таки… что в этих звездах особенного, Таннар?

– Например, если с ними не обращаться как положено, то они принесут смерть и разрушение.

– А правильно обращаться значит кормить их кровью жертв?

– Вы тоже убиваете!

– В бою. И мечи мы поднимаем на других воинов, а не на безоружных.

– Благодаря жертвоприношениям наш народ процветает. Боги любят жертвоприношения и защищают нас.

– Защищали, – напомнил Элфрей. Король даже не пытался скрыть свое недовольство этой насмешкой.

– А разве ваши руки не запятнаны кровью жертв?

– Представителей высших форм жизни – никогда! Мы приносим жертвы богам в самой битве. Наше приношение – души тех, кого мы убили.

– Может, тот факт, что за короткое время вы нашли не одну звезду, доказывает, что боги и к вам благосклонны. А может, они просто подшучивают над вами.

– Может, и так, – не стал спорить Страйк. – Но зачем ты нам все это рассказываешь?

– Чтобы вы поняли, насколько артефакт важен для моего народа. Верните звезду и освободите меня.

– С какой стати? Чтобы ты опять устроил резню?… Забудь об этом, Таннар.

– Я требую, чтобы вы вернули ее!

– Да пошел ты со своими требованиями!… Мы забрались в дыру, которую ты называешь родиной, и рисковали жизнью не для того, чтобы вернуть тебе звезду. Она нам самим нужна.

Тролль тут же изменил тон:

– Тогда, может, поговорим об обмене?

– А что ты можешь за нее предложить – такое, чтобы нам было нужно?

– Как насчет другой звезды? Страйк, Джап и Элфрей обменялись скептическими взглядами.

– Думаешь, мы поверим, что она у вас есть? – сказал Страйк.

– Я этого не утверждал. Но я знаю, где ее можно найти.

– Где?

– На все есть своя цена.

– Твоя свобода и возвращение звезды?

– Разумеется.

– И как ты представляешь себе осуществление этой сделки?

– Я сообщаю вам местонахождение звезды, а вы меня отпускаете.

Страйк несколько мгновений обдумывал предложение.

– Отлично.

Джап и Элфрей начали было возражать. Но он остановил их, решительно рубанув воздух рукой.

– Я слышал, она у кентавра-оружейника по имени Кеппатон, – объяснил Таннар, – и что охраняет звезду его клан, в Дроганском лесу.

– А почему вы, тролли, сами не попытались ее раздобыть?

– Мы, в отличие от вас, не лелеем безумных амбиций. Нам вполне хватит одной звезды.

– А как Кеппатон получил звезду?

– Не знаю. Разве это важно?

– Дроган – твердыня кентавров, – вставил Джап, – а они не очень-то любят чужаков на своей территории.

– Это уже не моя проблема, – надменно заявил король. – Отдавайте звезду и отпустите меня на свободу.

Страйк покачал головой:

– Звезда останется у нас. Да и тебя вот так, сразу, мы тоже не отпустим. Король пришел в ярость:

– Что? Я выполнил свою часть сделки! Мы договаривались, и ты согласился!

– Нет. Ты просто подумал, что я согласился. Ты останешься с нами, по крайней мере до тех пор, пока мы не убедимся, что ты сказал правду.

– Вы ставите под сомнение мое слово? Вы, вонючие надземники, наемники, торгаши, вы… холопы! Вы сомневаетесь в моем слове?

– Да. Жизнь ведь так несправедлива. Таннар в ярости забубнил что-то бессвязное.

– Ты свое слово сказал. – Страйк сделал знак рядовому орку: – Неп, привяжи-ка его обратно.

Солдат схватил короля за руку и повлек его к дереву. Таннар громко сетовал на предательство, на униженное положение пленника, на то, что на него поднимают руку низшие существа. Он выложил немало сведений о происхождении членов дружины. Страйка эта сцена утомила. Отвернувшись, он возобновил беседу с офицерами.

И тут раздался хор воплей и восклицаний.

– Нет! – проревел Таннар.

Страйк круто повернулся.

В паре ярдов от себя он увидел Таннара и Непа. Подземный король захватил шею орка в замок и поднес к шее солдата нож.

– Черт! – выругался Джап. – Его не обыскали!

– Нет! – повторил тролль. – Я не позволю совершить над собой это насилие! Я король!

Неп замер с широко раскрытыми глазами, лицо у него посерело.

– Простите, капитан, – еле слышно произнес он.

– Полегче, – подал голос Страйк. – Сохраняй спокойствие, Таннар, и никто не пострадает.

Тролль усилил хватку и подвел нож еще ближе к горлу солдата.

– К черту спокойствие! Я получу звезду и свободу.

– Отпусти его. Твои действия не послужат никакой здравой цели.

– Делай как я сказал, или он умрет!

Неп дернулся.

Джап медленно вытащил меч из ножен. Элфрей взял лук и стрелу. За оружие схватился весь отряд.

– Бросайте мечи и луки! – потребовал Таннар. – Иначе…

– Даже и не думай, – отвечал Страйк. – Ну убьешь ты нашего товарища… И что, по-твоему, будет дальше?

– Не пытайся блефовать, Страйк. Ты не станешь бросаться жизнями своих солдат.

– Мы стоим друг за друга, ты прав. Но стоять друг за друга – только часть кредо орка. Остальная часть звучит так: око за око, зуб за зуб. Если мы не можем защитить, мы мстим.

Элфрей натянул лук. Несколько рядовых Росомах сделали то же самое. Неп, глядя на них, дернулся. Таннар продолжал мрачно держать его за шею.

– Ты сможешь выбраться

отсюда живым, – сказал Страйк, – и опять увидеть Скратч. Только брось нож.

– А как же звезда?

– На этот вопрос ты ответ получил.

– Так будут же прокляты ваши глаза! – Таннар провел кончиком ножа по горлу солдата.

Неп бешено задергался, двигая головой вверх-вниз. Элфрей выпустил стрелу. Стрела вонзилась в шею тролля. Таннар завыл и выпустил Непа. Солдат рухнул на землю и, хватаясь за окровавленное горло, пополз прочь.

В грудь Таннара ударились еще две стрелы. Он закачался, но не упал. Безумно рубя ножом воздух и выкликая бессвязные фразы, он сделал несколько шагов по направлению к оркам.

Выхватив меч из ножен, Страйк бросился на тролля и завершил дело тяжелым ударом плашмя в пах монарха. Тот, хватая ртом воздух, рухнул.

Страйк тронул тело носком сапога. Сомнений не было.

Элфрей осматривал рану Непа.

– Тебе повезло, – он промокнул кровь кусочком ткани, – рана поверхностная. Подержи вот так, крепко, пока кровотечение не остановится.

Джап подошел к Страйку. Тот рассматривал тело.

– Как он мог быть таким дураком, чтобы подумать, будто ты согласишься на его условия? – развел руками Джап.

– Не знаю. Высокомерие, наверное… Он привык к абсолютной власти, к тому, что любое его слово принимается как абсолютная истина. Это плохо действует на древние народы. Размягчает мозги.

– То есть всю свою жизнь он порол чушь, и никто не осмеливался поставить его на место. Может, встретившись с нами, он просто не смог сразу бросить эту дурную привычку?

– Безграничная власть сама по себе вид безумия.

– Чем больше я сталкиваюсь с правителями, тем больше соглашаюсь с тобой. Неужели больше не осталось добрых диктаторов?

– Ну что ж, теперь список наших преступлений пополнился регицидом, – произнес подошедший Элфрей.

Страйк отреагировал непонимающим взглядом.

– Чем?

– Убийством монарха.

– Вряд ли это можно назвать так, – не согласился Джап. – Я бы назвал происшедшее тираницидом. Это значит, что…

– Я догадался, что это значит, – оборвал его Страйк.

– И список наших заклятых врагов тоже пополнился, – добавил дворф. – Теперь в него входят еще и тролли.

Страйк сунул меч в ножны:

– У нас их уже так много, что лишняя добавка ничего не изменит. Проследи, чтобы для него вырыли могилу.

Джап кивнул:

– А потом на север?

– На север.

Клочок сухой земли в царстве Адпар попадался редко. В соответствии с психологией наяд, жить без воды – все равно что жить без воздуха. Для существ, еще более зависимых от наличия жидкости, – таких, как мерцы, – недостаток воды неминуемо приводил к недостатку жизни. Хоть и медленно, но верно.

Единственным местом в цитадели, где поддерживались безводные условия, была камера узников. Благодаря особенностям характера Адпар обитатели камеры редко задерживались там надолго. Хотя правительница вовсе не считала этот факт причиной для того, чтобы делать пребывание там более комфортным. В особенности когда от узников хотели получить информацию.

Предпочитая лично заниматься делами такого рода, Адпар с охранниками отправилась в камеру. Там содержались двое мерцев-мужчин, захваченных во время последнего рейда. Они лежали, прикованные к каменным глыбам, в обезвоженных камерах. Их уже избивали. Большую часть дня им отказывали во влаге.

Отпустив стражников, Адпар встала так, чтобы быть видной узникам. Их опухшие глаза при виде ее расширились, пересохшие губы задергались.

– Вы знаете, что нам надо, – ровным голосом произнесла Адпар. Она говорила мягко, почти искушающе. – Просто скажите, где остальные редуты, и мы положим конец вашим страданиям.

Яростный отказ, исторгнутый пересохшими глотками, был вполне в духе ее предположений, а если сказать честно, то и надежд. Победа должна даваться с некоторым усилием, чтобы было ощущение достигнутого результата, а иначе к чему эти визиты?…

– Смелость иной раз бывает неуместна. – Ад пар прибегла к логике. – То, что нам надо знать, мы рано или поздно все равно узнаем – с вашей помощью или без нее. Так к чему тогда подвергаться пытке?

Один мерц скрипучим голосом проклял ее; другой медленно покачал головой. Обезвоженная кожа у него облезала клочьями, видно было, что каждое движение причиняет ему боль.

Адпар извлекла кувшин с водой и превратила его открывание в нечто вроде эротического шоу.

– Вы уверены? – почти пропела она.

Она стала пить, глотая полным ртом, долго. Жидкость стекала с уголков ее рта.

Они опять отказались вступать в сделку. Хотя на этот раз жажда, которую Адпар читала в их глазах, стала более откровенной.

Взяв пушистую губку, она намочила ее и стала выжимать на голову и тело, чувственно наслаждаясь этим душем. Серебристые капли сверкали на ее коже, очень похожей на чешую.

Мерцы почерневшими языками облизывали сухие губы. Но все равно отказались говорить.

Адпар еще раз пропитала губку.

Таким образом она провела два часа – с большой пользой, как в смысле приобретенной информации, так и в смысле полученного удовольствия.

Уходя, она разыграла последнее шоу, унося с собой кувшин и губку. Выражение отчаяния на лицах мерцев стало дополнительным соусом в блюде ее удовольствия.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать