Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Легион Грома (страница 16)


8

Когда он приблизился, стало ясно, что это человек.

– Кто это может быть такой, черт побери? – поскреб в подбородке Лекманн.

Двое других бандитов, с побледневшими лицами, лишь пожали плечами. Лекманн, опустившись на землю рядом с Коиллой, связал ей за спиной руки.

Несмотря на то что всадник ехал верхом, было видно, что он высок. Держался он прямо, и тело у него было не столько мускулистое, сколько жилистое. Каштановые волосы всадника доходили до плеч, и он носил аккуратную бороду. Одежду его составляли куртка орехового цвета, расшитая серебром, коричневые бриджи и высокие черные сапоги. Костюм завершался темно-синим плащом. Оружия, по всей видимости, у всадника не было.

Натянув поводья, он остановил жеребца прямо перед охотниками за удачей. Ни о чем не спрашивая, спешился. Двигался он легко и уверенно и улыбался.

– Кто ты такой? – нахмурился Лекманн. – Что тебе надо?

Не переставая улыбаться, странный человек бросил моментальный взгляд на Коиллу, потом опять посмотрел на Лекманна.

– Меня зовут Серафим, – неторопливо и звучно ответил он, – а все, что мне нужно, это вода. – Он кивнул в сторону ручья.

Его возраст было трудно определить. Голубые глаза, нос с легкой горбинкой, красиво вылепленный рот… Серафим был красив трудно поддающейся описанию красотой. И все же присутствовало в нем что-то, непроизвольно заставлявшее считаться с ним, а во всех манерах было что-то повелевающее.

Лекманн быстро глянул на Блаана и Аулэя:

– Осторожно, он может быть не один.

– Я один, – сказал гость.

– Времена сейчас неспокойные, Серафим, или как ты там себя называешь, – сказал Лекманн, – и бродить без небольшой армии значит нарываться на неприятности.

– Так почему же вы это делаете?

– Нас трое, и мы можем постоять за себя.

– Не сомневаюсь. Но я никому не угрожаю, и никто не угрожает мне. И потом, разве вас не четверо? – он выразительно посмотрел на Коиллу.

– Она просто с нами, – объяснил Аулэй. – Она не одна из нас.

Человек не ответил. По выражению его лица по-прежнему ничего нельзя было понять.

– Не видел ли ты поблизости других, похожих на нее? – спросил Аулэй.

– Нет.

Коилла изучала вновь прибывшего.

«У него глаза умного и проницательного человека, – подумала она. – Он умнее, чем хочет показаться».

Но как он может ей помочь, она не видела.

Конь чужака подошел к ручью, опустил голову и начал пить. Никто ему не мешал.

– Как я уже сказал, в наше время опасно в одиночку приближаться к незнакомым людям, – произнес Лекманн.

– Честно говоря, я увидел вас лишь в самую последнюю минуту, – признался Серафим.

– Разгуливать с закрытыми глазами тоже не слишком разумно.

– Я часто задумываюсь. Живу внутри собственной головы.

– Хороший способ ее потерять, – заметил Аулэй.

– Ты за Уни или за Поли? – брякнул Блаан.

– Ни за тех, ни за других, – отвечал Серафим. – А вы?

– То же самое, – сказал Лекманн.

– Приятная новость. Я уже устал наступать на яйца. Случайно выскользнувшее слово, если сказать его в неподходящей компании, может создать большую проблему.

«Интересно, – подумала Коилла, – в какой компании, по его мнению, он находится сейчас?»

– Так ты безбожник? – спросил Аулэй.

– Я этого не говорил.

– Я подумал, коли ты разгуливаешь невооруженный, то, должно быть, полагаешься на какие-нибудь высшие силы, – с явным намерением поддеть заметил Аулэй.

– Мое ремесло не требует оружия.

– И что это за ремесло? – осведомился Лекманн.

Серафим слегка расправил плащ и театрально склонил голову:

– Я путешествующий бард. Рассказчик историй. Мастер слова.

Выразительная ухмылка Аулэя стала наглядным выражением невысокого мнения всей компании о профессии гостя.

Коилла окончательно решила, что вряд ли от него следует ждать помощи.

– А вы, доблестные рыцари… Чем вы живете в этом мире?

– Мы предоставляем частные услуги военного характера, – величественно отвечал Лекманн.

– А в качестве побочного занятия уничтожаем паразитов, – добавил Аулэй, холодно посмотрев на Коиллу.

Серафим, все с той же неподвижной улыбкой, кивнул, но ничего не сказал.

Лекманн усмехнулся:

– Со всеми этими войнами и междоусобицами твой бизнес, наверное, не слишком процветает.

– Совсем напротив, неспокойные времена мне подходят, – Серафим обратил внимание на их недоверчивые взгляды. – Когда все вокруг плохо, людям хочется забыть о сегодняшних неприятностях.

– В таком случае ты, должно быть, процветаешь, – ядовито произнес Аулэй.

Коилла решила, что странник или дурак, или слишком доверчив. Добром такое не кончится.

– Мое богатство нельзя взвесить или подсчитать, как золото.

Фраза озадачила Блаана.

– Это как?

– Разве можно оценить солнце, луну, звезды? Ветер, который дует вам в лицо, песню птицы? Или эту воду?

– Медовые слова… поэта, – в тоне Лекманна прозвучало отвращение. – Если твое богатство составляет Марас-Дантия, то у тебя гнилой товар.

– В этих словах есть истина, – согласился Серафим. – Сейчас наш мир не таков, каким был прежде, и положение ухудшается.

Аулэй ответил с долей сарказма:

– Ты к тому, что завтракаешь солнцем, ужинаешь звездами, а обедаешь ветром? Небогато – за все твои труды!

Блаан глупо ухмыльнулся.

– За мои труды слушатели дают мне еду, питье, кров, – ответил гость. – Иногда кто-нибудь даст монету. Или даже расскажет свою собственную историю. Может, у вас есть такая история?… Я послушаю, а потом буду рассказывать другим.

– Разумеется, нет, –

презрительно фыркнул Лекманн. – Наши истории вряд ли будут тебе интересны.

– Я бы не стал утверждать это с такой уверенностью. Всякая человеческая история по-своему ценна.

– Нашу ты не услышишь. Куда направляешься?

– Никуда конкретно.

– И выехал, наверное, тоже не из конкретного места?

– Выехал я из Хеклоу.

– Так ведь нам-то как раз туда! – воскликнул Блаан.

– Закрой рот! – бросил Лекманн. Он улыбнулся Серафиму фальшивой улыбкой. – А что… э-э… А как нынче дела в Хеклоу?

– Как и везде. Хаос и гораздо меньше терпимости, чем раньше. Город превращается в пристанище подонков. Кишмя кишат уголовники, работорговцы и прочие в том же роде.

Коилле показалось, что странный человек сделал едва заметное ударение на слове «работорговцы». Но она не была уверена.

– И не говори, – ответил Лекманн, изображая равнодушие.

– Совет и Стража пытаются контролировать ситуацию, но магия там столь же непредсказуема, сколь и в других местах. Это затрудняет им задачу.

– Да уж наверное… Серафим повернулся к Коилле:

– А что ты, друг из древней расы, думаешь по поводу посещения места, пользующегося такой дурной славой?

– Для начала неплохо бы иметь выбор, – ответила Росомаха.

– Ей нечего сказать на эту тему! – поторопился вмешаться Лекманн. – К тому же она орк, так что сумеет о себе позаботиться.

– Главное, верьте им, – пробормотала Коилла. Рассказчик историй пригляделся к заматерелым, злобным лицам охотников за удачей.

– Я просто наберу воды и отправлюсь своей дорогой.

– Тебе придется заплатить, – решил Лекманн.

– Я не знал, что этот ручей кому-то принадлежит.

– Сейчас он принадлежит нам. Девять десятых собственности.

– Я же говорил, у меня ничего нет.

– Ты рассказываешь истории, вот и расскажи одну. Если нам понравится, ты присоединишься к своему коню и напьешься.

– А если не понравится? Лекманн пожал плечами.

– Ну что ж, истории – моя валюта. Почему бы и нет?

– Только не рассказывай какой-нибудь бред, предназначенный для запугивания идиотов, – пробурчал Аулэй. – Вроде этих песен, которые распевают феи, про троллей, пожирающих детей, или про дела чудища Слуфа. Вы, словоплеты, все одинаковы.

– Нет, я хотел рассказать о другом.

– О чем же?

– Вы говорили об Уни. Я подумал, что могу рассказать вам одну из их легенд.

– О, только не это! Только не религиозную ерунду.

– То да, то нет!… Вы хотите слушать или не хотите?

– Ладно, давай, – вздохнул Лекманн. – Хотя надеюсь, в горле у тебя не слишком пересохло от жажды.

– Как и большинство людей, вы считаете Уни узколобыми, ограниченными фанатиками.

– Да уж как пить дать, считаем.

– И когда дело касается большинства из них, не ошибаетесь. Среди них ужасающее количество зилотов. И все же такие не все. Некоторые даже способны увидеть забавную сторону собственных убеждений.

– Что-то не верится.

– И все же это так. Если отбросить веру, вцепившуюся в них мертвой хваткой, они такие же простые, обыкновенные люди, как вы или я. И это проявляется в историях, которые они иной раз рассказывают. Прошу обратить внимание, что эти истории они рассказывают тайно. Потом люди пересказывают их друг другу, и некоторые доходят до меня.

– Так ты начнешь когда-нибудь?

– Вы знаете, во что верят Уни? Хотя бы в общих чертах?

– Немного представляем.

– В таком случае, вам, наверное, известно, что сказано в их священных книгах. Там рассказывается, что Бог положил начало человеческому роду, создав одного мужчину, Адемниуса, и одну женщину, Эвелин.

Аулэй ухмыльнулся:

– Мне бы одной не хватило.

– Да знаем мы это все, – нетерпеливо произнес Лекманн. – Думаешь, перед тобой невежи? Серафим проигнорировал их замечания.

– У ни верят, что в первые дни после творения Бог говорил непосредственно с Адемниусом. Он объяснял ему свои замыслы, рассказывал, какие надежды возлагает на созданную Им жизнь. Итак, однажды Бог пришел к Адемниусу и сказал: «У меня есть для тебя две хорошие новости и одна плохая. Что бы ты хотел услышать в первую очередь?» – «Сначала я хотел бы узнать хорошие новости, Господи», – отвечал Адемниус. «Ну что ж, – согласился Бог, – пожалуйста. Первая хорошая новость заключается в том, что Я создал для тебя удивительный орган. Называется мозгом. С его помощью ты сможешь думать, учиться и делать всякие умные вещи». – «Спасибо Тебе, Господи», – поблагодарил Адемниус. «Вторая хорошая новость, – продолжал Господь, – заключается в том, что Я создал для тебя удивительный орган под названием пенис».

Охотники за удачей принялись ухмыляться. Аулэй пихнул Блаана в толстый бок.

– «С его помощью ты будешь сам получать удовольствие и доставлять его Эвелин, – продолжал Бог, – и вы будете делать детей, которые заселят этот замечательный мир, что Я для вас создал». – «Прекрасные новости, – отвечал Адемниус. – А какая плохая новость?» – «Ты не сможешь использовать и то и другое одновременно», – отвечал Бог.

Последовало несколько мгновений молчания, в течение которых до охотников за удачей доходил смысл, после чего они разразились грубым хохотом. Хотя Коилле показалось, что до Блаана так и не дошло.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать