Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Легион Грома (страница 17)


– Это не столько история, сколько небольшая шутка, – сказал Серафим. – Но я рад, что она заслужила ваше одобрение.

– История отличная, – согласился Лекманн. – И главное, правдивая.

– Я уже упоминал, что в таком случае принято вознаграждать рассказчика мелкой монетой или как-то иначе выражать свою благодарность.

Троица разом посерьезнела.

Лицо Лекманна задергалось от злости.

– Теперь ты все испортил.

– Мы считали, что, рассказывая историю, ты платишь нам, – добавил Аулэй.

– Я уже говорил, у меня ничего нет. Блаан мерзко заулыбался:

– Когда мы с тобой разберемся, у тебя останется еще меньше.

Аулэй произвел быструю инвентаризацию:

– У тебя есть конь, хорошие сапоги, вычурный плащ. А может, чтобы бы ты ни говорил, еще и кошелек.

– Не говоря уж о том, что ты слишком много о нас узнал, – заключил Лекманн.

Атмосфера угрозы сгустилась. Тем не менее Коилла почему-то была уверена, что бродячий рассказчик совершенно не испуган. Хотя он наверняка не хуже нее понимал, что этим бандитам убить ничего не стоит.

Ее внимание привлекла движущаяся в отдалении точка. На какое-то мгновение в ней зарделся огонек надежды. Но потом, разглядев хорошенько, она поняла, что избавления ждать не приходится.

Серафим ничего не заметил. Охотники за удачей – тоже. Лекманн с воздетым мечом надвигался на рассказчика. Остальные двое следовали за ним.

– Мы здесь не одни, – сказала Коилла.

Остановившись, бандиты посмотрели на нее, потом проследили за ее взглядом.

Впереди показалась большая группа всадников. Всадники медленно перемещались с востока на юго-запад. Если они будут так двигаться и дальше, то вскоре окажутся у ручья.

Аул эй сложил ладонь козырьком над глазами.

– Кто они, Мика?

– Люди. Одеты, насколько я могу видеть, в черное. Знаете, что я думаю? Это люди Хоброу. Эти… Как там они себя называют?

– Хранители?…

– Во-во… Черт, надо сматываться! Гривер, отвечаешь за орка. Джабез, за лошадей.

Блаан не шевельнулся. Разинув рот, он смотрел на всадников.

– Ты думаешь, Мика, у них нет чувства юмора?

– Нет! Отвязывай лошадей!

– А чужак?

Серафим уже ехал на запад.

– Забудь о нем. У нас есть дела поважнее.

– Хорошо, что мы его не прикончили, Мика, – сказал Блаан. – Это плохая примета, убивать сумасшедших.

– Суеверный придурок! Шевелись давай!

Взвалив Коиллу на лошадь, они галопом пустились прочь.

9

– Ты только посмотри! – брызгала слюной Дженнеста. – Только задумайся о масштабе твоего провала!

Мерсадион смотрел на пергаментную настенную карту и трепетал. Карту испещряли флажки: красные, обозначающие войска королевы, и синие, отмечающие позиции Уни. Красных и синих насчитывалось примерно одинаковое число. И это было плохо.

– Мы не понесли потерь, – робко попытался вставить генерал.

– Если бы мы понесли потери, то я бы уже заставила тебя съесть собственную печень! Где приобретения?

– Война сложная вещь, мэм. Мы сражаемся на таком количестве фронтов одновременно…

– Лекций мне читать не надо, Мерсадион. Мне нужны результаты!

– Смею вас уверить…

– Результат плох, – продолжала кипятиться королева, – но это ничто по сравнению с отсутствием хоть какого-то прогресса в поисках жалкой банды выродков! Ты узнал что-нибудь новое о Росомахах?

– Ну…

– Ничего ты не узнал. Есть ли известия от Лекманна?

– Они…

– Значит, известий нет.

Мерсадион не осмеливался напомнить королеве, что идея привлечь охотников за удачей к преследованию орков принадлежит ей самой. Он очень быстро усвоил, что Дженнеста присваивает себе лавры за победы, но вину за поражения неизменно возлагает на других.

– Я надеялась, ты справишься лучше Кистана, твоего почившего в бозе предшественника, – с нажимом добавила она. – Полагала, ты меня не разочаруешь.

– Ваше величество…

– Хочу предупредить, что теперь за твоей деятельностью будет вестись еще более пристальное наблюдение.

– Я…

На этот раз речь генерала была прервана легким стуком в дверь.

– Войдите! – приказала Дженнеста.

С поклоном вошел один из слуг-эльфов. Андрогенное существо было сложено столь тонко, что ручки и ножки, казалось, можно переломить двумя пальцами. Хрупкость лица с полупрозрачной кожей подчеркивалась золотистыми волосами и ресницами. Глаза были прекраснейшего синего цвета, нос очаровательный.

Эльф, надув пухлые губы, пролепетал:

– Прибыла хозяйка драконов, миледи.

– Еще одна неумеха, – прошипела Дженнеста. – Пусть войдет.

Шоколадка, плод союза гоблина и эльфа, хозяйка драконов, несколько походила на слугу-эльфа. Но в ней было больше жизненной силы, и она могла считаться высокой даже по нормам своей долговязой расы. В согласии с традициями, почти все в ее костюме было коричневато-красных, осенних тонов. Единственным украшением оказались тонкие золотые цепочки на запястьях и шее.

Шоколадка отдала дань статусу Дженнесты, едва заметно кивнув головой.

Как всегда, когда она имела дело с подчиненными, Дженнеста не стала тратить время на вежливые фразы.

– Признаюсь, Глозеллан, я не слишком довольна результатами ваших усилий, – с места в карьер начала она.

– Мэм? – голос шоколадки, как и всех ее сородичей, звучал гулко, спокойно и словно издалека.

Все знали, что Дженнесту это раздражает.

– Я имею в виду поиск Росомах.

– Мы выполняли ваши приказы до последней буквы, ваше величество, – отвечала Глозеллан. Выражение достоинства на ее лице многие приняли бы за высокомерие.

Это была еще одна особенность гордого народа, и королева от нее ярилась еще больше.

– Но вы так и не нашли их, – сказала она.

– Прошу прощения, мэм, но мы преследовали отряд на поле битвы у Поля Ткачей.

– И дали им уйти! Ничего себе преследование! Если, конечно, вы не считаете, что за преследование можно принять факт, что вы их увидели.

– Нет, не считаю, ваше величество. Их преследовали, и они лишь в последний момент ушли от нашего нападения.

– А разве это что-то меняет?

– Драконы по своей природе таковы, мэм, что до некоторой степени всегда остаются непредсказуемыми.

– Плохому танцору вечно яйца мешают.

– Я не отказываюсь от ответственности за мои собственные действия и за действия моих подчиненных.

– Еще бы!… На службе у меня не стоит увиливать от ответственности, это влечет за собой не самые приятные последствия.

– Я всего лишь хочу заметить, что драконы – орудие, не предназначенное для точечных ударов, ваше величество. Они славятся своим упрямством.

– Так, может, мне стоит подыскать хозяйку, которая сумеет их обломать?

На это Глозеллан ничего не ответила.

– Я полагала, что достаточно ясно выразила мои пожелания, – продолжала Дженнеста, – но похоже, придется повториться. Это и для твоих ушей, генерал!

Мерсадион застыл.

– Не отвлекайтесь от самого главного. – В голосе королевы зазвучала

ярость. – Нет цели более важной, чем разыскать и вернуть украденный Росомахами артефакт.

– Могло бы помочь, ваше величество, – сказала Глозеллан, – если бы мы знали, что собой представляет артефакт, и почему…

Звук увесистой пощечины эхом прокатился по каменным стенам. От удара голова Глозеллан мотнулась вбок. Покачиваясь, хозяйка драконов поднесла руку к покрасневшей щеке. Из уголка ее рта потекла тонкая струйка крови.

– Заруби себе на носу, – сверкая глазами, сказала Дженнеста. – Ты уже спрашивала о предмете, который я разыскиваю. Повторяю мой ответ: не твое дело. Если будешь упорствовать в несоблюдении субординации, получишь кое-что похуже пощечины.

Глозеллан молча, но надменно смотрела на нее.

– На поиски должны быть направлены все имеющиеся ресурсы, – объявила королева. – И если вы оба не вернете мне желаемое, я найду нового генерала и новую хозяйку драконов. Так что советую подумать над тем, какую форму может принять ваше… увольнение. А теперь убирайтесь!

Когда подданные вышли, Дженнеста поклялась себе, что отныне будет гораздо активнее вмешиваться в события. Однако на данный момент это можно и отложить. Сейчас следует заняться кое-чем другим.

Воспользовавшись другой, менее заметной дверью, она покинула помещение для военных советов и спустилась по узкой, вьющейся лестнице. Ее шаги отдавались гулким эхом. Двигаясь по подземным переходам, она прошла в свои, расположенные в самом сердце дворца, личные покои. Стражники-орки при ее неожиданном появлении вытянулись по стойке «смирно».

Остальные занимались делом внутри. Они опрокидывали содержимое ведер в широкую мелкую деревянную бадью, укрепленную металлическими обручами. Слуги закончили работу, подгоняемые нетерпеливым взглядом королевы. Когда они вышли, Дженнеста уселась рядом с бадьей и провела пальцами по теплому содержимому.

Состояние крови удовлетворяло ее требованиям. Однако она была неприятно удивлена, обнаружив в крови несколько мелких кусочков мяса. Древние, называя эту жидкость хорошим средством для достижения определенных целей, в то же время подчеркивали, что она должна быть как можно чище. Дженнеста взяла себе на заметку, что следует напомнить слугам о необходимости тщательного процеживания, а чтобы хорошенько запомнили – приказать их выпороть.

Поскольку кровь на поверхности уже сгущалась, королева не стала откладывать и произнесла необходимые заклинания. Блестящая рубиновая пленка еще больше сгустилась и приобрела коричневатый оттенок. Наконец небольшой участок пошел мелкими волнами, закрутился вялым водоворотом, а потом на его поверхности сформировался образ.

– Ты всегда выбираешь самые неудачные моменты, Дженнеста. Сейчас неподходящее время.

– Ты солгала мне, Адпар.

– Насчет чего?

– Насчет того, что у меня украли.

– О, только не заводи опять.

– Ты говорила, что ничего не знаешь про артефакт, который я разыскиваю?

– Я понятия не имею, что ты ищешь. Разговор закончен.

– Нет, подожди. У меня есть возможности, Адпар. И возможности, и глаза. И предмет, о котором я получила сведения, по описанию может быть только артефактом.

Лицо образа стало задумчивым.

– По-моему, дорогая, на тебя опять нашла одна из твоих странных фантазий.

– Это ведь другая, правильно? У тебя есть другая звезда!

– Да я представления не имею, о чем ты…

– Ты, лживая сука! Ты припрятала ее у себя и ничего мне не говорила!

– Я не соглашаюсь и не отрицаю.

– Когда дело касается тебя, это равносильно признанию.

– Послушай, Дженнеста, возможно, у меня действительно было нечто похожее на то, что ты разыскиваешь. Но теперь это стало историей. Предмет украли.

– Так же, как и мой. Очень вовремя. Ты ведь не рассчитываешь, что я поверю твоим сказкам?

– Мне плевать, поверишь ты или нет! Чем приставать ко мне, лучше бы занялась поисками воров. Если кто-то и играет с огнем, так это они!

– Значит, тебе известно, насколько эти предметы важны?! Насколько все они важны?!

– Мне ясно одно: если ты так ради них расшибаешься, то, наверное, тут и в самом деле замешано что-то чрезвычайно важное!

Темно-красная свернувшаяся поверхность взорвалась изнутри. На пленке сформировался еще один образ. В разговор вступил новый голос:

– Она права, Дженнеста.

Адпар и Дженнеста в унисон издали стон.

– Убирайся отсюда, зануда! – прошипела Адпар.

– Почему нам никогда нельзя поговорить без того, чтобы ты не влезла, Санара? – скривилась Дженнеста.

– Ты знаешь почему, сестра. Между нами слишком тесная связь.

– Очень жаль, – буркнула Адпар.

– Сейчас нет времени для обычных свар, – предупредила Санара. – Реальная ситуация такова, что группа орков захватила по крайней мере один из инструментов. Разве орки способны понять скрытую в них необыкновенную силу?

– Это в каком смысле «по крайней мере один»? – не поняла Дженнеста.

– А ты можешь с уверенностью утверждать, что это не так? События наступают друг другу на пятки. Мы вступаем в период, когда все возможно.

– Я держу события под контролем.

– Неужели? – скептически заметила Санара.

– Не обращайте на меня внимания, – фыркнула Адпар. – Я, в отличие от вас, занимаюсь только своими делами. Так что могу сколько угодно сидеть тут и слушать, как вы говорите загадками.

– Ты, Адпар, может быть, и не знаешь, о чем я говорю, но Дженнеста знает. И ей следует понять, что силу эту надо обратить на добро, а не во зло, иначе всех нас ждет окончательная погибель.

– О, пожалуйста, – саркастически прошипела Дженнеста, – не начинай опять разыгрывать из себя мученицу.

– Можешь думать обо мне как хочешь, я к этому привыкла. Только не надо недооценивать те силы, что вот-вот вырвутся на свободу.

– Пошли к черту, вы обе! – воскликнула Дженнеста и в раздражении ударила рукой по слою покрывшейся коркой крови.

Образы распались.

Некоторое время королева сидела, прокручивая в уме разговор. И очень показательно было то, что она, даже мысленно, не воздала должное Санаре за то, что та высказала ценную мысль, или Адпар – за то, что она помогла усомниться в правильности избранной линии поведения.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать