Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Легион Грома (страница 19)


Когда передовая повозка проезжала мимо, возница с ничего не выражающим лицом пробормотал:

– Что-то здесь много всяких разных ездить стало, мне не нравится.

Провожая взглядом громыхающие повозки, Элфрей попытался пошутить.

– Здорово мы им хвосты прижали, – иронически заметил он.

– Это да, – отвечал Кестикс. – Э-э… капрал?

– Да, рядовой?

– Но где у них хвосты? Элфрей вздохнул:

– А не продолжить ли нам путь?

10

Никогда прежде Коилле не доводилось проводить так много времени в обществе людей. Практически весь опыт общения с ними сводился у нее к убийству.

Но сейчас, после нескольких дней, проведенных в компании охотников за удачей, она еще больше укрепилась во мнении, что они из другого мира. Она всегда относилась к ним как к странным, чужеродным существам, нагло вмешивающимся в чужую жизнь с единственной целью – разрушать. Сейчас же ей открылись нюансы, еще больше отличающие их от древних рас. Как они выглядят, как у них работают мозги, как они пахнут; люди странны во всем…

Коилла отбросила размышления, когда они поднялись на гребень холма, с которого открывался вид на Хеклоу.

Сгущались сумерки, и в свободном порту зажигались огни. С холма можно было окинуть взглядом весь город. Сразу становилось видно, что его построили не столько по какому-то плану, сколько он просто «случился». Как и подобает городу, в котором на равной ноге живут представители всех рас, Хеклоу представлял собой нагромождение строений, выполненных в самых разнообразных архитектурных стилях. Здания высокие и приземистые, башни и купола, арки и шпили разрезали небосвод на лоскуты. Строили из камня, дерева, кирпича и тростника. За дальней стороной города едва проглядывало в сгущающемся мраке небо. Мачты больших кораблей возносились выше крыш.

Даже на таком расстоянии можно было услышать городской гул.

Лекманн сказал, глядя на порт:

– Давненько я здесь не бывал. Но ничего, похоже, не изменилось. Как был город нейтральной землей, так и остался. Можно лопаться от ненависти к любой расе, но здесь наступает перемирие. Ни оскорблений, ни стычек, ни драк. Никакого сведения счетов со смертельным исходом.

– А если такое случится, то убьют? – полюбопытствовал Блаан.

– Если поймают.

– А когда входишь в город, не обыскивают? – спросил Аулэй.

– Нет. Предоставляют тебе возможность сдать оружие добровольно. С тех пор как Хеклоу стал пользоваться такой популярностью, обыск больше не практикуется. Но если затеешь драку, тобой займется Стража, и тогда тебе крышка. Сейчас, конечно, они уже не такие шустрые, какими были раньше. Однако порох в пороховницах у них все-таки остался, так что будь осторожен.

Коилла вставила свое слово:

– Стража не может работать как следует, потому что вы истощаете магию земли.

– Магию-фигагию, – осклабился Лекманн. – Недолюди вы, вместе с вашей… недомагией. Знаешь, что я думаю? Я думаю, что все это – лошадиное дерьмо.

– Магия везде. Вы просто не видите ее.

– Хватит болтать!

– А если встретимся с орками? – спросил Блаан.

– Будем висеть у них на хвосте, а потом свернем в другую сторону. Если же они попадутся нам внутри… Что ж, втихаря пырнуть кого-нибудь под ребро нам не в новинку.

– Да, это ваш стиль, – заметила Коилла.

– Я уже сказал тебе, закрой пасть! Аулэй все еще сомневался.

– Не очень-то это похоже на хороший план, Мика.

– Приходится работать с тем, что имеется, Гривер. Можешь предложить что-нибудь получше?

– Нет.

– Тогда помалкивай. Будь как Джабез, и право думать предоставь мне. Пойдет?

– Пойдет, Мика.

Лекманн повернулся к Коилле:

– А что касается тебя, прикуси язык и будь тише воды, ниже травы.

Она ответила ледяным взглядом.

– Мика, – позвал Блаан. Лекманн вздохнул:

– Да?

– Хеклоу ведь открыт для всех рас, правильно?

– Правильно.

– Значит, орки здесь тоже могут быть?

– На это я и рассчитываю, Джабез. Мы поэтому сюда пришли, помнишь? – Терпение у Лекманна вот-вот готово было лопнуть.

– А если мы увидим орков, то как определим, что они – именно те, которых мы разыскиваем?

Аулэй растянул губы в улыбке до ушей. Открылись гнилые зубы.

– А он верно говорит, Мика.

Очевидно, этот аспект плана Лекманн не продумал. Однако он тут же ткнул пальцем в Коиллу:

– Она их нам покажет.

– Как же, держи карман!…

Лекманн угрожающе навис над Коиллой:

– Карман тебе не поможет.

– Так что будем делать с оружием? – спросил Аулэй.

– Мечи сдадим у ворот, кое-что другое оставим при себе.

Вынув из-за пояса нож, он затолкал его в сапог. Блаан с Аулэем сделали то же самое. Поскольку у Аулэя было два ножа, кинжал он засунул в один сапог, а дротик -в другой.

– Когда подойдем к городу, если хочешь жить, не болтай, – еще раз предупредил Лекманн

Коиллу. – Ты не наша пленница, ты просто идешь с нами. Усвоила?

– Ты ведь знаешь, что я тебя убью, – бесстрастным голосом отвечала она.

Лекманн попытался изобразить смех. Однако при этом он смотрел ей в глаза, и представление получилось неубедительным.

– Вперед! – он пришпорил коня и стал спускаться к Хеклоу.

Остальные двинулись следом.

У ворот Аулэй перерезал веревку, связывающую руки Коиллы, и прошептал:

– Попробуй сбежать, тут же получишь нож в задницу.

У ворот собралась небольшая толпа из представителей различных рас. Кто на своих двоих, кто верхом, очередь двигалась мимо проверочного поста. Именно там полагалось сдавать оружие. Охотники за удачей и Коилла заняли место в очереди. И вскоре увидели Стражей.

Те были двуногими, на чем, пожалуй, и заканчивалось их

сходство с существами из плоти и крови. Казалось, они состоят из разных металлов. Руки, ноги и бочкообразная грудь казались железными. Запястья и лодыжки были схвачены полированными медными кольцами. Еще одно, более широкое и скорее похожее на обруч, кольцо стягивало талию. Там, где полагается быть суставам, – на локтях, коленях и костяшках пальцев – поблескивали серебряные заклепки.

Головы Стражей казались отлитыми из стали. Роль глаз играли большие красные драгоценные камни. Носы – круглые отверстия. Рот-щель с заточенными металлическими зубами. По обеим сторонам головы овальные отверстия-уши.

Все Стражи были одинакового роста, выше любого из охотников за удачей. Несмотря на тяжеловесность материалов, из которых были сделаны их тела, они двигались с удивительной быстротой. И все же не полностью имитировали движения живых существ. Иногда они совершали неверные, неуклюжие движения.

В целом их можно было охарактеризовать одним словом: поразительно.

Охотники за удачей вложили мечи в протянутые руки одного из Стражей, и он двинулся к караульному помещению.

– Гомункулусы, – одними губами проговорила Коилла. – Созданы с помощью колдовства.

Аул эй с Блааном ошарашенно переглянулись. Лекманн попытался придать себе небрежный вид.

Появился еще один Страж и бросил в ладонь Лекманна три деревянные дощечки – в качестве квитанций за «принятое на хранение» оружие. Потом жестом показал, что можно входить в город.

Лекманн роздал спутникам «квитанции».

– Я же говорил, внести в город пару ножей не составит проблемы.

Засовывая дощечку в карман, Аулэй заметил:

– Я ожидал от них большей тщательности.

– По-моему, власть так называемого Совета Волшебников, который правит этим городом, явно ослабевает. Однако нам это только на руку.

Они пробирались по шумным улицам, ведя в поводу коней и тщательно следя за тем, чтобы Коилла находилась внутри своеобразного «загона», скрытая крупами животных. Аулэй все время был у нее за спиной, полагая, что так ему будет сподручнее осуществить свою угрозу.

Хеклоу кишмя кишел представителями древних рас. Гремлины, гоблины, дворфы болтали друг с другом, отчаянно спорили, время от времени разражались хохотом. Сквозь толпу небольшими группками пробирались кобольды, щебеча между собой на никому не понятном языке. Гномы со строгими целеустремленными лицами, с мотыгами через плечо, шли по своим делам. Троллей в капюшонах, надетых в качестве защиты от дневного света, вели нанятые эльфы-проводники. Кентавры, гордо возвышаясь над толпой, стучали копытами по булыжной мостовой. Время от времени попадались и люди, хотя сразу бросалось в глаза, что они менее других склонны общаться с представителями не своей расы.

– Что будем делать, Мика? – спросил Аулэй.

– Найдем гостиницу и там разработаем стратегию.

Блаан просиял:

– Эль, ура!

– Нет времени на все эти глупости, Джабез, – строго предупредил его Лекманн. – Чтобы сделать дела, нужно иметь ясную голову. Усек?

Человек-гора надулся.

– Но сначала надо найти конюшню для лошадей, – продолжал Лекманн. И повернулся к

Коилле: – А ты по-прежнему не вздумай забивать себе голову глупостями!

Они двинулись по запруженным народом улицам и переулкам. Миновали прилавки, битком набитые мясом, рыбой, хлебом, сырами, фруктами и овощами. Уличные торговцы взахлеб расхваливали товар у себя на лотках. Купцы погоняли упрямых ослов, нагруженных кипами тканей и мешками со специями. Какофонию дополняли бродячие музыканты, уличные артисты и горластые попрошайки.

На перекрестках стояли бесстыдные нимфы-проститутки, заманивали клиентов, достаточно оголодавших, чтобы решиться на риск и воспользоваться их услугами. В воздухе плавал сладкий запах пеллюцида. Он смешивался с фимиамом у дверей многочисленных храмов всех известных богов. Сквозь этот кавардак двигались Стражи, при их появлении в хаотичной толпе чудесным образом открывались проходы.

Охотники за удачей нашли конюшню, хозяином которой был гремлин, и за несколько монет пристроили своих скакунов. После этого продолжили путь, Аулэй по-прежнему держался за спиной Коиллы.

В какой-то момент ей показалось, что она увидела пару орков. Те переходили перекресток, довольно далеко впереди. Однако в это мгновение у нее на пути оказались киргизил со своим злобным всадником, и она потеряла орков из виду.

Тут она заметила, что Аулэй трет глазную повязку. Очевидно, он орков не заметил, но на мгновение ей подумалось, не обладает ли бандит чем-то вроде «чувства орков»…

Она знала, что никаких объективных причин для отсутствия в городе орков нет. Просто их появление не очень вероятно, потому что большая часть народа сражается на службе у других. Такова их участь. Если кто-то здесь и появился, то они – или дезертиры (явление, надо признать, известное), или прибыли сюда по делу. Например, ищут ренегатов Росомах. Существовала еще одна возможность: что замеченные ею орки и есть Росомахи. Но Коилла не была уверена, видение оказалось слишком мимолетным. Тем не менее она решила, что надеяться надо на лучшее.

– Вот это пойдет, – Лекманн указал на постоялый двор.

Над дверью красовалась грубо нарисованная вывеска. Она гласила: «Палаш и оборотень».

Внутри было не протолкнуться от изрядно выпивших и потому горластых посетителей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать