Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Легион Грома (страница 2)


Сбитая с лошади и разоруженная, Коилла оказалась в лапах охотников за удачей…

Страйка и Элфрея взяли в плен. Таннар, ужасный король троллей, решил принести их в жертву мрачным тролльим богам.

Рукоятку жертвенного кинжала в его руке украшала третья звезда.

Страйк и Элфрей нашли звезду, которую искали…

1

Смерть двигалась сквозь воду, следуя прихотливым изгибам волн.

Мрачная цель сделала ее лицо похожим на камень. Она нырнула вглубь, быстро вырываясь вперед. Ее черные как уголь волосы казались колышущимся облаком. От подрагивающих жабр исходили тонкие цепочки пузырьков.

Она оглянулась. Стая следовала за нею сплошной массой. Вокруг наяд клубилось странное зеленоватое свечение, создаваемое фосфоресцирующими водорослями, которыми наяды освещали себе путь. В руках они держали зазубренные коралловые пики. Кривые кинжалы из закаленной стали находились сейчас в тростниковых ножнах на покрытой чешуей груди.

Мрак поредел, теперь можно было разглядеть песчаное дно океана с торчащими тут и там острыми камнями и покачивающимися водорослями. Скоро в поле зрения показался риф, белый и неровный, заросший пурпурным грибком. Она перемахнула через риф, остальные последовали ее примеру. Они шли вдоль линии рифа, быстро, держась лишь чуть-чуть ниже поверхности воды.

Теперь разложение бросалось в глаза. Больная растительность, малое количество рыбы – все это наглядно свидетельствовало о пороке, вкравшемся в самое сердце жизни. Мимо проплывали ошметки мертвой живности и растений, а ненормальный для этого времени холод, от которого вода почти замерзла, на глубине усиливался.

Когда в поле зрения показалась цель, она подняла руку. Воители бросили светящиеся ветки, и те изумрудным каскадом посыпались на дно. Потом наяды собрались вокруг.

Впереди, там, где гребень рифа расширялся, был каменный обрыв, изъеденный пустотами и пещерами натурального и искусственного происхождения. С такого расстояния не представлялось возможным разглядеть, есть ли в пещерах обитатели. Она жестами отдала приказы. Двенадцать воинов отделились от остальных и осторожно поплыли к вражескому редуту. Остальные медленно следовали сзади.

Приблизившись к редуту, они увидели первых мерцев – малочисленную группку часовых. Те не замечали приближения наяд. Она разглядывала их с отвращением. Людей мерцы напоминали лишь частично, но даже столь незначительное подобие отталкивало. С ее точки зрения, это, как и любые разногласия по поводу территории или пищи, оправдывало объявление войны. Остановив стаю, она продолжала наблюдение. Тем временем разведчики незамеченными вступили на территорию противника.

Каждый стражник стал мишенью для двух-трех наяд. Ближайший из часовых оказался самцом. Держался он беспечно, по всей видимости больше опасаясь случайного хищника, чем внезапного нападения противников. Вполоборота к ней, он вяло дрейфовал на волнах. Сейчас, когда его стало лучше видно, она лишь укрепилась в своем отвращении к этим существам.

В верхней части тело мерца-самца весьма напоминало человеческое, если не принимать во внимание тонкие, как лезвия, жабры по бокам торса. Нос по сравнению с человеческим был шире и более плоским, глаза прикрыты полупрозрачной мембраной. Грудь и руки безволосые. Однако голову украшали рыжие кудри, и борода тоже была рыжей.

Начиная от талии и ниже тело мерца радикально отличалось от человеческого, переходя в тело наяды. Молочно-белая плоть сменялась блестящей чешуей, которая покрывала длинный стройный хвост, заканчивающийся большим веерообразным плавником.

Мерц был вооружен традиционным для своей расы оружием – острым трезубцем длиной с копье.

Наяды окружали часового. Они приближались со спины и с боков. Шансы мерца-самца на выживание были невысоки. Опустив зазубренную пику, правый разведчик нанес мерцу удар выше талии. Поверхностное ранение не было смертельным, но, естественно, отвлекло часового. Когда пораженный мерц повернулся лицом к нападающему, сзади к нему подплыл другой разведчик, вооруженный кинжалом. Занеся руку над шеей врага, он перерезал мерцу глотку.

Несколько мгновений часовой дико бился. Из открытой раны алым облаком расползалась кровь. Потом безжизненное тело, оставляя за собой ленты кровавых потоков, начало погружаться на дно.

Вскоре разведчики покончили и с остальными стражниками.

Тех тоже захватили врасплох. Второй часовой, мерц-самка, уже спиралью опускался на дно. Между голых грудей у нее торчало копье. Она тонула, разинув рот в беззвучном крике боли. Третий мерц в панике бросился на наяду с ножом. Он забыл, что под водой лучше колоть, чем замахиваться. За свою забывчивость он заплатил тем, что в живот ему тут же воткнули пику.

Часовых прикончили быстро, жестоко и без лишних затрат энергии. Потом разведчики подали ей условленный знак.

Пора было задействовать главные силы. С оружием в руках, воины направились к ней. Царила непроницаемая тишина. Кроме наяд, двигались лишь дрейфующие трупы стражников.

Главные силы почти достигли своей цели, когда в изъеденной пустотами и кавернами твердыне произошел взрыв активности. Внезапно укрепление исторгло целую орду тяжеловооруженных мерцев. Лавиной вырываясь из укрепления, они издавали странный звук, похожий на высокий вибрирующий стон. Такой у них был язык. Проходя сквозь воду, звук становился еще более странным.

В них всегда было что-то, от чего ее тошнило. Теперь ненависть обрела конкретную

цель.

Возглавляя свои войска, она повела их на дезорганизованных защитников редута. Не прошло и нескольких секунд, как захватчики и защитники схлестнулись друг с другом, моментально разбившись на множество маленьких группок ожесточенно сражающихся противников.

Магия мерцев, подобно магии самих наяд, относилась к категории ясновидения. Чаще всего ее использовали при охоте или продвижении на больших глубинах, в войне же она помогала мало. Так что битву вели силой мускулов, копьем и мечом.

Испуская пронзительный вибрирующий вопль, сверху ринулся мерц с трезубцем. Все три наконечника глубоко погрузились в грудь воина, плывущего рядом с нею. Смертельно раненый, солдат-наяда корчился и бился так сильно, что мерц не удержал трезубец. С копьем в руке, оставляя за собой красный след, ее воин погружался все глубже, пока совсем не исчез из вида.

Оказавшись без своего главного оружия, мерц извлек нож, миниатюрную версию трезубца, и переключился на нее. Сделал выпад. Она ушла от удара. Инерция движения была столь сильна, что мерца почти закрутило. Но он быстро восстановил равновесие и вновь приготовился к бою.

Она ловко схватила его за запястье руки, державшей нож. Мерц заметил, что перчатки у нее снабжены острыми шипами, и предпринял отчаянное усилие схватить противницу за свободную руку. Слишком поздно. По-прежнему удерживая его левой рукой, правую она сжала в кулак и принялась лупить его в диафрагму. После третьего удара отпустила. Сила удара была такова, что мерца понесло прочь. С искаженным от муки лицом он смотрел на собственные, расплывающиеся в воде внутренности. Потом его поглотил хаос.

Краем глаза уловив какое-то движение, она оглянулась. Прямо к ней плыла мерц-женщина с трезубцем в руке. Совершив мощный толчок мускулистым хвостом, она стрелой взмыла вверх, едва успев уйти от удара. Противница не смогла сразу остановиться, вплыла прямо в клубок наяд, и те копьями выбили из нее жизнь.

Куда ни погляди, продолжали разгораться схватки: один на один, группа на группу. Повсюду пары противников кружились в безумном спиральном танце. Руки хватали запястья; кинжалы погружались в плоть. Раненые окрашивали воду красным; мертвых оттесняли локтями.

Авангард наяд сражался уже на самом редуте. Некоторые успешно пробивали себе дорогу ко входам. Она направилась туда.

Наперерез метнулся мерц со сверкающими глазами. В руке он держал меч с зазубренным лезвием. Она извлекла свой собственный меч: короче, но острый, как скальпель. Не замечая хаоса вокруг, они стерегли движение друг друга.

Он сделал выпад, намереваясь пронзить противницу насквозь. Она, чтобы выбить меч у него из рук, ответила ударом на удар. Однако он удержал оружие, издал краткий воинственный клич и опять сделал выпад. Совершив пируэт, она ушла от меча. Вытянутая рука мерца была открыта, и она ударила по ней левой. Удар получился скользящим, однако металлические шипы все-таки вошли в плоть достаточно глубоко. Противник отвлекся и уже не оказал сопротивления, когда она сделала выпад мечом. Острие дошло до сердца. Из груди мерца вырвалось красное облако.

Она высвободила меч, отпихнула труп и вновь переключила внимание на редут.

К этому моменту все ее войско было уже там. Многие заплыли внутрь и теперь приканчивали обитателей. В соответствии с ее приказами, раненых безжалостно добивали. Вражеское гнездо должно быть полностью очищено. Она проплыла мимо одного из своих воинов. Тот цепью душил мерца, а тем временем другой, копьем добивал извивающуюся жертву.

Несколько мерцев все-таки уцелели. Двое поплыли прочь и сейчас уже были далеко, но ее это не беспокоило. Они распространят слух, что устраивать колонии неподалеку от нее – не слишком хорошая идея. Ее инструкции неуклонно выполнялись. Малышей-мерцев оттаскивали в сторону и прирезывали. Она не видела смысла в том, чтобы дать им вырасти. От них будут одни неприятности.

Когда с этим было покончено, она с удовлетворением отметила про себя, что миссия с успехом завершена, и отдала группе приказ отступать.

Поплыли обратно. Рядом двигались ближайшие соратники. Один из них указал назад, на редут. К водной крепости приближалась стая акул. Их тела были длинными и стройными, серебристая шкура отливала синевой. Пасти представляли собой невообразимо вытянутые отверстия с рядами белых острых зубов. При взгляде сбоку казалось, что акулы пародируют улыбку, но глаза у них были мертвые.

Появление тварей не слишком ее встревожило. Зачем им атаковать стаю наяд, когда перед ними полным-полно свежего мяса?…

Обезумев от жадности, акулы принялись отрывать и заглатывать огромные кровавые куски. Кидаясь друг на друга и щелкая зубами, они поднимали со дна облака ила. Несколько бестий подняли бучу из-за одного куска. Вцепившись в него зубами, они тянули в противоположные стороны. Со всех сторон спешили опоздавшие.

Наяды, оставив это безумное пиршество позади, устремились к поверхности, к мерцающему вдали кольцу света. Оказавшись наверху, они минуту позлорадствовали по поводу участи мерцев. Еще несколько подобных решительных операций, и всякое сопротивление, оказываемое мерцами, будет задушено.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать