Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Легион Грома (страница 35)


Оказавшись вне поля их зрения, Адпар принялась жадно глотать ртом воздух. Наклонившись, она окунула руки в воду и плеснула на лицо. Боль усилилась. Она шла от живота до горла.

Адпар изрыгнула кровь.

Первый раз в жизни она испытывала страх.

17

Элфрей и его группа были уже неподалеку от Дрогана – до восточного берега залива Калипарр оставалось не более двух часов пути.

Погода с каждым днем становилась все более непредсказуемой. Сегодняшний день, например, по контрасту со вчерашним, был солнечным; к тому же существенно потеплело. Многие подозревали, что причина кроется в магических потоках различной силы, именно они создают области хорошей или плохой погоды. Элфрей нисколько не сомневался, что это так. Однако у смягчения погоды был и нежелательный эффект: наружу повылезали феи. Орков они раздражали, так что не затихали звучные хлопки по различным частям тела, хотя некоторые предпочитали феями закусывать.

Элфрей с Кестиксом обсуждали сравнительные достоинства различных дружин и их место в табели о рангах, которую каждый орк держал у себя в голове. Разговор прервался, когда оба завидели двух всадников. Те двигались с востока и сначала казались точками, но с каждой минутой становились все больше, поскольку скакали во весь опор. Вскоре они приблизились настолько, что их стало возможно разглядеть.

– Эти орки, капрал, – сказал Кестикс. Всадники приблизились еще, и оказалось, что это Джад и Хистикк.

Элфрей не на шутку встревожился.

– Что случилось? – сразу спросил он. – Где остальные?

– Не волнуйтесь, капрал, все в порядке, – заверил его Хистикк. – Остальные скоро появятся. У нас хорошие новости.

Поскольку погода была неплохая, Дженнеста решила попугать своего генерала на открытом воздухе.

Они находились во внутреннем дворике дворца. Массивная стена цитадели нависала над ними. Все было мрачно и угрюмо. Лишь большая открытая бочка с водой нарушала общую картину. Прозаическая функция бочки заключалась в том, что из нее наполняли лошадиные поилки.

Мерсадион стоял под стеной, в тени. Королева – на расстоянии десяти шагов. Учитывая обстоятельства, Мерсадион счел неуместным тот факт, что именно на нее падает солнечный свет.

Выговор был в разгаре. Дженнеста бранила генерала за его многочисленные недостатки и упущения.

– …И по-прежнему никаких известий ни от охотников за удачей, ни от других агентов, которых ты разослал за счет казны.

– Мне очень жаль, мэм.

– А теперь, когда я говорю, что хочу лично вмешаться в события, и прошу собрать мне скромную армию, что ты делаешь? Ты изобретаешь оправдания, чтобы этого не делать.

– При всем моем уважении, миледи, вряд ли мои слова можно назвать оправданиями. Армия численностью в десять тысяч не такая уж скромная, и…

– Ты хочешь сказать, что у меня нет даже этого жалкого числа последователей и орков? – Дженнеста пригвоздила его к месту испепеляющим взглядом. – Ты утверждаешь, что моя популярность среди низших чинов столь низка, что невозможно набрать несчастные десять тысяч, готовых умереть за мое дело?

– Разумеется, я не это имею в виду, ваше величество! Тут вопрос не столько верности, сколько логики. Мы можем сколотить такую армию, но не в мгновение ока. В конце концов, в данный момент наши силы распылены на несколько фронтов одновременно, и…

Он затих, увидев, что она делает.

Не издавая ни звука, Дженнеста шевелила губами, производя руками сложные жесты. Наконец она сложила обе ладони горсткой, на расстоянии трех-четырех дюймов друг от друга. Словно завороженный, Мерсадион наблюдал, как между ее ладонями образовалось маленькое закрученное облачко. Оно напоминало циклон в миниатюре. Королева пристально смотрела на него. В потемневшем облаке начали сверкать крохотные желтые и белые молнии, послышались уменьшенные по звучности раскаты грома. Облачко, извиваясь и поблескивая, медленно приняло форму идеального шара, размером с яблоко.

Шар загорелся. Вскоре он уже сиял ярче любого светильника, и от него резало глаза. Однако сияние было столь красиво, что Мерсадион не мог оторвать от него взгляда. Потом он припомнил колдовской прием, который Дженнеста недавно сотворила на поле сражения. Началось примерно так же, а кончилось тем, что бесчисленное количество врагов ослепли, и оставалось лишь перерезать их, как баранов. По спине у генерала пробежал холодок. Мерсадион мысленно обратился к богам с мольбой не обойти его своей милостью.

Дженнеста убрала левую руку, а правую повернула горизонтально, ладонью вверх, так что сверкающий шар балансировал теперь над самой кожей. Страх Мерсадиона не уменьшился, но орк по-прежнему не мог ни отвести взгляд, ни сдвинуться с места.

Дженнеста медленно поднимала руку, пока сверкающая сфера не оказалась на одном уровне с ее лицом. Потом королева надула щеки и дунула на шар, как на одуванчик, совсем тихонько, отчего ее лицо приняло почти кокетливое выражение.

Шарик, ослепительный, как маленькое солнце, поплыл в сторону Мерсадиона. Мышцы генерала напряглись. Сияющая сфера, подчиняясь легким движениям королевской руки, оказалась рядом с ним, потом уклонилась в сторону и поплыла к стене. Мерсадион провожал шарик взглядом, пока он не вошел в кирпичную кладку.

Последовали ослепительная вспышка и грохот, напоминающий разряд грома. Взрывная волна ударила в Мерсадиона и всколыхнула одеяние Дженнесты.

Мерсадион вскрикнул.

Стену изуродовала черная обгоревшая отметина. В воздухе повис запах серы.

Мерсадион с отвисшей челюстью посмотрел на Дженнесту. Она держала еще один сверкающий

шар.

– Так что ты там говорил? – спросила она, будто и в самом деле ожидала ответа. – Кажется, ты не желаешь исполнять приказы?

– Я более чем желаю исполнять ваши приказы, мэм, – зачастил Мерсадион. – Это просто проблема численности…

На этот раз она как бы слегка щелкнула по шарику, и он двинулся в сторону генерала с большей скоростью.

Шарик ударился о стену с таким же оглушительным грохотом. Орк дернулся. На его трепещущую голову дождем посыпались щебенка и куски кладки.

– Ты опять выискиваешь оправдания, генерал, – с упреком произнесла Дженнеста, – между тем как мне нужны решения.

Похоже, стоило начать, и процесс пошел все легче и легче. На ладони у нее появился еще один шарик, уже полностью сформировавшийся и пульсирующий. С детским смехом королева подбросила его вверх, как игрушку.

Шарик полетел к Мерсадиону с такой целеустремленностью, будто сознательно вознамерился ударить его. Однако траектория полета была по-прежнему управляемой. Генерал вжался в стену, а сфера пролетела мимо.

И врезалась в бочку с водой. Хотя слово «врезалась» в данном случае оказалось не совсем точным. Просто шар прикоснулся к древесине и был ею поглощен. Вода мгновенно закипела. Из бочки пошел пар, он вырвался даже из-под железных скоб.

Потрясенный, Мерсадион перевел взгляд на Дженнесту. Четвертой сферы пока не появилось, и он воспользовался передышкой.

– Разумеется, ваше величество, – сказал он. – Любая ваша воля будет исполнена незамедлительно. Я уверен, мы преодолеем те незначительные трудности, которые могут встать на пути комплектации армии.

– Отлично, генерал. Я знала, что ты понятлив. – Добившись чего хотела, Дженнеста несколько раз сдвинула ладони, будто не торопясь аплодировала ему. – Еще одно…

Тело Мерсадиона вновь напряглось.

– Мэм?

– Меня волнует вопрос дисциплины. Тебе, наверное, известно, что Страйк и его дружина в некоторых подразделениях армии приобрели славу едва ли не героев.

– К сожалению, это правда, ваше величество. Хотя совсем не широко распространено.

– Проследи за этим. Когда такие вещи укореняются, они могут расцвести. Какие шаги вы предпринимаете, чтобы противодействовать этому?

– Мы повсюду распространяем вашу версию… э-э… то есть правду, согласно которой Росомахи стали ренегатами. Нижние чины знают, что одобрение действий преступников карается поркой.

– Пусть приказ распространится на все чины, и наказывай их за любое упоминание Страйка и его банды. Что касается порки, то ты слишком снисходителен. Карой должна стать казнь. Сожги пару-тройку смутьянов, как пример для остальных, и всяким разговорам тут же придет конец.

– Да, мэм. – Если у генерала и возникли какие-то сомнения по поводу эффективности подобного наказания, он предпочел держать их при себе.

– Внимание к деталям, Мерсадион. Именно оно заставляет государство функционировать. Желая снискать ее расположение, он ответил:

– В этом секрет вашего успеха, миледи.

– Нет, генерал. Секрет моего успеха – жестокость.

Большую часть следующих двух дней Страйк, Коилла, Хаскер, Джап и солдаты провели в пути, без особых происшествий. Остановки делали как можно реже и старались двигаться как можно быстрее.

На второй день, когда солнце начало клониться к закату, они почувствовали себя смертельно уставшими. Однако уже показались деревья на берегу залива, а справа раскинулся Дроганский лес.

Когда тени стали удлиняться, тыловые патрули заметили четверых всадников, приближающихся к ним с востока. На многие мили вокруг не имелось ни одного укрытия, и казалось разумным предположить, что всадники не были частью большей группы.

– Думаешь, новая проблема? – спросил Джап.

– Если и так, то с четырьмя мы справимся, верно? – отвечал Страйк. Он подал сигнал колонне перейти на трусцу.

Прошло несколько минут, и Хаскер сказал:

– Это орки. Страйк пригляделся:

– Ты прав.

– Это вовсе не значит, что они друзья, – напомнила Коилла.

– Да, не значит. Но, как я уже сказал, их всего четверо.

Через некоторое время всадники приблизились. Один из них воздел руку в приветствии:

– Приятная встреча!

– Приятная, – осторожно отвечал Страйк. – По какому делу вы едете?

Неизвестный орк внимательно посмотрел на него:

– Ты ведь он, верно?

– Что?

– Ты – Страйк. Мы не знакомы, капитан, но я тебя пару раз видел. – Орк обвел взглядом остальных. – А это Росомахи?

– Да, я Страйк. Кто ты и что тебе надо?

– Капрал Триспер, сэр. – Орк кивком указал на своих спутников: – Рядовые Правод, Кэд и Реллеп.

– Вы с дружиной?

– Нет. Мы бывшая инфантерия королевы Дженнесты.

– Бывшая? – переспросил Джап.

– Мы… ушли.

– Со службы Дженнесте уходят разве что ногами вперед, – заметила Коилла. – Или она установила порядок ухода на пенсию?

– Мы ушли самовольно, капрал. Так же, как и ваша дружина.

– Почему? – полюбопытствовал Страйк.

– Удивляюсь, что ты спрашиваешь, капитан. Говоря простыми словами, мы сыты Дженнестой по горло. Сыты ее несправедливостью, ее жестокостью. Орки созданы для битвы, мы все это знаем, и мы делаем дело без ропота и жалоб. Однако она зашла слишком далеко.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать