Жанр: Фэнтези » Стэн Николс » Легион Грома (страница 40)


Не без некоторой тревоги они вступили в лес. Элфрей поднял флаг. Он, как и остальные Росомахи, знал, что значение флага известно всем, но далеко не все его уважают.

В лесу было прохладно, пахло землей. Внутри лес не был таким мрачным, каким казался снаружи. Тишина царила почти абсолютная, что вызвало у орков ощущение тревоги.

После десятиминутной езды они выбрались на небольшую поляну.

– Почему-то мне кажется, что здесь надо говорить шепотом, – прошептала Коилла.

Элфрей взглянул вверх, на лиственный полог, сквозь который просачивались солнечные лучи.

– Потому что это место кажется почти святым.

Джап согласился:

– Думаю, здесь сильна магия. Вода из залива, лиственное укрытие: все это помогает удерживать магию. Не исключено, тут один из немногих не тронутых людьми магических оазисов Марас-Дантии. Здесь все так, как когда-то было везде.

Хаскер всего этого словно не заметил.

– И что, будем ходить и удивляться, пока случайно не набредем на кентавра?

Откуда ни возьмись из-за деревьев и кустарников появились десятки кентавров. Некоторые держали длинные тонкие копья. У большинства же были наведенные на орков луки.

– Уже не будем, – отвечала Коилла.

– Спокойно! – сказал Страйк, обращаясь ко всему отряду. – Останавливаемся.

Вперед вышел один кентавр, молодой и горделивый. Шкура на нижней, конской, части его тела была шелковисто-коричневой. У него были широкие копыта и тонкий хвост. Выше пояса его тело несколько напоминало человеческое. Руки были мускулистые, а на груди обильно росли волосы. Спину он держал прямо. Лицо очень украшала кудрявая борода.

Несколько оркских лошадей испугались и попятились.

– Вы на территории клана, – объявил кентавр. Что вы здесь делаете?

– Мы по мирному делу, – заверил его Страйк.

– По мирному? Но вы же орки.

– И у нас определенная репутация, верно? Наша репутация идет впереди нас. Так же как и ваша. Но, как и вы, мы сражаемся за правое дело и не предаем флаг перемирия.

– Хорошо сказано. Я – Гелорак.

– Я – Страйк. А это моя дружина, Росомахи. Кентавр приподнял бровь:

– Твое имя здесь известно. Вы сами по себе или действуете от чьего-то имени?

– Мы здесь по собственному делу. Остальные кентавры по-прежнему держали луки натянутыми и наведенными на орков.

– Ты приобретаешь репутацию орка, который приносит с собой беду, Страйк. Спрашиваю еще раз: по какому делу вы пришли?

– Ничего такого, что может повлечь за собой беду. Мы разыскиваем кентавра по имени Кеппатон.

– Нашего главного? Вам требуется оружие?

– Нет. Мы хотим обсудить с ним другой вопрос.

Гелорак задумчиво изучал гостя.

– Ему решать, захочет ли он обсуждать с вами какие-то дела. Я отведу вас к нему. – Он бросил взгляд на меч Страйка. – Я не стану унижать вас предложением сдать оружие на время вашего пребывания здесь. Думаю, с такими предложениями к оркам обращаться не стоит. Но мы полагаемся на вашу честь. Надеюсь, вы не станете извлекать оружие, даже если разгневаетесь.

– Благодарю тебя. Мы ценим такое отношение. Наше оружие не будет извлечено из ножен, если никто не обратит против нас свое. Я даю слово.

– Отлично! Идем.

Он махнул рукой. Луки опустились.

Гелорак повел отряд глубже в лес. Остальные кентавры держались неподалеку. Наконец вышли на очень широкую поляну.

На поляне стояли здания, по виду напоминающие конюшни. Тут и там попадались обычные, крытые тростником, округлые хижины. Самое большое сооружение напоминало амбар без передней стены. Окруженные облаками дыма, в палящем жару, кентавры били молотами по наковальням и дули мехами. Другие с помощью щипцов снимали с жаровен раскаленные куски металла и окунали в бочки с водой. Металл шипел, вода мгновенно закипала, от бочек поднимался пар.

Домашняя птица и свиньи бегали свободно. В воздухе отчетливо пахло навозом, и далеко не весь он был от скота.

Десятки кентавров, молодых и старых, занимались своими обычными делами. Когда появились Росомахи, большинство оставили дела и стали рассматривать гостей. Страйка несколько успокоил тот факт, что их реакция, видимо, была скорее рождена любопытством, чем враждебностью.

– Подождите здесь, – сказал Гелорак. Легкой рысью он поскакал к оружейной мастерской.

– Что скажешь? – спросила Коилла.

– По-моему, они довольно дружелюбны, – рассудил Страйк. – И к тому же позволили нам оставить при себе оружие. Это хороший признак.

Появился Гелорак в сопровождении еще одного кентавра. Тот был средних лет, с седеющей бородой. Мощь и мускулистость, которые, судя по всему, выделяли его в молодые годы, чувствовались и сейчас, однако впечатление ослаблялось физическим недостатком. Он хромал. Передняя нога, усохшая и тонкая, похожая на веретено, при движении волочилась.

– Приятная встреча, – поприветствовал их Страйк.

– Приятная. Я – Кеппатон. Кентавр я очень занятой и действую импульсивно. Так что простите, если обойдусь без околичностей. Чего вы хотите?

– Мы хотели бы обсудить с тобой одно дело. Заключить сделку, которая может оказаться для вас очень выгодной.

– Это еще надо посмотреть. – Кеппатон смерил их оценивающим взглядом. Его тон смягчился. – Но если речь идет о деле, то дела всегда лучше обсуждать за едой. Вкусите с нами еды и питья.

– Благодарю. – Мысль о том, что придется есть, привела Страйка в ужас, однако протокол требовал принять приглашение.

Орков провели к тяжелым дубовым столам в центре поляны. Скамейки поставили только по одну сторону столов, для орков; кентавры ели

стоя.

Принесли мясо и рыбу. Был и свежеиспеченный хлеб, и блюда с фруктами, и корзины, доверху полные орехами, – все как подобает угощению обитателей леса. Подали эль, а также кувшины с крепким красным вином.

Страйк, понимавший, что надо съесть ровно столько, чтобы не обидеть приглашающих, поднял тост за хозяев:

– Щедрое угощение. Мы благодарим вас.

– Я всегда считал, что мало найдется таких расхождений, которые нельзя уладить за хорошей едой и чашей доброго вина, – отвечал Кеппатон.

Он осушил собственный кубок и срыгнул. Это было яркой демонстрацией широко известной любви кентавров к чувственным удовольствиям жизни – склонности, нередко приводившей их к чрезмерности.

– Хотя, думаю, у вас, орков, это не совсем так, да? – добавил он. – Мы склонны сначала задавать вопросы, предпочтительно за едой, а не во время драки. У вас же, по-моему, все наоборот?

– Не всегда, Кеппатон. Мы способны к здравому рассуждению и спокойному разговору.

– Разумеется, способны, – добродушно отвечал Кеппатон. – Так о чем вы желаете порассуждать сегодня?

– У вас есть предмет, который мы бы хотели у вас выменять.

– Если ты об оружии, то лучшего тебе не найти во всей Марас-Дантии.

– Нет, мы пришли не за оружием, хотя ваше, действительно, славится. – Страйк поднял кубок и отпил. – Я говорю об одной реликвии. Мы называем ее звездой. Может быть, вам она лучше известна под названием «инструмент».

Воцарилась мертвая тишина. Страйк надеялся, что своей фразой не испортил налаживающиеся отношения.

После паузы Кеппатон улыбнулся, сигнализируя, что можно возобновить разговор. Хотя теперь слова звучали уже гораздо тише, поскольку всем хотелось не столько говорить, сколько больше услышать.

– У нас есть артефакт, о котором ты говоришь, – признал кентавр. – И ты не первый, кто явился сюда, надеясь получить его.

– Были и другие?

– За многие годы, бывало, захаживали.

– Могу я спросить, кто они?

– О-о, кого только не перебывало. Если собрать всех вместе, получится пестрая компания. Ученые, солдаты удачи, те, кто заявлял, что владеет секретами черной и белой магии, мечтатели…

– И какова была их участь?

– Мы их убили.

Когда орки услышали это, кусок застрял у них в горле.

– А нас не убьете? – спросил Страйк.

– Вы пришли с просьбой, а не пытаетесь отнять силой. Я говорю о тех, кто явился с плохими намерениями.

– А были и другие?

– Были некоторые. Обычно мы оставляли их в живых, но они, конечно, уходили разочарованными.

– Почему?

– Потому что они не хотели или не могли выполнить условия, при которых я готов выменять то, что вы называете звездой.

– И что же это за условия?

– Дойдем и до этого. Здесь есть кое-кто, и я хочу, чтобы ты с ним встретился. – Хромой кентавр повернулся к стоящему рядом Гелораку. – Приведи Хеджестуса. Скажи, пусть прихватит реликвию.

Гелорак, допив вино, затрусил прочь.

– Наш шаман, – объяснил Кеппатон Страйку. – Он хранитель инструмента.

Через некоторое время Гелорак показался из маленькой хижины на краю поляны. Рядом с ним, еле-еле держась на ногах, шел очень древний кентавр. В отличие от всех остальных членов клана, он носил ожерелья. Их было несколько штук, сделанных из чего-то, напоминающего гальку или ореховую скорлупу. Гелорак же нес маленькую деревянную шкатулку. Оба шли медленно.

После представлений, на которые Хеджестус отвечал торжественно, Кеппатон приказал достать звезду. Резную шкатулку поставили на стол и открыли.

В ней находилась звезда, опять же отличающаяся от тех, что уже были у Страйка. Эта оказалась серой, и от центральной сферы отходили лишь два луча.

– По виду не скажешь, что в ней есть что-то особенное, да? – заметил Кеппатон.

– Не скажешь, – согласился Страйк. – Можно?

Главный кентавр кивнул.

Страйк осторожно извлек звезду из шкатулки. У него мелькнула мысль, не подделка ли перед ним. Он слегка надавил на нее, но материал оказался таким же прочным, как и тот, из которого были изготовлены остальные звезды.

Кеппатон, по всей видимости, понял, что делает Страйк, но ничего против не имел.

– Она не просто прочна, разрушить ее невозможно. Я никогда не видел ничего подобного, а я имел дело со всеми существующими материалами. Однажды я бросил ее в горнило. Огонь ей нисколько не повредил.

Страйк положил звезду обратно в шкатулку.

– Зачем она вам нужна? – спросил Кеппатон.

Страйк надеялся, что этого вопроса удастся избежать. Он решил дать устаревший ответ – в конце концов, какая-то доля истины в нем имелась.

– Мы из орды королевы Дженнесты. Надеемся, что с помощью звезды сможем купить милость королевы, когда вернемся. У королевы страсть к религиозным древностям.

– Если знать ее репутацию, это кажется странным.

– Мы орки, и нам необходимо быть в орде. А эта орда – единственная, которая нам подходит.

У Страйка сложилось отчетливое впечатление, что Кеппатон не поверил ни единому его слову. Кроме того, он опасался, что упоминание о Дженнесте было неверным шагом. Ее характер известен всем. Кентавр мог решить, что она – неподходящий хранитель для звезды.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать