Жанр: Научная Фантастика » Юрий Нестеренко » Диктатор (страница 5)


На другой день с утра аудиенции попросили представители СИЛа. Они настаивали на разрешении их организации, как не занимающейся политикой. Однако Джедсон, зная от Эрайде, что СИЛ не очень популярен в народе, отказал. Когда делегаты ушли, он сообразил, что, если СИЛ против инородцев, то как же он должен смотреть на инородца, тем более инопланетянина, у власти? СИЛовцы — наиболее последовательные его враги: другим он может угодить той или иной политикой, но для СИЛа он враг уже потому, что не лантриец. Джедсон пожалел о своем отказе: возможно, этих следовало задобрить. Но менять свое решение не стал, дабы не подрывать авторитет президента.

Вечером явился Эрайде с докладом.

— Как дела в республике? — поинтересовался президент.

— На юге крестьянские выступления.

— Послушайте, чего им не сидится? Все равно через два с небольшим месяца я улечу, и указ отменят.

— В том-то и дело, что вряд ли. Латифундистам он очень выгоден, промышленникам на данном этапе тоже: рабочей силой они обеспечены сверх меры, а богатые латифундисты — это крупные вкладчики, в отличие от нищих переселенцев. К тому же искусственно создаваемые крестьянские хозяйства — перспектива расширения внутреннего рынка. Я уж не говорю о простых горожанах: падение уровня безработицы, преступности и т.п. Словом, указ выгоден всем, кроме самих крестьян.

— Ну, раз так, мы их усмирим. Пошлите больше войск на юг.

— Но…

— Без всяких «но»! Что еще?

— В Дрольфийской империи настоящая истерия. Александр проводит индустриальную мобилизацию. Из рабов и вольнонаемных формируется настоящая промышленная армия. Весь свободный капитал вкладывается в промышленность. Заключены крупные подряды. Виднейшие специалисты занимаются планированием. Со всего Вирта в империю съезжаются лучшие ученые, экономисты и инженеры, привлеченные баснословными заработками.

— Послушайте, Эрайде, чего не хватает этим дрольфийцам? Зачем им все это?

— Последнее время темпы роста Дрольфа отставали от темпов роста других, не рабовладельческих государств. Национальный доход ниже, чем во многих странах. А Хилс — прекрасный оратор, он рисует им головокружительные перспективы. И потом дрольфийцы, как всякая великая нация, очень горды и самолюбивы.

— Впрочем, меня это не касается. Что сделает Хилс за два месяца?

— Ну нет. Империя имеет большой промышленный и финансовый потенциал. За тридцать лет Контракта империя совершила колоссальный скачок, это в последнее время темпы замедлились. По сути, бочки с порохом уже наполнены или почти наполнены, нужен энергичный и решительный человек, который сумеет их поджечь. Император Хилс, по-моему, именно такой человек.

— Как бы там ни было, это внутренние дела Дрольфа. Нам нет до них дела. У вас все?

— Да.

— Вы свободны, Эрайде.

Странные события происходили в Лантри на следующей неделе. Выступления крестьян все шире охватывали юг и юго-запад страны. Туда была стянута большая часть лантрийских войск, но сколь-нибудь крупных столкновений не происходило. Латифундисты терпели вместо ожидаемой прибыли убытки и несколько раз требовали от Джедсона навести порядок. Джедсон вызвал Зимонс-Деля.

— Почему до сих не навели порядок в деревнях?

— Ваше превосходительство, крестьяне озлоблены, а армия не хочет воевать с мирным населением.

— Скажите уж — ни с кем не хочет и не может воевать! Дармоеды!

— Ваше превосходительство, при такой оплате…

— Вы предлагаете повысить им оплату? Мне и так нечем заткнуть дыры в экономике! Вот что, Зимонс-Дель. С этого момента вы отстранены от командования. Министром назначаю Крэга, главнокомандующим буду сам.

Генерал поклонился и вышел. В тот же день Джедсон отдал приказ войскам о немедленном наступлении. Приказ выполнен не был. К президенту явился Морт. Прежде чем президент успел открыть рот, он услышал от министра госбезопасности все, что хотел сказать сам: в стране черт знает что творится, и это безобразие.

— Я хочу бросить на юг войска госбезопасности, — сказал несколько обескураженный Джедсон.

— Я считаю это лишним, — отрезал Морт. — В стране необходимо ввести чрезвычайное положение.

— Вы гарантируете мне, что это поможет?

— Безусловно.

— Хорошо, готовьте приказ.

Морт спокойно извлек из папки экземпляр приказа и указал Джедсону, где расписаться. Министерство использовало приказ весьма остроумно: начались аресты всех, кто имел хоть какое-то отношение к политической деятельности — как левых, так и правых. Каждое дело рассматривал один из офицеров госбезопасности в течение суток. Приговоров было два: расстрел и повешение. На юге войска по-прежнему топтались на месте. Так прошло еще две недели. В один из этих дней Эрайде ворвался в кабинет Джедсона.

— Чрезвычайное происшествие! Александр Хилс купил дрольфийские заводы Би-Би-Ай!

— Не смешите меня, Эрайде, — ответил Джедсон. — На это на всем Вирте конвертируемой валюты не хватит. А ваши соллеры — или что там у Дрольфа — на Земле не нужны.

— Хилс купил на свои деньги, — ответил советник. — Он и прежде был держателем большого числа акций Би-Би-Ай, а теперь решил приобрести предприятие.

— Зачем? Разве ему не спокойней было получать доход с акций?

— Откуда я знаю, зачем? Мы ничего о нем не знаем! Он, вероятно, миллиардер.

— Как у него дела с промышленной революцией?

— Прекрасно! — отрезал Эрайде. — Сейчас он скупает оборудование и технологии у виртианских представителей земных компаний. Используя рабовладельческий строй, он заставляет рабов работать на износ.

— Чепуха, подневольный труд — самый непроизводительный.

— Но он обещал рабам, что каждый из них сможет выкупиться! Вот они и торопятся — успеть до конца его правления.

— А как на это смотрят их хозяева?

— А им он обещал, что дешевая и надежная техника заменит низкопроизводительных рабов, которых надо кормить и одевать. Кроме того, уже сейчас по всей империи созданы комиссии, в которые может обратится любой раб — и его хозяин не вправе воспрепятствовать ему! — и сдать экзамен по той или иной дисциплине. Если комиссия подтверждает его квалификацию, он тут же получает свободу, а хозяин компенсацию. А среди

дрольфийских рабов немало людей с высшим образованием.

— Ладно, к черту Дрольф! Что у нас?

— У нас по-прежнему. Министерство госбезопасности делает свое дело, но войска на юге и юго-западе не продвинулись, хотя уже не отступают.

— Куда уж дальше! Вызовите ко мне Крэга!

Крэг явился и в ультимативной форме потребовал повышения платы офицерам и армии. Джедсон отказал. Тогда Крэг заявил, что война портит армию и что без должной компенсации войска немедленно оставят позиции. Джедсон тут же уволил Крэга в отставку. Часом позже он уволил в отставку Зимонс-Деля. По триумвирату был нанесен сильный удар. Эрайде осторожно намекнул президенту, что это безумие. Тогда Джедсон вызвал к себе Килта и повысил ставку легионерам до пятьдесят соллеров в день.

На другой день Джедсон направил-таки на юг комиссию госбезопасности. Несколько офицеров было арестовано по обвинению в саботаже и государственной измене. Войска двинулись вперед. Захваченные деревни разорялись начисто. Крестьяне разбегались по лесам. Деревни, до сих пор сохранявшие лояльность, охватила паника. В городах начинался голод. Несмотря на продолжавшиеся репрессии сил госбезопасности, в Сильдорге прошли демонстрации рабочих. На третий день демонстраций Джедсон узнал, что их уже не разгоняют. Он потребовал к себе генерала Морта.

— Черт побери, что творится в республике? — начал Джедсон без обиняков.

— В республике творится политический кризис, и виной ему — ваша игра в демократию в начале правления.

«Если он так прямо обвиняет меня… дело далеко зашло!» — подумал Джедсон.

— Силы госбезопасности делают все, что могут, — продолжал Морт.

— Они не могут даже прекратить демонстрации в столице!

— Силы госбезопасности должны бороться с политической оппозицией, — ответил Морт своим всегда спокойным голосом, — но они не должны и не могут бороться с естественными человеческими потребностями. Эти люди хотят есть, гражданин президент.

— Но ваша армия разоряет деревни!

— Наша армия? Это ваша армия, гражданин президент. Вы ею командуете. Кстати, о командовании. Вы обезглавили военное министерство. В армии разброд.

— А этим уже вы занимайтесь. Кстати, в сегодняшней «Утренней газете» содержатся непростительные намеки. С сегодняшнего дня все свободные газеты запрещены. Арестуйте их редакторов, Морт.

— У вас есть еще распоряжения?

— Нет. Вы свободны.

После ухода Морта Джедсон принялся лихорадочно соображать. «Это заговор. Я окружен врагами. На кого я могу сделать ставку? На крестьян? Экспроприировать латифундистов? Это бред. Здесь, похоже, народом вертят, как хотят. Может, на армию? Нет, триумвират неоднороден. Морт и Бин этого не одобрят. Армия служит для парадов и государственных переворотов… но для защиты власти она одна, сама по себе, вряд ли пригодна. В этой чертовой стране все наоборот… У Зимонс-Деля самый пышный мундир, и он самое незначащее лицо в триумвирате. А Эрайде в его неприметном сером костюме? Нет, за ним не стоит реальной силы. Он, несомненно, связан с триумвиратом, но лишь на правах совещательного голоса. Или, может, он связан с мафией? Но здесь несколько враждующих кланов, и ни с одним у меня нет контакта. Может, Бин? Но тот не решится на самостоятельную игру, потому что Морт сильнее и сумеет перетянуть армию на свою сторону. Тогда сам Морт. Но он мой первый враг, он первый желает захватить власть. Как-нибудь поддержать его, а значит, усилить — безумие. В то же время силы госбезопасности — единственное действенное оружие… Черт побери, как все запуталось! Надо продержаться еще месяц!» В конце концов Джедсон повысил легионерам ставку до семидесяти соллеров в день.

Время шло. Обстановка продолжала накаляться. Джедсон отозвал армию с юга и юго-запада. Но та сделала свое дело: деревни были разорены. В стране разразился голод. Репрессии выкосили всех, кто мог оказать противодействие триумвирату и лично Морту, а значит, в том числе и тех, кто мог прямо или косвенно поддержать Джедсона. В городах не прекращались демонстрации и забастовки. Резко упал уровень промышленного производства. Возросла инфляция.

Дрольфийская империя развивалась с поразительной быстротой. Александр, понимая, что в короткие сроки невозможно развить собственную промышленность и технологию, скупил все лучшее со всего Вирта — у виртиан за дрольфийскую валюту, у земных компаний — на свои средства (он действительно был очень богат, и вложенные капиталы приносили ему высокий доход). Но наступил момент, когда империя столкнулась с финансовыми трудностями. И Александр сделал следующий ход. Он обратил взоры дрольфийцев на север, на небольшую торгово-финансовую республику Горр. Когда-то республика эта была самостоятельным государством, где особо процветала торговля; потом она была завоевана Дрольфийской империей. Во время упадка империи горрийский наместник отказался повиноваться императорской власти, объявил себя самостоятельным государем, а Горр — независимым государством. Ослабленная империя, теснимая агрессивными соседями с юга и терзаемая войной с Лантри на востоке, вынуждена была примириться с потерей. Впрочем, вскоре империя получила передышку, а бывший наместник оказался жестоким тираном и потерял популярность в народе. Благодаря этому его армия была разбита дрольфийскими войсками, а сам он убит. Но у империи не было былой мощи, и, дойдя до горрийской столицы, дрольфийский полководец вступил в переговоры. В результате Горр сохранила фактическую независимость, получив формально статус протектората. Контракт с Землей сделал Горр совершенно независимым государством, и республика превратилась в финансовый центр Вирта. Хилс бросил лозунг: «Нас окружают более развитые экономически страны. Лучший способ догнать их — присоединить их.»



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать