Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Мегамир (страница 22)


— Ну-ну, — суховато сказал Кирилл. Перед глазами плыло, в животе словно ворочали ятаганом. — Значит, еще не знаешь, что можешь встретить...

Руки Саши задергались. Дмитрий ухватил ее в охапку, прижал к земле:

— Может быть, бегом к Кравченко?

— Чуть подождем.

— Кравченко — голова! Умница, умелец. К тому же лауреат, автор трех монографий методов трепанации.

— Мне он понравился тоже. Но сюда не лауреатов, а знатоков Малого Мира, либо... чокнутых. Тут все на уровне школяров. Всякому ли лауреату самолюбие позволит начинать заново?

Судорога подкинула Сашу так, что распластанный на ней Дмитрий взлетел как от могучего пинка. Кирилл взял гарпунное ружье, сел, прислонившись к еще теплому камню. Ноги не держат, а тут в непривычной роли: бдить и охранять... Правда, хоть ночные хищники еще не вышли, но еще опаснее вечерние, которые успевают на границе дня и ночи. У них скорость, зрение, реакция, точные броски...

Не выпуская ружья, другой рукой расстегнул молнию, кое-как сорвал с себя комбинезон. Кожа от соприкосновения с воздухом пошла пупырышками. Со всех сторон бомбардировали запахи, сотрясения воздуха, тепло, холод. Нервы истончившейся кожи считали информацию, посылая сигналы в мозг, но язык сигналов пока что китайская грамота, смутно воспринимал лишь самые простые символы. Во-о-он за тем стеблем дремлет большой кузнечик, который несмотря на травоядность, жрет и букашек, а почти под ногами, отделенный перегнивающим листом, спит хищный кивсяк...

Сашу подбрасывало, выворачивало из стороны в сторону. Дмитрий висел над ней, прижимая ее руками, удерживал головой, чтобы судорога не вывернула шею. Наконец Саша застонала, челюсть отвисла, выпал синий распухший язык.

Кирилл отворачивался, уводил глаза. Неловко было смотреть на грудь Саши: маленькую, но,

несомненно, женскую, на белые жуткие шрамы. Дмитрий бесцеремонно растирал ей грудь, но у суперменов, танцоров и прочих профессионалов другое отношение к телу, а Журавлев без галстука в присутствии женщины чувствовал себя голым. И ее не привык видеть... Ну не в порядке.

Брови Саши задергались, словно она тужилась разомкнуть слипшиеся веки. Дмитрий похлопал ее по щекам. Ее лицо перекосилось, с большим усилием она открыла левый глаз. Несколько мгновений смотрела, затем лицо задергалось сильнее. Она плотно зажмурилась, словно увидела нечто ужасное.

Дмитрий ликующе повернулся к Кириллу:

— Она меня узнала! По глазам вижу, узнала!.. А я дрожал, что от сырости в башке что-нибудь... Ну, сам понимаешь, заржавеет или короткое замыкание... Теперь живем!

Саша уже не билась в конвульсиях. Грудь ее часто и нервно поднималась, слышно было урчание и бульканье. Наконец ее веки поднялись, глаза медленно прояснились. В них был ужас.

— Голова... — послышался едва слышный шепот. — Горит...

— Горит? — не понял Дмитрий. — Ты же мокрая! И в голове у тебя...

Кирилл собрал силы, чтобы сказать членораздельно:

— На станцию... Работа для Кравченко.

Дмитрий подхватил Сашу, стремительно бросился через заросли. Через минуту вернулся, подобрал лежащего без сознания мирмеколога. Воздух похолодел, движения замедлялись, холод сковывал.

Когда он подошел к огромному куполу станции, Кирилл и Саша не двигались, будто окоченели. Они перестали гнуться, Дмитрий нес их как бревна. Холод сковывал мысли, ощущения. Как сквозь туман увидел раздвоенные морковки, его подхватили, внесли в теплый, даже горячий воздух. Донесся требовательный голос Кравченко...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать