Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Мегамир (страница 50)


Летали бабочки, укутанные от холода в длинный мех, наземные звери двигались замедленно, расчленяли друг друга с неторопливой убежденностью, часто останавливались отдохнуть, жуки спали, а единственный муравей, которого встретили на пути, был покрыт длинными частыми волосами. Да и двигался так, что издали походил на гусеницу.

Спускаясь по стене в расщелину, Ногтев спросил внезапно:

— Это место выбрали не случайно?

Кирилл ответил настороженно:

— Вы же видели, заранее не выбирали. Просто место на голой каменистой горке, удобнее, хорошо просматривается. К тому же удобная щель.

Ногтев сказал задумчиво, глаза его смотрели очень внимательно:

— А мне показалось, что выбирали с дальним прицелом. Как будто собирались в будущем основать новую станцию. Отводок нашей разрастающейся колонии.

Кирилл попробовал отшутиться, скрывая тревогу:

— Вы не первый так думаете! Даже не второй.

— А кто первые два? — спросил Ногтев быстро.

— Муравьи Саша и Дима.

Утром Кирилл вывел Ногтева пораньше, чтобы тот успел увидеть еще один мир, которого не встретишь ни днем, ни ночью. Мир перенаселен, экологические ниши забиты плотно, есть звери дневные, есть ночные. Но отыскались и те, кто наловчился использовать короткие часы, даже минуты рассвета, когда ночной холод уже испаряется, а дневная жара не наступила, когда насекомые едва отходят от оцепенения, когда можно хватать и тащить, можно напиться росы, пожевать травинку, уволочь в нору сочный стебелек.

Вдвоем наблюдали за невиданными муравьями, жучками, клещиками, сороконожками, твердотелками. Видели молниеносные схватки, стычки, видели, как часто удачливый охотник становится добычей другого ловца. Мелькало как при ускоренной съемке, все торопились успеть, днем можно поспать и накопить силы для короткого периода бешеной активности вечером, в промежуток между жарким днем и холодной ночью.

— Изобилие, — выдохнул Ногтев угрюмо, — пугающее изобилие. Мы к нему не готовы.

— Еды много. Ну и что? Высвободи мозги для творчества.

— Если бы... Плохо вы знаете людей, Кирилл Владимирович!

— Я в них верю.

— Гм, очень удобная позиция. Не знаю, не верю. Что-то знакомое слышится...

— Обратите внимание на скорости!

— Обратил... Боюсь, нам придется жить в таком же темпе. А ведь цивилизация и так мчится чересчур быстро. Опасно быстро.

Лицо Ногтева было несчастным, тревожным. Кирилл сказал осторожно:

— Здесь другой метаболизм. Мы не только быстрее двигаемся, чем жители Большого Мира, но и думаем. Так что это не опасно. Должны успевать.

За их спинами послышался шум. Появился Дмитрий, сонный Буся ожесточенно чесал затылок средней лапой, потом ожесточенно стал драть когтями задней прыгательной, крепко вцепившись в комбинезон остальными и едва не сбивая лапой крохотные усики.

— Ждем ваших указаний, — объявил Дмитрий жизнерадостно.

— К новым горизонтам, — объявил Ногтев

мрачно. К новым свершениям.

Сообща выволокли воздушный мешок, Ногтев зажег горелку, ткань начала шевелиться, задвигались канаты. Над расщелиной вздулся красно-оранжевый шар с пугающими кругами и треугольниками. Дмитрий с Забелиным и Хомяковым спешно переносили в гондолу снаряжение. Ксерксы суетились в панике, пробовали перетаскивать обратно, но сообща им «забили баки», «повесили лапшу» на уши, хотя ушей у муравьев никогда не было, и в конечном счете обоих затолкали в гондолу.

— Все на месте? — осведомился Ногтев.

Дмитрий по сигналу брызнул на канаты растворителем, те лопнули с мягким синтетическим звуком. Гондолу резко дернуло вверх и в сторону. На этот раз на ногах удержались все, опыт быстро появлялся.

— Ветерок, — сказал кто-то с тревогой. — Экспресс!

За первый день после посадки они покрыли территорию, если считать в пересчете на свои размеры, Европы, Азии и двух сотен обеих Америк. Ногтев хмурился, грыз ногти. Слишком велик простор, человечество не готово... Если оставить здесь крохотную станцию, все равно, что дать им в распоряжение весь материк. Даже если все человечество перебросить в Малый Мир, на каждого придется участочек равный Франции и пяти Китаям! А собрать группы по десять-пятнадцать человек, то на каждого придется площадь планеты, чуть больше, чем Земля. Такая роскошь не снилась даже колонистам Дикого Запада, переселенцам Сибири.

Когда летели над лесом, навстречу метнулось несколько птиц. Первая пролетела так близко, что шар закачался, гондолу мотнуло. В руках Дмитрия мгновенно появилось ружье, хлопнул выстрел. В ответ раздался такой страшный птичий крик, что вся стая, раскачивающая «Таргитай» в воздушных ямах, рассеялась в панике.

Птица камнем рухнула вниз, отчаянно забила крыльями, пронеслась над кустами.

— Неплохой выстрел, — одобрил Ногтев.

— Плохой, — возразил Кравченко. В его добрых глазах стояло осуждение. Клей попал прямо в клюв! Теперь помрет с голода. Почему бы ни стрельнуть в глаз или вообще...

— Вот беда, — сказал Ногтев, но огорчения в голосе не было.

Дмитрий закинул ружье за спину, развел руками с самым невинным видом:

— Стрелял в клюв, потому что пташечка уже распахнула его на нашего уважаемого эскулапа. А клювик будь здоров, как ворота в паровозное депо! Если бы она прицелилась цапнуть его глазом или этим «вообще»...

Он ушел, провожаемый одобрительными смешками. Кравченко растерянно смотрел ему вслед:

— Когда он появлялся на станции с незапланированной добычей, всякий раз оказывалось, что «оно напало первым». Удивительный человек! На него нападают даже безобиднейшие мошки, златоглазки, личинки. Естественно, он только реализует свое право на самооборону! Ничего больше.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать