Жанр: Научная Фантастика » Юрий Никитин » Мегамир (страница 57)


Когда показался нелепый бурый ком грязи, что был замаскированной гондолой, Кирилл освоился уже настолько, что отобрал сладкий хлебец у жучка-джунгика. Жук уже наелся, от хлебца остался лишь ломтик размером со спинку кресла.

Возле станции его встретил белый от ярости Ногтев:

— Где ты шляешься? Тебя собирались разыскивать поисковыми группами!

— Разыскивали?

— Нет. Я запретил. Не хочу терять и других. Да и Саша отсоветовала. Сказала, что ты не пропадешь, еще и пленных приведешь.

— Зачем нам пленные? — пробормотал Кирилл с набитым ртом. Рассказывать про то, как глупо попался, не хотелось.

Ногтев посмотрел на хлебец в руках мирмеколога, в глазах начальника экспедиции появилось уважительное выражение пополам с размышлением. Похоже, он вычислял прежние размеры хлебца.

— Ксерксы тоже на месте?

— Нет, оба ушли искать тебя. Ты за время прогулки что-нибудь придумал?

— Еще нет.

— Ничего, — сказал Ногтев медленно. — Решим и эту задачу.

Он проводил долгим взглядом спину мирмеколога. Хороший аппетит у его заместителя, с виду не скажешь! Это хорошо. Кто много ест, тот много работает. Что ж, если начальник не дурак, он умеет подобрать работящего заместителя.

Причину катастрофы выяснили наполовину. То ли от сильного толчка, то ли под напором ветра горелка сдвинулась в сторону. По той же редкой случайности кран был открыт на максимум, пламя дотянулось до ткани мешка.

Ногтев учинил команде разнос за расхлябанность. Эти дни растаскивали сухие стволы, распилив их на сотни меньших, дыру заделывали, нервно оглядывались на каждый шорох, треск, скрип. Над головой часто проносились жуки, размером с носорогов, трещавших как перегруженные военные вертолеты. Часто-часто взмахивали прозрачными крылышками, бросая на землю искорки, комарики, мошки, размерами от мизинца до слона. На земле тоже бегало и ползало, не обращая внимания на людей.

Целую неделю воздушный мешок освобождали от будяка, латали. Дмитрий и Саша, радуясь освобождению от технической работы, завалили экспедицию добычей. Кирилл признал далеко не все, одно страшилище занес в каталог как «Диплодок Фетисова вульгарис». Саша хоть и обиделась за вульгарис, но была польщена, а Дмитрий избегался, разыскивая для себя чего-нибудь подиковиннее.

Правда, второй вид открыл не он, а его друг Дима, который вместе с Сашей деятельно очищал заросли от потенциальных противников, стаскивал обрадованному Хомякову. Тот не мог нахвалиться на старательных работников. Дмитрий кисло поздравил ксеркса, а сам ушел в джунгли поглубже.

Ногтев вместе с Хомяковым обследовал ближайшие заросли, брал образцы сока, занимался ремонтом, но Кирилл постоянно чувствовал на себе его тяжелый взгляд, настойчиво-вопрошающий.

Из подозреваемых Кирилл исключил Ногтева, Дмитрия с Сашей, Кравченко, затем Хомякова, Цветкову... Остались Забелин и Чернов, но стоило вспомнить их честные глаза... Оставался он сам! Озлившись, пошел по второму кругу. Получилось, что на диверсию способны все. Даже ксерксы, как агенты скрытой цивилизации. Даже он, Кирилл Журавлев, мог оказаться чем-то вроде Джеккила и Хайда!

Наконец, ремонт закончили, горелку обезопасили. Ногтев пересмотрел пункты безопасности, ужесточил, вызвав ропот. Чудил начальник, казарменные привычки проснулись! Атавизм.

Гондола лежала на опушке леса. Дальше тянулся луг, в воздухе чувствовалась близость реки. Гондола самым краешком коснулась натека смолы, и Ногтев издал грозные указы о неприлипании к живице. Ее

накапало рядом целые озера. На горизонте темнели пластинчатые горы, иногда уже расклеванные чудовищно огромными существами Большого Мира.

Ксерксы подолгу пропадали в разведке. Оба приносили массу живой добычи, пытались кормить Ногтева. Конфликт дипломатично улаживал Хомяков. Отбирая добычу, приговаривал, что позаботится сам, спасибо, ребятушки, отправляйтесь снова, сколько добра пропадает. По нему все, что не съедал он сам и команда «Таргитая», пропадало в этом мире зря.

Постепенно ксерксы теряли жесткие волоски, на хитине проступали следы схваток. Муравьи на чужой территории отступают без боя, но ксерксы слишком привыкли быть сильнейшими, чтобы уходить, не давая сдачи.

В первые дни, занятые лихорадочной работой, люди не замечали облепивших их клещей, кровотелок, сосальщиков, и Буся с Кузей устроили настоящую бойню. Они резво прыгали с одного человека на другого, перед глазами то и дело мелькали их драконьи тельца, в мощных челюстях с хрустом лопались крошечные кровососы... Оба нажрались, раздулись как аэростаты, отяжелели. Лапы едва держались за ткань комбинезонов. Когда Дмитрий в конце недели потыкал Бусе в сомкнутые губы клещика, Буся с отвращением посмотрел мутным взором и брезгливо отвернулся.

В конце недели Ногтев спросил у Хомякова:

— Не перебарщиваете ли со съестными припасами? У нас гондола, не летающий остров прожорливых лапутян.

Хомяков явно встревожился, это было видно по его участившейся речи:

— Экологическое равновесие беспокоит?.. Самолет с ядохимикатами убивает больше, чем сто миллиардов таких экспедиций! К тому же используем самую малость, остальное скармливаем местному населению. Круговорот веществ, как сказано у известного вам Карла Маркса. А мы только руку набиваем. Дескать, это вкусно, это вкуснее, а это хоть калорийное и витаминное, но для гастрономического разврата не очень-то...

— Бьюсь об заклад, — сказал Ногтев с подозрением, — вы уже начали собирать рецепты для первой книги о вкусной и здоровой пище!

Хомяков замялся, уже явно хотел ускользнуть с ответом, как мокрое мыло из ладони, но воздух ли виной, гравитация, уменьшение атмосферного или какого давления, вдруг сказал:

— Кроме прямой работы... я должен подготовить тему «Особенности адаптации в осенний период в свете решений декабрьского Пленума»...

Он замолчал, и Ногтев сказал нетерпеливо:

— Очень важная тема. И что вас затормозило?

— Ну, — сказал Хомяков несчастным голосом, он отвел глаза, — тема важная, жить ей века... Но я человек простой, бесхитростный, не семи пядей во лбу. Пусть, думаю, ее поднимет кто-то талантливее, а я сделаю что-нибудь проще. Для массы, так сказать, для простого народа. Чтоб в каждой семье, чтобы руководствовались, чтобы читали...

На остатки убитых насекомых, которые уносили за лагерь, собирались стаи хищников, слетались местные стервятники, сбегались шакалы и гиены этого мира. Дмитрий с Димой устраивали чикагские бойни. Хомяков из добычи вырезал по ломтику, экспериментировал на кухне. Цветкова похудела еще больше: дала однажды волю женскому любопытству, заглянула на кухню, где Хомяков готовил филе из ноги таракана. Зато Ногтев посвежел, поздоровел, даже поправился благодаря настойчивой заботе ксерксов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать