Жанр: Современные Любовные Романы » Кэтрин Николсон » Лунные грезы (страница 18)


– Чудо.

Гай повернулся к Корри. Трепещущая листва отбрасывала на белый костюм кружевные тени.

– Я никогда не подозревал, – тихо выговорил он, точно очнувшись от глубокого сна, – что у вас сине-фиолетовые глаза. Совсем как павлиньи перья.

Они снова уставились друг на друга. Перед глазами Корри все еще плыли сине-зелено-золотистые полосы. Какое невообразимое смешение цветов! Она еще не пришла в себя и ни о чем не могла думать.

– Поедем со мной, – негромко попросил он. – В Париж. Сейчас, сегодня.

Париж… Париж… Парадиз[8]… Как легко все отбросить, обо всем забыть! Она может исчезнуть, навсегда уехать из этого неприветливого города, уплыть на волнах соблазна. Его деньги не дадут ей утонуть. Но этого недостаточно, по крайней мере для нее.

Девушка покачала головой. Яркие краски померкли, забытье рассеялось. Немыслимо ехать в Париж с человеком, только сейчас заметившим цвет твоих глаз.

– Простите, не могу.

– Понятно.

Он резко отвернулся. Они молча направились в сад. Цветы по-прежнему благоухали, но очарование поблекло. Девушка боялась встретиться взглядом с Гаем, хотя нервы были напряжены до предела. Он, должно быть, сердит. И имеет на это полное право.

Однако Гай снова заговорил, спокойно, холодно, почти рассеянно:

– Что вы имеете против Парижа?

– Ничего.

Если бы он только знал… Все, к чему она стремится, находится в этом чудесном городе. Арлекин, мистер Бейер, осуществление надежд и грез.

– Признаться, больше всего на свете мне бы хотелось оказаться там.

– Но не со мной?

Корри покачала головой. Гай сухо усмехнулся:

– Вы всегда так возмутительно откровенны?

– Зачем тратить время на вежливые банальности?

– Хм-м-м. Почему вы с таким упорством отказываетесь от помощи?

– Ас чего вы вдруг решили мне помогать? – с подозрением поинтересовалась Корри. Если он надеется надавить на нее, пусть сначала хорошенько подумает.

– Потому что чувствую себя виноватым в ваших несчастьях.

Девушка поколебалась. В голосе Гая звучала неподдельная искренность. Но тем не менее вряд ли стоит ему доверять.

– Собственно говоря, о чем вы толкуете?

– Я хотел бы сделать вам предложение.

– Но я уже объяснила, что не желаю быть вашей любовницей, – негодующе прошипела Корри.

– Ах, это, – отмахнулся Гай. – Я уже забыл. Так, мимолетный каприз. Просто был заинтригован вашей очевидной неприязнью, надо сказать, крайне необычной в женщине… вашего сорта. И пытался понять, не притворяетесь ли вы.

Корри не находила слов. Все эти подарки, настойчивое преследование… Подумать только, она приняла их за чистую монету!

– Вы, кажется, удивлены?

– Именно. – Она слегка улыбнулась собственной наивности. – А я-то вообразила, что вы безумно в меня влюбились!

– Вы льстите себе, мисс Модена! Одним из краеугольных камней наших… если так можно выразиться, отношений до сих пор оставалась взаимная нелюбовь, которая и заставила меня упомянуть о предложении.

Девушка хищно прищурилась. Теперь она знает, как с ним говорить! Наконец-то все стало ясно!

– Женитьба, месье де Шардонне? Как старомодно!

Глаза Гая оценивающе блеснули.

– Ошибаетесь, мисс Модена, хотя мне импонирует ваше убеждение в том, что именно взаимное отвращение может стать прекрасной основой для семейной жизни. Нет, мое предложение носит скорее деловой характер. Надеюсь, – саркастически добавил он, – вы деловой человек?

Корри почувствовала, что снова покраснела. Он, несомненно, намекает на ее непристойное поведение у него в номере. Но прежде чем девушка сумела придумать ответную колкость, Гай резко сменил тему:

– Зачем вам Париж?

– По-моему, вас это совершенно не касается.

– Прекрасно. Да, все складывается как нельзя лучше.

– Что именно? – невольно заинтересовалась Корри.

– Сейчас узнаете, – решительно начал Гай. – У меня в Париже дом, где я редко бываю, но хотел бы, чтобы кто-то там жил. Вы стремитесь уехать в Париж по причинам, которые, к счастью, не желаете объяснить.

– Весьма важным причинам!

– Естественно.

Едва заметные иронические нотки в голосе Гая окончательно взбесили Корри.

– Предлагаете мне остановиться у вас в доме? Вряд ли такое возможно.

– Почему нет? Разве это так уж отличается от вашего… прежнего положения? Конечно, я очень уважаю ваше пристрастие к условностям, но вы уверены, будто вам есть что терять, в смысле репутации, разумеется? Или тревожитесь за мою? Если это так, поверьте, я искренне тронут.

Девушка едва успела прикусить язычок, чтобы не сорваться. Впрочем, уместно ли протестовать? Ведь она немало потрудилась, чтобы предстать в его глазах роковой женщиной. И в одном он прав – ей действительно безразлично мнение окружающих, у нее на уме вещи поважнее.

Кроме того, перед ней открываются такие возможности! Ради этого одного стоит рискнуть! Могут пройти годы, прежде чем она накопит денег на поездку в Париж!

Девушка лихорадочно соображала, как поступить. Что бы посоветовал Арлекин? На память пришло его последнее письмо.

«Ты прекрасно знаешь, чего добиваешься».

Да, именно так, но пока она в относительной безопасности. Значит, придется для начала поставить точки над i.

– Даете слово, что это не уловка с целью сделать меня вашей любовницей?

Гай страдальчески вздохнул:

– Клянусь. У нас чисто деловые отношения, основанные на определенных условиях. Если, конечно, вы не собираетесь пустить в ход свое неотразимое обаяние.

Корри решила игнорировать все насмешки.

– Этот дом…

Чистейшее сумасшествие, но зато ее проблемы решены одним

махом.

– Там есть сад?

– Вы слишком дотошны, мисс Модена, но сад там действительно есть. Маленький и достаточно уединенный.

– А работа… вы должны подыскать мне занятие. Я не собираюсь жить подачками.

– Если настаиваете, – пожал плечами Гай. – У вас вполне литературная речь и приличные манеры. Не сомневаюсь, что вашим способностям найдется достойное применение.

Но все же девушка колебалась. Может ли она довериться ему? Если бы только получить какие-то гарантии.

И тут ее осенило.

– Я желаю заключить контракт.

– Контракт? – с удивлением переспросил Гай.

– Да, – твердо объявила Корри. – В письменном виде. Со всеми исключениями, условиями и оговорками.

Мистер Уитейкер гордился бы ею.

– Прекрасно.

Казалось, Гай искренне забавляется. Не важно. Пусть смеется, пока не посинеет, лишь бы подписал! Документ есть документ.

Она сели на кедровую скамью, на которой какой-то влюбленный вырезал: «Это вечное лето никогда не померкнет».

Корри понравилось нехитрое изречение, так подходившее к ее настроению. Если бы можно было узаконить вечное лето!

Бумаги у них не оказалось, но девушка вовремя вспомнила о спрятанной в сумочку желтой ресторанной салфетке, и Гай вынул ручку с золотым пером. Корри, с трудом выводя буквы на накрахмаленном полотне, записала четыре условия:


1. Никаких приставаний.

2. Никаких расспросов относительно того, как я провожу свободное время.

3. Собственная комната.

4. 250 граммов шоколада высшего качества ежедневно.


И задумалась, все еще одолеваемая сомнениями. Ей хотелось договориться обо всем, включая возможность своего внезапного исчезновения. Какой пункт обычно добавляют страховые компании? Универсальный выход из любого положения? Что-то насчет воли Господней…


5. Контракт считается расторгнутым при возникновении форс-мажорных обстоятельств.


Корри полюбовалась на дело рук своих и вручила салфетку Гаю. Тот мельком проглядел написанное, чем крайне обидел девушку.

– Что же, вполне справедливо.

Он, конечно, просто ублажает ее, это понятно. Но ничего не поделаешь, придется терпеть.

– Теперь ваша очередь.

– Извольте.

Через несколько минут он отдал салфетку обратно. За это время Гай успел добавить еще четыре пункта.


6. Никаких «покровителей».

7. Возможность наслаждаться вашим обществом на презентациях, приемах, вернисажах и прочих официальных мероприятиях. Со своей стороны обязуюсь предупреждать о предстоящем событии за двадцать четыре часа.

8. Униформа за мой счет.

9. Осторожность, благоразумие и скрытность.


Девушка тщательно изучила текст. Первое совсем просто, второе вполне допустимо, если не считать небольшой детали. Корри вставила перед словом «предупреждать» еще одно – «письменно». Она хорошо усвоила уроки Арлекина! Но третий и четвертый пункты смутили ее.

– Что значит «униформа»?

– Не волнуйтесь, вам придется носить ее исключительно в тех случаях, когда станете выезжать куда-нибудь со мной.

– А «осторожность и скрытность»?

– Просто я счел нужным выделить это отдельным условием, учитывая вашу э-э-э… откровенность. Если примете мое предложение, слишком много людей заинтересуются истинной природой наших отношений. Человек моего круга всегда вызывает любопытство посторонних. Пресса, слуги, знакомые задают чересчур много вопросов. Прошу вас держать язык за зубами. Вы знаете французский?

– Ну…

Девушка интуитивно сообразила, что при маниакальной нелюбви Гая к вмешательству в его дела лучше держать знание языка в тайне.

– Заучила кучу ругательств.

Небольшая ложь не повредит.

– Я так и думал, – вкрадчиво заметил Гай. – Вполне годятся как средство устрашения. Но хорошо, что вы не знаете французского, – меньше будете болтать. Насколько я понял, в Париже у вас нет знакомых?

– Я никогда там не была.

Снова ложь, на сей раз не столь невинная. Верно, она не бывала в Париже, но там живет самый главный в ее жизни человек. Однако упоминать об Арлекине совершенно ни к чему. Мистер Уитейкер будет пересылать его письма, и никто ничего не узнает.

Гай с серьезным видом протянул руку:

– Что же, мисс Модена, договорились? Через сорок минут мой самолет.

– Идет.

Они обменялись торжественным рукопожатием и подписали контракт. Он отдал салфетку ей. Девушка тщательно сложила ее и сунула в сумку.

– Я покажу это своему адвокату, – сообщила она, наслаждаясь его удивлением. – Но может быть, вы сначала захотите снять копию?

– Нет, я вам верю.

Снова этот издевательский взгляд.

– Когда вам удобно приступить?

– Завтра, – лукаво усмехнулась Корри, глядя в его широко распахнутые глаза. – Или вы не успеете заказать билет за такой короткий срок? А я думала, Гай де Шардонне всесилен!

Гай внимательно оглядел девушку.

– Я почему-то искренне рад, что вы не стали моей любовницей.

Он с заученной вежливостью поднес к губам руку Корри и холодно улыбнулся, заметив ее смущение:

– Не волнуйтесь, мисс Модена, со мной вам ничто не грозит. Помните, мы терпеть не можем друг друга. А теперь я вынужден попрощаться. Мой водитель отвезет вас домой. Завтра утром вам в отель доставят билет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать