Жанры: Юмористическая Проза, Дом и Семья: Прочее » Саймон Бретт » Ой, кто идет! (страница 1)


Саймон БРЕТТ

ОЙ, КТО ИДЕТ!

Второй год. Введение

Для тех редких читателей, кто не знаком с Исповедью маленького негодника, первой частью моих знаменитых мемуаров, позволю себе кратко резюмировать события первого года моей жизни.

После довольно болезненного появления на свет (не приведи Бог еще раз пережить такое!) я успел достигнуть многого. Я прибавил в весе, перешел на твердую пищу, научился сидеть и падать, передвигаться ползком и даже произнес первое слово… Впрочем, этот список можно продолжать до бесконечности. И так же бесконечны горизонты моих новых возможностей.

Родители тоже росли и развивались. Конечно, не с таким размахом, как их отпрыск, но все же весьма впечатляюще.

Да, оглядываясь назад, я не могу не признать, что они тоже прошли долгий путь перемен. Помнится, в первые месяцы моего существования они склонны были предаваться наивным иллюзиям. Они думали, что появление ребенка — то есть меня — ровным счетом ничего не изменит в их размеренной жизни. Но очень скоро мне удалось развеять это детское заблуждение. В ту пору они даже считали — ей-богу, сейчас заплачу! — что будут жить как прежде, в свое удовольствие, и пребывали в безмятежной уверенности, что ребенок не помешает им вести активную общественную и — хм, хм, — половую жизнь. Н-да.

Не стоит и говорить, что все эти воздушные замки рухнули. И я тому непосредственный свидетель.

Конечно, путь был долог и труден. Родители медленно и неохотно привыкали к новому положению, к необходимости вести себя как подобает. Иногда перед ними даже брезжила слабая, безумная надежда, что они все же имеют надо мной некую власть… Ей-богу, вот умора!

Но я настойчиво, твердо и с недюжинным терпением проделывал тяжелую воспитательную работу, благодаря чему к концу первого года родители стали как шелковые. И приняли как данность неоспоримый факт: глава семьи должен быть один. И разумеется, это я.

Я вступаю во второй год жизни уверенно, но с осторожностью. Да, родители желают нам добра, однако с них нельзя спускать глаз. Стоит отвернуться, расслабиться — и Бог весть что может прийти им в головы. Вот почему над ними, как дамоклов меч, всегда будет нависать моя тройная бдительность. Ведь доброта и жестокость — неотделимы… Только так можно строить отношения с родителями.

Но вам, дорогие читатели, ничего не грозит. Я обещаю: вас ждет сплошное удовольствие, ведь вам предоставляется уникальная возможность прочитать избранные страницы из дневника второго года моей жизни. Счастливчики!

Тринадцатый месяц

День 1

Ну вот он и начался, мой второй год. И чем же родители отпраздновали это событие? Тяжелым похмельем после вчерашней попойки. Да уж, из образа не выпали… Господи, когда эти двое повзрослеют?

Ладно. Я решил по-своему отметить знаменательную дату — сказать второе слово. Я заранее знал, какое именно. Самое необходимое в любой ситуации, краткое, лаконичное и очень близкое мне по духу.

Подходящий случай для второго слова представился во время купания. Мамочка уже более или менее оправилась от похмелья и, по обыкновению, пыталась болтать всякую чушь и задавать мне дурацкие вопросы.

— Ну что, помоем головку, да, зайчик? — спросила Она.

Я не оставил никаких сомнений относительно своих мыслей на этот счет.

— Нет! — припечатал я.

День 4

Вечером, когда Он пришел с работы. Она поспешила продемонстрировать ему мое новое достижение. Она посадила меня к себе на колени и проворковала:

— Ну, а теперь мы скажем папочке наше новое слово, да, зайчик?

— Нет! — гаркнул я.

С сожалением должен признать, что это их обрадовало.

День 5

Она снова пытается оказать на меня давление и заставить общаться с другими детьми. Собирается организовать группу Родители и годовалые дети.

Звучит преотвратно. Насколько я успел заметить, другие дети — это эгоцентричные, наглые, самодовольные маленькие мерзавцы.

По-моему, здесь один такой уже имеется. Разве недостаточно?

День 6

Еще подходящий случай для нового слова — нас навестила Его мамаша.

—Мы любим нашу бабушку, да, зайчик? — заюлила моя мать.

— Нет! — буркнул я.

Мамочка сгорела со стыда и рассыпалась в извинениях, но, честно говоря, по-моему, была рада. По крайней мере, за полдником я получил дополнительную порцию мороженого.

День 7

Пришла Ее мамаша.

— А нашу бабушку мы ненавидим, да, зайчик? — схитрила моя мать.

— Нет, — проворчал я, и они обе расхохотались.

Что за отвратительные уловки! Но ниче-го, я отыгрался. Минуту спустя Она потеряла бдительность и спросила:

— Но мы же любим нашу мамочку, правда, зайчик?

— Нет! — гордо ответил я.

День 8

Теперь, после столь явных успехов на лингвистическом фронте, думаю, надо вплотную заняться движением. Только представить, как расширит мои разрушительные возможности умение ходить!

День 11

Все еще во власти дурацких мыслей о родителях и годовалых, сегодня утром Она пригласила к нам одну знакомую мамашу с маленьким мерзавцем. Пускай. Мне это безразлично.

Но подумать только: этот мелкий проныра уже умеет ходить! Вот почему я холоден и безразличен как никогда.

День 12

Уверен, ходить совсем не сложно. Надо всего лишь ставить одну ногу перед другой, правильно я говорю? В конце концов, родители это умеют, а я не думаю, что они у меня какие-то особенно одаренные.

Тайком от них проведем несколько экспериментов.

День 13

Сейчас мой основной способ передвижения — ползанье. Надо сказать, это сильно ограничивает. Родителям хорошо известен мой рост, поэтому все самые заманчивые предметы — лазерный плейер, папина бритва, электрический чайник — для меня недосягаемы. Нет, с этим пора кончать. Итак, наши ближайшие задачи — хождение и новые разрушительные действия.

День 14

Стоять с поддержкой я уже умею, можно сказать, совсем твердо, — по крайней мере, пока не начинают дрожать колени, после чего я хватаюсь за что попадется как можно крепче и всем весом приземляюсь на задницу.

Иногда результат получается впечатляющий. Например, сегодня утром, когда моя мама беседовала с приятельницей, которая вся из себя деловая и преуспевающая, и старалась произвести впечатление собранной и хладнокровной особы, никоим образом не обремененной заботами о ребенке, я исхитрился и ловко стянул с мамочки юбку.

День 15

Нас опять посетили те же мамаша и ребенок. —естно говоря, двух мам и двух годовалых трудно назвать группой. И вообще одного годовалого в любом случае вполне достаточно.

Как только маленького мерзавца опустили на пол, я поспешил

подползти к нему поближе.

— Ой, посмотрите, — развеселилась моя мамочка, — как они рады друг другу!

В ответ на эту инсинуацию я молча ткнул пальцем проныре прямо в глаз.

День 16

Утром, пока Она гладила, я попробовал стоять без поддержки. Взялся за подлокотник дивана, подтянулся на руках, оставляя на обивке живописный след (что поделаешь — обслюнявленное шоколадное печенье всегда мажется), отодвинулся от дивана как можно дальше и отпустил руки.

Одно короткое головокружительное мгновение я действительно стоял — сам, на собственных ногах. Но тут же колени подломились, и я бухнулся задницей об пол.

Пожалуй, рановато. Однако недалек тот день…

День 18

Она взяла меня с собой в магазин. Вообще говоря, мне по душе эти походы — ехать в тележке по проходу между рядами полок довольно приятно. Катишь себе, как король в карете. Я даже специально выучился новому фокусу: милостиво кивать и величественно помахивать восхищенному окружению.

Мамочку чрезвычайно радует эта маленькая шутка, Она все время повторяет, какой я умница. Но только сегодня до меня дошла истинная причина Ее радости. Дело в том, что, размахивая руками, я отвлекаюсь от некоторых других приятных вещей, которые мог бы вытворять, сидя в тележке. Какой же я был дурак, что раньше не просек Ее коварной хитрости!

Но ничего, мы наверстали упущенное. Я обнаружил, что, если на полном ходу протянуть руку и схватиться за что-нибудь, тележка совершит прямо-таки головокружительный поворот.

Мамочка ничего не подозревала, мы спокойно ехали впереди всех. У самого конца прохода я крепко уцепился за полку, и тяжелая тележка вырвалась у Нее из рук. Пока Она пыталась взять ситуацию под контроль, я резко отпустил руку, моя карета поехала наперерез толпе и на полном ходу врезалась в тележку пожилой дамы. Бедная старушка зашаталась и грохнулась прямо на полку с богатым выбором собачьих консервов. Да, доложу я вам! То-то было весело!

День 19

Сегодня утром Она переодевала меня в ванной и ненадолго оставила одного без штанов. Я решил воспользоваться одиночеством, чтобы попрактиковаться и попробовать постоять без поддержки.

Конечно, упал я не скоро. Очень даже не скоро. Но что поделаешь — все когда-нибудь кончается. Как обычно, колени затряслись, я пошатнулся и голым задом, без буфера (подгузника), плюхнулся на пол.

На этот раз было больно. Действительно больно. Я не предполагал, что для обучения ходьбе подгузник просто необходим.

Я громко заорал, тут же вбежала Она и бросилась меня успокаивать.

Даже вечером задница у меня была красная и все еще горела. Наверное, следующий эксперимент придется отложить.

День 23

Опять побывали в магазине. На этот раз Она была бдительна и везла тележку ровно посередине прохода, чтобы я не мог дотянуться до полок. Пришлось сосредоточиться на содержимом тележки. Я решил немного перекусить. Некоторые покупки были очень хорошо упакованы и залеплены пленкой, но мне все же удалось добраться до сути.

Я съел три булочки, кусок эдамского сыра, банан, полпачки спагетти, пакетик шампуня, большой кусок сливочного масла и коробку сухого Вискаса.

То есть, разумеется, я их не в буквальном смысле ел, а, скорее, жевал и выплевывал в разные стороны, так что под конец эти продукты являли собой омерзительное зрелище. Кроме Вискаса, пожалуй. Вот его я действительно съел. Может быть, вы пробовали? По-моему, это необычайно вкусно.

День 27

Как я уже говорил, родителей ни на минуту нельзя оставить без присмотра. Стоит ненадолго забыться — и тотчас Ей в голову начинают лезть всякие сумасбродные мысли.

Вы даже представить себе не можете, что Она заявила сегодня вечером. Папаша, как обычно, мирно попивал свой заветный виски; а я, как всегда после ужина и купания, посасывал мамину грудь.

Это милая семейная традиция. Вообще говоря. Она уже не кормит меня грудью. Весь день я с большим аппетитом поглощаю твердую пищу. Но вечером, перед сном, нет ничего приятнее теплого молочного питья.

Так вот. Пососав в свое удовольствие, я начал клевать носом, и они, должно быть, решили, что я уже сплю.

— Сегодня я звонила своему шефу, — сказала Она. — Он просил меня как можно скорее выйти на работу.

Вот это да! Как гром среди ясного неба! А я-то думал, что с глупостями вроде общественной жизни и карьеры покончено навсегда!

— Отлично, — одобрил Он. — Лишние деньги нам не помешают. А что значит как можно скорее?

— Как только найду няню вот для этого. — Она кивнула на меня.

Какая гадость! Меня неприятно шокировало местоимение этот.

— Ты думаешь, наш Старина Толстопоп-кинс не станет возражать?

До меня не сразу дошло, что Старина Толстопопкинс — это я. Не стану отрицать, эти слова обидели меня до глубины души. Конечно, в толстом подгузнике и ползунках не будешь выглядеть Аполлоном. Неизвестно, как бы обозвали Его самого, заявись Он на работу с подушкой под брюками.

— Конечно, нет, — сердито возразила Она.

— Значит, с отнятием от груди не будет никаких трудностей?

— Я уже отняла его от груди, — раздраженно ответила мамочка. — Вечером я кормлю его, просто чтобы он скорее заснул. Но и это скоро прекращу.

Я был потрясен Ее коварством. Какое предательство! Я, ничего не подозревая, жил своей жизнью, поедал груды твердой пищи, а Она все это время только и думала, как бы отнять меня от груди и отправиться развлекаться к себе на работу!

Будьте уверены, они поплатились за свою опрометчивость. Чтобы не успели наговорить еще больших гадостей, я немедленно проснулся и потом всю ночь не давал им заснуть.

Мораль: не становись у меня на дороге!

День 30

Суббота. Сегодня Он ходил со мной в магазин, и этим походом я определенно могу

гордиться. Помимо обычного набора продуктов, Он лично для себя купил в винном отделе бутылочку старого доброго виски.

Не могу передать, с какой расстановкой и точностью я выбрал момент, когда Он повернулся спиной, как аккуратно я поднял бутылку за горлышко и высунул руку из тележки, как четко и быстро разжал пальцы… Он даже дернуться не успел — и тяжелая золотистая бутылка с приятным звоном разбилась на мелкие осколки.

Никогда я не видел такого трагического выражения на человеческом лице.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать