Жанры: Юмористическая Проза, Дом и Семья: Прочее » Саймон Бретт » Ой, кто идет! (страница 3)


— Может, и правда с ним что-то случилось?

— Нет, он просто притворяется. Знает, что ты не можешь устоять…

— Не могу. Может, мне подняться наверх?

— Ни в коем случае. Сядь и спокойно выпей. Скоро ему надоест, и он замолчит. Она засомневалась:

— Даже не знаю…

Я зашелся пронзительным криком, как будто меня резали на части. Пусть Ей станет совсем не по себе.

И как вы думаете, что Он заявил?

— Знаешь, дорогая, будет гораздо лучше, когда ты выйдешь на работу.

— Почему?

— Потому что, как бы громко он ни завывал, ты все равно его не услышишь!

И у Него еще хватило наглости захохотать.

Да. Он такой же бесчувственный, как Она.

День 25

Решил поменять тактику. Вместо кнута применил пряник.

После обеда, когда Она уложила меня в кроватку, я улыбнулся и заворковал — нежно, как голубок.

Сработало.

— Ой, какие же мы хорошенькие, — расплылась Она. — Мамочка будет так скучать, когда выйдет на работу.

И тогда я со знанием дела и материнской психологии пустил в ход главное и сокрушительное оружие — новое слово.

— Мама, — пролепетал я. — Мама. Слезы затуманили Ее взгляд. Есть контакт! Да, именно этого я добивался.

День 26

Нет, ну до чего же Она бесчувственная! Несмотря на вчерашнюю проникновенную сцену, у Нее хватило хладнокровия позвонить Джаггернаут и пригласить ее познакомиться с малышом поближе.

Мы с Джаггернаут окинули друг друга взглядами, полными неистребимой ненависти.

— А вы знаете, — прощебетала мамочка, — наш малыш выучил новое слово! Да, зайчик? — Она ткнула себя пальцем в грудь. — Кто это? Кто это?

Ха! Неужели Она считает, что я, как цирковая лошадь, стану показывать фокусы перед публикой? Ты чего-то не дотумкала, маманя. Я презрительно отвернулся.

— Ну скажи, скажи,пожалуйста, — настаивала Она. — Кто это здесь? Кто перед тобой?

С величайшим достоинством я обратил на них взгляд, потом четким и резким движением указал на Джаггернаут и ясно произнес:

— Мама.

Пятнадцатый месяц

День 1

В десять часов утра Она включила телевизор и усадила меня перед экраном в полной уверенности, что мне очень понравится детская передача, а Она пока сможет заняться своими делами. Что касается меня, то я полностью уверен, что Она сама себе роет яму.

Прежде всего, я решил, что так просто не сдамся. Стоило Ей только сделать шаг из комнаты, как я бросился на пол, начал орать, кататься и так далее — как обычно, чтобы привлечь внимание.

И что бы вы думали? Она полностью меня проигнорировала. Просто-напросто захлопнула за собой дверь гостиной, налила чашку кофе и пошла звонить подруге по телефону.

Я гнул свое: катался по полу, орал, взвизгивал, но прошло уже пять минут, а Она так и не появилась. И я замолчал. Ну и от нечего делать решил взглянуть на экран.

О, эта детская передача! Какая редкостная чушь!

Сами посудите. Вот что я там увидел. Дядька с надетой на палец картонной трубочкой старательно изображал, что у него в руке мышь. Судя по всему, я должен был в это поверить… Как же, мечтай!

Совершенно очевидно, это все придумано, чтобы потратить как можно меньше денег. Зачем нанимать актеров или мультипликаторов? Гораздо проще и выгоднее забавлять аудиторию годовалых с помощью свернутой в трубку картонки.

Но нет худа без добра. Это зрелище навело меня на мысль позабавиться с рулоном туалетной бумаги. Прежде всего я размотал всю бумагу и засунул ее в унитаз. Потом надел трубочку на палец и радостно продемонстрировал маме. Не знаю, почему Она так расстроилась.

День 2

Сегодня за завтраком наблюдал, как родители засовывают хлеб в тостер. По-моему, это совсем просто. Я и сам так смогу.

Вскоре после Его ухода на работу я немного осмотрелся и засунул кусок хлеба в свой тостер.

День 3

Вечер ознаменовался небольшим переполохом. Он принес видеокассету и никак не мог засунуть ее в видеомагнитофон. Так и мучился, пока не догадался достать оттуда мой кусок хлеба.

Он был в ярости. Я тоже. Этот хлеб так и остался простым хлебом и нисколько не поджарился. Значит, мой тостер не работает.

День 4

После завтрака Она опять посадила меня перед телевизором.

На этот раз я оказался свидетелем трогательной истории про динозавров. Они носили комбинезоны в красно-голубую клетку и ходили в школу. Все это было изображено с помощью нескольких аляповатых картинок. На картинках, естественно, ничего не передвигалось, но иногда, в качестве величайшего достижения, кто-нибудь из динозавров начинал вращать глазами.

Неужели они хотят, чтобы целое поколение выросло в наивной уверенности, что динозавры:

а) существуют до сих пор,

б) ходят в школу и

в) носят красно-голубые комбинезоны?

День 5

Мама чрезвычайно озабочена. Ее волнует обучение навыкам туалета. Я хотел было скаламбурить и сказать, что вряд ли возможно обучить туалет каким-нибудь навыкам, но боюсь, Она пока что не в состоянии дотянуть до моего умственного уровня. Конечно, ничего не поймет.

День 7

— Я тут читала свою книгу, — сказала Она вечером после ужина.

Такое начало никогда не сулило ничего хорошего. Папаша притворился, что ничего не расслышал, и уменьшил громкость телевизора, а я притворился, что самозабвенно забиваю пластмассовым молоточком пластмассовые ярко раскрашенные палки в пластмассовый ярко раскрашенный столик. Поскольку с самого начала эта развивающая игрушка не вызывала у меня никаких чувств, я подумал, что внезапная вспышка интереса к процессу забивания отвлечет Ее от неприятной темы.

Но не тут-то было.

— Я прочитала очень интересную вещь про обучение навыкам туалета, то есть про приучение к горшку, — гнула Она свое.

Он понял, что ничего не поделаешь, выключил звук и живо повернулся к Ней — с таким видом, как будто всю жизнь мечтал поговорить о сортирах и горшках. Какой лицемер! Он даже умудрился изобразить на лице выражение живейшего интереса.

— Да что ты говоришь, дорогая? — взволнованно спросил Он.

— Там написано, — объяснила Она, — что, хотя некоторые специалисты считают, будто приучать к горшку надо с двух лет, многие дети начинают проситься гораздо раньше, иногда даже около года.

— Да ну? — ахнул Он.

— И еще там написано, — продолжала Она, — что где-то к пятнадцатому месяцу ребенок начинает понимать и чувствовать связь между его субъективными физиологическими ощущениями и полученным продуктом.

Он бессмысленно поглядел на Нее. Ничего удивительного — это Его обычное выражение.

— Если

можно, объясни, — попросил Он. — Какие субъективные ощущения и какой полученный продукт?

— Субъективные ощущения — это переполненный мочевой пузырь, кишечник и позывы, а продукт… э-э-э… — Она смущенно захихикала, — …продукт — это пи-пи или а-а.

Пи-пи или А-а? Это еще что такое? Похоже на имена мультгероев из детской передачи.

— Прости… Я опять не совсем тебя понял. (Иногда Он бывает непроходимо туп.) А что значит чувствовать связь?

— Ребенок начинает понимать, как связаны его субъективные ощущения с конечным продуктом…

— То есть с пи-пи или а-а?

— Вот именно. И тогда гораздо легче приучать его к горшку.

— Ах вот оно что, — протянул Он. И они оба повернулись ко мне. Я не шелохнулся. Я ничем не выдал, что прекрасно знаю, как связаны эти их ощущения и продукты. Как же не знать? С самого начала я понимал, что кряхтенье и потуги всегда приводит к влажному и теплому хлюпанью в области подгузника, но не хочу, чтобы они знали, что я это знаю. Я с большим удовольствием сохраню свое знание в тайне.

День 8

Утром снова смотрел телевизор. Показывали того дядьку с картонкой на пальце. Все еще мало похоже на мышку, но я, как ни странно, заинтересовался. Хорошо бы узнать, — думал я, — как он распорядился туалетной бумагой?

День 11

Положение становится угрожающим. Сегодня мамаша вызвала Джаггернаут. Кажется, я вполне ясно дал понять, что ни о каком выходе на работу не может быть и речи. Но тем не менее Она не оставляет попыток сплавить меня кому-нибудь и смотаться.

Она объявила, что собирается познакомить Джаггернаут с моим распорядком дня. Ну что ж… Я убедительно доказал, что никакого распорядка дня у меня не существует вообще. Я отказался от дневного сна, благополучно вытошнил всю кое-как съеденную еду и загадил добрую пачку подгузников.

Все еще надеюсь, что Джаггернаут ужаснется и обратится в бегство.

День 15

Но Джаггернаут непрошибаема. Ей на все наплевать. Не то что моя мамаша. Конечно, Джаггернаут же не нянчилась со мной с самого первого дня, и вообще я не ее ребенок. Мамочкины слабости я знаю как свои пять пальцев и поэтому могу манипулировать Ею, как хочу.

Например, когда я изображаю приближающийся обморок, удушье или неуклонно растущий жар. Она, хоть и видит это в сто первый раз, обязательно начинает впадать в панику и бежит проверять, все ли со мной в порядке.

С Джаггернаут этот номер не проходит. Она полностью игнорирует мою симуляцию или смотрит на меня красноречивым взглядом, как будто хочет сказать: вот подождем, а потом посмотрим, вправду ли у тебя высокая температура и вправду ли ты задохнешься, или понарошке?

День 16

Опять явилась Джаггернаут, и у моей мамаши хватило наглости отправиться без меня по магазинам. Купить кое-что из одежды для следующей недели, — так Она это объяснила. — Мне все еще тесноваты вещи, которые я носила до родов.

Даже сознание того, что я-таки испортил Ей фигуру, не принесло мне обычной радости. Меня терзали мрачные подозрения. Что это значит — для следующей недели? Неужели Она так скоро собирается выйти на работу?

Прежде чем уйти в магазин. Она показала Джаггернауту мои любимые игрушки.

— Он может играть в них часами, — сообщила Она.

Пока Ее не было, я и пальцем до них не дотронулся. А разве могло быть иначе, а?

День 17

Мамочка отправила Джаггернаут со мной в магазин. Поначалу я вел себя идеально: ничего не трогал, не хватал с полок, не брал в рот ничего из тележки. Был настоящий паинька — пока мы не добрались до кассы.

И вот тогда я повеселился. Целыми пригоршнями хватал всякую чепуху, которую выставляют у кассы, чтобы давать на сдачу, — шоколадки, жвачки, спичечные коробки, батарейки… Рвал, ломал и жевал все, что поддавалось обработке, и постарался изгадить как можно больше в этот ограниченный промежуток времени.

В результате чего добавил к счету семнадцать с половиной фунтов. Неплохо для начала…

День 18

— Не беспокоишься насчет ребенка? — спросил Он у Нее вечером. — Я имею в виду, не побоишься оставить его, когда пойдешь на работу?

— О Господи, конечно, нет! — ответила Она с деланной беспечностью.

— И правильно, не волнуйся, — кивнул Он.

— Чего тут волноваться? — поспешно сказала Она. — Детей надо разлучать с родителями, это одна из составляющих процесса взросления. Это оздоровляет и укрепляет отношения между родителями и детьми.

Все ясно. Она опять начиталась своей книжонки.

— Ты не будешь скучать по нему? — поинтересовался Он с нежным участием.

— Боже мой, конечно, нет! — заявила Она, на мой взгляд, со слишком явной готовностью. — Неважно, какое количество времени мы будем проводить вместе. Главное, чтобы это было полезное и полноценное времяпрепровождение.

Это еще что за чертовщина? Полноценное времяпрепровождение? Впрочем, я не стану возражать против такой формулировки. Но с условием: я, и только, я буду решать, что именно полезно и полноценно и какое именно количество времени мы будем проводить вместе.

День 19

Она чертовски коварна. Последнее время перед сном Она стала давать мне очищенное и порезанное на дольки яблоко. И я, честно говоря, полюбил грызть и сосать сладкие и сочные дольки. Они так приятно ломаются во рту на мелкие кусочки, которые можно с большим удовлетворением размазывать по пижаме и пододеяльнику. Но только сегодня я понял, что пал жертвой дьявольски хитрого обмана.

Она дает мне яблоко, чтобы отвлечь от вечернего кормления грудью. Видимо, решила, что, если сунуть мне яблоко и позволить размазывать его по белью, я заиграюсь и забуду про привычный вечерний выпивон.

Но вот что меня бесит сильнее всего: Она оказалась права. И все это только часть Ее коварного плана — как можно больше отдалиться от меня.

Путем обмана меня отняли от груди.

День 22

Я — сирота.

Свершилось. Она ушла на работу и оставила меня одного — одинокого и несчастного, — в компании неумолимой Джаггернаут.

Все утро я тоскливо слонялся по дому, заглядывал за шкафы и в ящики комода в поисках блудной матери. Это было жалкое зрелище.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать