Жанр: Научная Фантастика » Марина Наумова » Констрикторы (страница 20)


- Понимаете, я просто обязана поскорее оказаться там, внутри. Я врач, понимаете... вы уж простите, - смущенно затараторила она. - Мне очень надо...

- Да проходи, - пробасил, пропуская ее вперед какой-то здоровяк, прежде чем в очереди начали защищаться.

Под его прикрытием Анна вошла в здание.

Фойе мэрии представляло собой странное зрелище - впопыхах никто не позаботился о том, чтобы убрать ковер, по его шикарному ворсу оказались разбросаны куски веревки, обломки кирпичей, прочий ремонтный хлам. То тут то там узорчатую поверхность пересекали белые известковые следы, из-за осколков стекла (люстру сбил козлами) возникало впечатление разгрома.

Анна огляделась по сторонам, а потом подошла к живому конвейеру и поинтересовалась, где можно найти кого-то из руководства. Прогнав ее вдоль половины живой цепочки ей ответили.

В кабинете, куда ее направили находилось двое - мужчина и женщина и разговор между ними почему-то показался Анне личным, что одновременно и смутило ее и возмутило. Прислонившись спиной к стене, она стала ждать, исподволь изучая уже знакомое лицо - именно этот человек призывал всех идти на строительство укрепления, до сих пор на его лбу красовалась лиловая шишка после агитационной стычки. Женщина вроде тоже промелькнула в той толпе, но за это Анна не поручилась бы.

- Скажи, почему ты отстранил меня от строительных работ? Меня послали и довольно грубо. Не то, чтобы мне впервой выслушивать всякое хамство это та сказать, профессиональный риск журналиста, но от тебя подобной выходки я не ожидала, - выговаривала Рудольфу Эльвира, незаметно потирая уставшую от таскания тяжестей спину.

- Отдохни, - отвлекаясь от схемы-планировки второго этажа, проговорил Рудольф. - Для тебя есть дело поважнее и как раз по твоей специальности.

- Служить твоим курьером? - хмыкнула она. - Что ж... я согласна, но где твои распоряжения? Знаешь, мне как-то не ловко бить баклуши, когда все кругом, в том числе и твоя жена... если она действительно жена подрываться на работе.

- У тебя есть дело. Я уже говорил - ты должна составить отчет... или как там у вас называется? - хронику событий. Может быть, ты единственный журналист на весь город в настоящий момент, а все, что здесь происходит должно быть сохранено для истории.

- Это ты только сейчас придумал? - Эльвира достала сигарету, помяла в руках и сунула обратно. У нее болела голова и курение могло сейчас только ухудшить дело.

- Ничуть. Если бы не было тебя, я нашел бы другого человека, хоть немного владеющего пером. Понятно? Может быть, это окажется самым важным из всех заданий, что мне приходилось раздавать в своей жизни. Хроника должна возникнуть. Обязана. Может - для будущего, может - для настоящего. Ты не должна пропустить ничего. Задавай любые вопросы мне, расспрашивай кого угодно. Пусть в хронику войдет все - от попавших к нам в руки документов до просто человеческих воспоминаний и судеб... Нам нужен твой талант, Эльвира.

- У меня его нет, - задумчиво отозвалась она. - У меня была популярность, и как я сейчас понимаю - популярность дешевая, которую создали искусственно. Быть может, как раз за то, что я никогда не претендовала на составление глобально-исторических хроник и чаще позволяла зарубить материал, чем его отстоять. Если уже речь идет о профессионализме, - она опустила голову, - то поручать это дело мне просто аморально. Я не заслужила такого доверия.

Она говорила искренне - углубившиеся морщинки у глаз подтвердили, что за последние несколько часов Эльвира немало думала о себе и своей истинной роли в жизни. Не укрылось это и от Рудольфа.

Секунду поколебавшись, он встал с места, и обнял женщину за плечи, как обычно обнимал, утешая, Альбину. Панцирь уверенности в себе, так раздражавший его по началу, куда-то исчез, перед ним была обычная измученная само копанием и вообще целым рядом нервных потрясений женщина, такая же слабая и нуждающаяся в защите, как и большинство представительниц прекрасной половины.

- Вот что, Эля... - он нарочно позволил себе эту фамильярность. - Все мы не безгрешны и буквально каждому из нас найдется в чем упрекать себя до конца жизни. Ты права - вместе с катастрофой приходит и момент истинны. Но именно потому сейчас и не время травить душу по мелочам. Надо делать то, что можно сделать - вот и все. Если хочешь - исправлять свои прежние ошибки, загладь их настоящим делом. Ведь сейчас - не тогда - мы становимся собой, и о нас будут судить по тому, как мы повели себя в трудный момент. Ты не из тех, кто легко сдается - так что считай, что я не слышал твоих слов. Если хочешь - плачь, но - бери блокнот и начинай работать. Ведь, надо полагать, такой материал ты некому не позволишь "зарубить"?

Он приподнял пальцем ее подбородок. Эльвира грустно и устало глянула прямо ему прямо в глаза и вдруг усмехнулась, ощутив прилив тепла к этому человеку.

"И это его я планировала соблазнять, морочить голову... Да быстро меняются люди. Несколько часов - и он не тот, и я не та. Да и мир наш совсем не похож на прежний - кто бы мог такое предположить?"

- Хорошо, - твердо проговорила она, выскальзывая из его рук. - У меня действительно мало времени, и еще... - она запнулась и замолчала.

- Ну, продолжай, - подбодрил ее Рудольф.

- Да нет, ничего, - передернула она плечами, - просто мне захотелось вдруг сказать тебе спасибо. И - не стоит продолжать разговор на эту тему.

Он подбадривающе кивнул, собираясь сесть и

вдруг заметил стоящую у стены женщину. Прислушиваясь к разговору, Анна чуть не забыла, для чего пришла сюда сама - ей почудилось, что говорится о чем-то важном и для нее самой.

- Добрый день. Вы по какому вопросу? - привычно спросил он.

- Спасибо, - повторила вдруг и Анна и неожиданно для себя разрыдалась во весь голос...

Все же днем Альбине удалось выспаться, кстати - чем дольше она работала, тем сильнее втягивалась в дело, сказывалась привычка к круглосуточным дежурствам. Пожалуй, именно поэтому она выглядела намного бодрее, чем время от времени появляющиеся на пороге медпункта люди. Некоторым Ала даже улыбалась - это не означало что ее расположение духа улучшилось намного, улыбка тоже была профессиональной, имеющей отношение скорей к вежливости, чем к истинным ее эмоциям, но невольным грузчикам сразу становилось светлее на душе. Да и как иначе - кругом развал, кровь и грязь, и вдруг посреди всего этого - улыбка симпатичной девушки. Не случайно больничный менеджер в частной клинике, где Альбина начинала свой трудовой путь, подолгу натаскивал низший медицинский персонал, пока улыбка не приклеивалась к губам с неизничтожимой прочностью. Пока есть работа есть и улыбка, и это стало уже рефлексом.

- О, я рад за вас, - услышала она вдруг уже ставший знакомым голос, подняла голову и увидела растянутый до ушей рот. - Вы прекрасно выглядите...

- Я? - Альбина растерялась и заморгала.

- Вам очень идет улыбка, - он оперся локтем о косяк. - Просто удивительно идет.

- Улыбка? Но разве я улыбалась?

- Все ясно - вы просто работали... Не так ли? Не то, что я бездельник, трачу время на пустую болтовню... Вот, возьми, - он бросил девушке под ноги веревочный тюк. - Может пригодиться... Кого-нибудь связывать.

- Но кого? - тупо переспросила Альбина.

- А хоть бы и меня... Ну ладно - мысленно целую, так - не смею, а вообще мне опора... Дела-дела...

- Хорошо, - пробормотала Альбина рассматривая веревки. Толщиной в палец, они выглядели прочными и не гибкими, и их предназначение по всей видимости было чисто техническое.

- О, и вы здесь! - уйти "тихий" не успел, на его дороге возникла Эльвира. - Можно вас на минутку?

- Если речь идет об интервью - нет, - голос "тихого" сразу стал неприязненным и резким.

- Жаль, - бросила Эльвира и тут же незаметно ущипнула себя едва ли не с остервенением - меньше всего ей хотелось думать о том, что именно то интервью, которое она благодушно отдала на растерзание министерству информации, а проще - цензуре, сыграло в жизни этого человека, быть может роковую роль. Ведь как знать - рассказывай он о своих теориях в чисто научном кругу, с ним могли побеседовать, могли тихо и мирно прекратить карьеру, уволить, наконец, но обратившись к прессе он становился уже опасным - поскольку мог повторить такую попытку с журналистом менее сговорчивым, и тогда... - Нет, речь идет не об интервью... Да постойте вы... Я хотела сказать, - она запнулась, - сказать, что я виновата перед вами. Яне прошу вас простить. Просто признаюсь. Но, поверьте - я не представляла тогда...

Несколько секунд "тихий" ждал продолжения, но его не последовало.

- Я вас ни в чем не обвиняю, - тоном, к которому уже привыкла Альбина, ответил он. - Так у вас ко мне есть какое-то дело?

- Да... То есть - нет... То есть... Ну хорошо: дело в том, что я сейчас собираюсь составлять хронику этой катастрофы. С самого начала даже с вашего предупреждения, ну и все подряд, с того самого момента, как на улицах города появились первый констриктор. И уж поверьте - на этот раз я доведу дело до конца, чего бы мне это не стоило. - Она говорила жестко, с напором, и "тихий" незаметно для себя, словно передразнивая, начал кивать в такт ее словам.

"Зря он так... - подумала Альбина, возвращаясь к своему занятию: медпункт все более стал походить на таковой, ей оставалось только "косметическая" уборка. - Хотя это не мое дело... Я ничего не знаю и знать не хочу об их взаимоотношениях ни в настоящем, ни тем более - в прошедшем... Хотя Рудольф рассказывал мне о своих знакомствах, чтобы я не думала черт-те знает о чем."

- Ну и что же вы, мадам Светлая, - все же в его голосе иронии и скептицизма было предостаточно, - хотите узнать от меня на этот раз?

- Ничего. Просто мне хотелось бы ("точнее, мне посоветовали", поправила она себя мысленно), - услышать личные рассказы разных людей о том, в какой момент застало их известие об эпидемии, какое впечатление произвело - тем более, на вас, поскольку вы, что бы ни говорили, предсказывали его заранее. Ну и все остальное, до прибытия в район укрепления... И до самого финала. - При этих словах Эльвира ощутила легкий холодок.

Финал сегодня был непредсказуем: от атомной бомбы, сброшенной на город в целях дезинфекции (раз где-то фраза проскользнула, значит рассматривался такой вариант, думали о нем, и, значит, могут в любой момент и вернуться к нему) до полного "хеппи-энда" с прибытием спасателей и благополучной эвакуацией всех здесь собравшихся живыми и здоровыми.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать