Жанр: Научная Фантастика » Марина Наумова » Констрикторы (страница 30)


Цепенея от страха, Альбина развернулась и расширенные зрачки уставились на выставленное вперед черное дуло...

30

- ...Старушку я нашел там же, а дети исчезли... Может и успели куда спрятаться, - рассказчик пьяно всхлипнул и снова отхлебнул из заботливо протянутой бутылки.

Слушателей у него было не много: трое работяг, с которыми вместе он заделывал дверь в местную АТС: ни одного человека, разбирающегося в ее устройстве так и не нашлось. Когда последние кирпичи нашли свое место в кладке, был устроен перекур, тогда-то и выплыл на свет найденный в буфере ящик коньяка: после такой напряженки не грех было и разрядиться. И, пожалуй, давно уже спиртное не оказывало на людей такого сильного действия: кого прорвало на гордое хвастовство, кого на слезы, а кого - и на угрызение совести.

- ...и теперь я не могу больше стрелять... не могу... - дрожащие руки уронили бутылку на пол, поднимать ее никто не стал. Странно было видеть этого грубоватого на вид человека размазывающим слезы по щекам - но именно таким застала его подошедшая Эльвира.

- Четверо... - задумчиво отметила она, чиркая что-то в блокноте, и поплелась дальше походкой, утратившей былую пружинность и уверенность.

Она не успела еще скрыться за поворотом коридора, как вслед за ней у лестничного пролета возник силуэт медленно движущегося человека. Реакция одного из сидящих сработала мгновенно - он плюхнулся на четвереньки и дернул на себя ковровую дорожку. Констриктор шмякнулся затылком на ступени - когда один из протрезвевших навел на него ружье, уже не было необходимости тратить пулю.

- Тревога! - закричал третий, заставляя Эльвиру обернуться.

- Тише... может, это снова свой... - одернул его, выпрямляясь, первый.

- Подождите... - Эльвира заставила себя пробежать пару метров по направлению к лежащему телу и вдруг закричала так, что у четверых мужчин на мгновение заложило уши: во-первых, ни на ком из своих она не видела крахмальных воротничков, а во-вторых из-за лестницы уже выныривал второй констриктор.

- Тревога!!!

Крик слился с первыми выстрелами. Каблучки Эльвиры дробно замолотили по открывшемуся из-под дорожки мрамору: можно было не сомневаться, что в скором времени этим четверым понадобиться подмога.

Ей было не легко. Уже четвертый раз журналистка обходила нижний этаж - и число человек, встреченных там, все время менялось. Можно было подумать, что люди просто таяли в воздухе, по последним подсчетам их осталось семьдесят шесть. Несколько раз она говорила себе, что стоит заглянуть в бомбоубежище, но все откладывала, петляя по ветвящимся нижним коридорам - ей нечасто приходилось встречать столь запутанные архитектурные сооружения. Насколько примитивно здание мэрии извне настолько сложной оказывалась его внутренняя конструкция, явно тяготеющая к лабиринту.

В эту сторону во время последнего обхода Эльвира еще не заходила, но где-то в памяти у нее отложилось, что здесь работало пятнадцать человек, среди которых хорошо выделялся высокий и бородатый мужчина, во время первой констрикторской атаки запретивший докладывать о произошедшем Рудольфу. Кроме него запомнился молодой человек в ярко зеленной рубашке, пожилой гражданин, слишком солидный для строительных работ, и еще один человек, выделяющийся глянцеватыми черными брюками. Именно их Эльвира и увидела в одной из комнат с широко распахнутыми дверями. На этот раз она просто завопила: не выдержали нервы. Все же нелегко ей удавалось привыкать к виду изувеченных трупов - здесь же, к тому же, она не ожидала их увидеть. Оказавшиеся бесполезными ружья валялись у стены - ими или не успели, или не смогли воспользоваться. Вероятно, как раз здесь "работал" свой - кладка осталась целой, лишь несколько темных пятен отпечатались на светло-рыжем кирпиче.

Попятившись назад, Эльвира развернулась и побежала - этот коридор выходил на новый круг.

- Тревога! - продолжала выкрикивать она на ходу. - Помогите! Эй, кто-нибудь...

Никто не отзывался, только где-то на отдалении приглушенно звучали выстрелы, и отсюда даже сложно было сказать, в каком именно направлении шел бой. То ли эхо шутило, то ли стреляли сразу в нескольких местах, но звук прыгал, как стрекотанье кузнечиков.

- Люди! Отзовитесь же, люди!

Они стояли плечом к плечу - четверо людей почти не знакомых друг другу, на минуту сближенных общей выпивкой, оживившей чисто деловые отношения и навсегда, быть может, повязанных работой, а теперь и необходимостью вместе защищаться. Быть может, в иной обстановке они не когда бы не подали друг другу руки, но не исключено, что и могли встретиться в одной пивной - настолько мало им было известно друг о друге. Но теперь они стояли рядом и стреляли в тех, с кем тоже могли бы или вместе выпить, или спокойно разминуться на улице, стреляли упорно, целясь едва ли не механически, и выстрелы звучали с монотонной частотой, сходной с той, с которой бились в стену констрикторы. А констрикторы шли и шли не спеша, вразвалочку, шли, переступая через мертвые тела, шли, не испытывая страха перед собственной смертью, не видя опасности, не видя вообще ничего кроме четверых людей, которых можно задушить, прежде чем болезнь возьмет свое и отправит их на тот свет вслед за своими жертвами.

- ...а та старушка, - один из стреляющих поймал себя на том, что все еще продолжает шептать, рассказывая о пережитом потрясении, - чем-то напоминала мою бабушку...

- Заткнись... - перезаряжая ружье цыкнул на него сосед справа.

- ...она была

нормальной, нормальной...

- Заткнись!

Еще один констриктор согнулся пополам и упал под ноги таких же, как он...

- Я не могу-у!!! - взвыл первый. - Она так похожа... так похожа!

- Да замолчи же ты!

Перебрасываясь словами с правым собеседником (им был человек, сдернувший ковровую дорожку), первый не сразу заметил, что слева больше не чувствуется тепло от еще одного стоящего человека. Только приглушенный крик заставил его обернуться.

Только что их было четверо - теперь их стало двое. Двое - потому что один корчился в руках другого, сомкнувшись на его шее.

Реакция снова не подвела правого защитника - пуля вошла новому констриктору между лопаток, окончательно добивая и его полузадушенную жертву.

- Ты с ума сошел, он же... - выдохнул бывший охотник на "зомби".

В ответ ему прозвучал неожиданный смешок.

- Он заразился, ты понимаешь? - кривляясь, его собеседник повернулся в сторону движущейся человеческой массы и послал в нее пару выстрелов. Заразился... понимаешь?

- Ты... ты... - первый отступил на шаг назад. - Ты спятил, друг.

Смешок повторился, и на охотника уставились горящие глаза.

- Ты, бабушкин сынок... Ты что то сказал? Они заразились, ты слышишь? Все... заразились... - новый взрыв смеха мог принадлежать только безумцу.

- Ты сумасшедший, - уже более твердо произнес бывший охотник. - Ты пьяный псих...

- И ты заразился... - дуло ружья начало разворачиваться в его сторону, лицо безумца перекосила уродливая улыбка.

Бывший охотник отпрыгнул вовремя - через секунду пуля впилась в штукатурку за его головой. Он сам не понял, как ему удался следующий маневр, но каким-то чудом он ухитрился поднырнуть под ружье и выбить его из рук сумасшедшего. Недолгая возня позволила констрикторам придвинуться ближе - теперь просто отстреливаться стало бесполезно. Наугад нажимая на курок, бывший охотник рванулся прочь, стараясь не глядеть, как безжалостные руки душителя захватывают его бывшего товарища.

Он не заметил другого - что из-за угла навстречу тянется еще одна пара рук, поджидая, когда к ним приблизится его удобная для поимки спина. Последний выстрел сбил лампу, после этого ружье со стуком упало на пол и поднимать его уже стало некому.

- Рудольф... - Эльвира бросилась ему на шею и сжала так сильно, что чуть не напугала его, но нет - ее объятья не были объятьями больного.

- Что случилось? - проговорил он не без труда высвобождаясь из ее рук.

- Я только что снизу. - Она совсем не была похожа на себя испуганная, почти жалкая. - Похоже, там никого не осталось... Констрикторы идут...

- Так. - Рудольф поразился собственному спокойствию. - А как дела в бомбоубежище?

- Я не проверяла, но туда, во всяком случае, они вряд ли ворвутся.

- Что ж... этого надо было ожидать. - Рудольф механически погладил журналистку по голове. - Ты уже успела записать... прости. Сядь, успокойся и постарайся сосредоточиться на хронике. Сможешь?

- Думаю, да. - Необходимость заниматься делом хорошо помогала ей прийти в себя. - Да. Я сделаю это.

- Хорошо. - Рудольф прислушался к ударам собственного сердца: оно билось громче и сильней обычного, но не быстрее. - Видишь вот эту веревку?

- Да, - холодноватая обреченность при появлении которой страх уже уходит передалась и Эльвире.

- Быстрее разбирайся с записями - я постараюсь сплести тебе что-то вроде стульчика, и тогда ты сможешь дождаться спасителей прямо на стене. Надо полагать, так они тебя не застанут врасплох...

- А ты? - Эльвире показалось, что живот ее начал подтягиваться к позвоночнику. Тошновато было от такого варианта спасения.

- Неважно. - Рудольф подошел к окну.

Где-то за городом уже начиналось утро - о его приближении свидетельствовали изменения в оттенках, но здесь, на площади, о нем можно было скорей только догадываться. Дым - то черный, то буроватый, порой даже белый тянулся ввысь, изуродованной и почерневшей, забрасывающей внутрь здания удушливый запах гари. "А ведь мы могли все просто задохнуться" осознал еще одну, прошедшую стороной, опасность Рудольф. Руки его задвигались быстрее, узлы образовывались на веревке один за другим ровные, аккуратные, словно сделанные машиной.

- Нет, - неуверенно проговорила Эльвира, не стараясь, чтобы ее услышали. Несколько стенографических загогулин на чистом листке - она отмечала только самое главное - и они напомнили ей, что спасаться теперь следует не для себя. Кто-то должен будет все это расшифровать. Кто-то должен будет сберечь эти записи, донести до людей...

И тут дверь тряхнуло...

Лестница оказалась достаточно узкой - только это и позволяло последнему из защитников укрепления держаться. Он догадывался, что скорей всего остался один: выстрелов больше не было слышно, догадывался и о том, что патроны вот-вот закончатся, и лишь то, что лестница, которую он защищал, вела в сторону бывшего бомбоубежища не позволяло ему прекратить стрельбу. Пусть двери рассчитаны на атомный взрыв - кто знает, как выдержат их замки атаку совсем иного рода...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать