Жанр: Научная Фантастика » Марина Наумова » Констрикторы (страница 6)


- Ала... звучит замечательно... мне совсем не улыбалось называть вас все время мэм... Ну так что, по-вашему, Ала, следует сделать в первую очередь?

- Спуститься вниз, - наморщила лоб она. - И позвонить в полицию.

- Вниз... логично, но что, если внизу - ЭТИ? Я конечно, не берусь утверждать, что знаю, что именно тут происходит, но этих странных типов в больнице полно.

Я лично видел троих... Один громил наше отделение, а затем спустился к вам, затем была женщина в соседнем... и еще один, видно - новый, одетый во все домашнее. Это минимум. Понимаешь, что я хочу сказать? Может, их всего четверо, а может - тысяча...

- Нет, - жалобно запротестовала девушка, вспоминая предчувствия последних дней. Неужели и в самом деле началась так пугавшая ее катастрофа?

- Ну... это я просто гадаю, сколько их может быть. Одно скажу - на совпадение это не похоже: они начали бузить как по команде сегодня с рассветом... Так, пожалуй, в больнице их все же четыре: я видел трупы в невралгическом, и слышал вопли, а никто из тех троих не успел бы туда добраться... Если эти "замедленные" и дальше будут убивать в том же темпе, скоро в больнице не останется ни одной живой души, разве что на крышу им не придет в голову заглянуть. Так вот, надо прикинуть, какова вероятность, что в городе они тоже есть, потом обсудить возможные способы защиты, чтобы эти субчики не застали нас врасплох. Как мне показалось, они не слишком-то расположены лазить по лестницам и карнизам, да и на пересеченной местности им можно давать фору... Вот со всем этим мы и должны сейчас разобраться. Конечно, я бы еще прошел по карнизу, глядишь, удалось бы вытащить еще кого-то, но боюсь, что мои руки и ноги не больше не выдержат такой нагрузки - я и так сделал порядочный крюк по стенам, прежде чем нашел одну тебя. Знаешь, когда люди видят мою одежду, они отлетают от окон, как ошпаренные, и не желают ничего слушать. - Он на миг сдвинул брови. - Нет, то о чем я подумал, тоже не выйдет... а то мелькнула у меня мысль, что стоит одолжить твой халат. Да не пугайся - я и так вижу, что он мал.

- Сорок четвертый размер, - подтвердила Альбина.

- Заметно... И голышом ведь не покажешься... Кроме того, похоже, что я уже опоздал. Четырех отделений уже нет... А "замедленных", прости, все же наверное больше... Лучше рассчитывать на худшее.

При этих словах "тихий" окончательно помрачнел, и хотя причин для этого было более чем достаточно, Альбине показалось, будто в этот момент он вспомнил что-то. Что-то неприятное и очень личное...

- Так что нам делать? - прервала девушка начавшуюся было паузу.

- Хотел бы я это знать... - уже другим тоном откликнулся он, и неожиданно напрягся, вглядываясь куда-то за ее спину. Тотчас тревога передалась и девушке: Альбина вскочила, разворачиваясь на ходу и в следующую секунду "тихому" заложило уши от прорезавшегося наконец отчаянного визга.

Из чердачного окна медленно вылезала голова пустовзглядого душителя в футболке.

5

- Совершенно не понимаю, - пожаловался Рудольф неизвестно кому: в кабинете сейчас больше никого не было, - что случилось с нашей междугородкой...

Ему не нравилось сегодняшнее утро, как не нравилась и переполняющая метро пустота - можно было подумать, что все должностные лица сговорились сегодня устроить массовый прогул а то и объявить забастовку и только его, да еще вахтера, забыли предупредить о своих намерениях. Кроме того, вчерашний разговор с Альбиной о страхах, затишье и равновесие в природе то и дело выскакивал из памяти, невольно заставляя выискивать вокруг себя приметы "надвигающейся грозы". Напрасно Рудольф старался успокоить себя тем, что не стоит придавать значения словам милой, но слишком нервной девушки с богатой фантазией. Заодно он подумал и о том, что неплохо бы было свозить Альбину на море: перемена обстановки наверняка отвлекла бы ее от столь мрачных (и заразных к тому же) фантазий да, самое время было подумать ему о медовом месяце, а телефонный разговор с начальником можно и отложить, тем более, что и звонить, собственно, Рудольф собрался только потому, что не знал, чем заняться на опустевшей вдруг работе.

Подумать всерьез об отпуске он так и не успел: в дверь постучали.

- Открыто, - отозвался он.

- К вам можно? - прозвучало в ответ, затем дверь распахнулась, и на пороге возникла совершенно незнакомая ему молодая женщина в сильно расклешенных черных брюках.

- Заходите, - не особо приветливо пригласил ее Рудольф. - Вообще-то сегодня не приемный день, но, быть может, мне удастся быть вам полезным...

- Итак, - гостья сощурившись изучала комнату, и, когда ее взгляд останавливался на Рудольфе, он начинал чувствовать себя всего лишь частью здешней обстановки: никогда прежде на него не смотрели вот так. - Значит, я разговариваю с председателем постоянно действующей комиссии по организации досуга и культурно-зрелищных мероприятий?

- С его заместителем, - поморщился, поправляя, Рудольф. Название собственной должности удручало его своей несолидностью: гораздо приятней не уточняя: "Работаю в мэрии". - Так вы по какому вопросу?

Она энергичной походкой пересекла кабинет, не дожидаясь приглашения опустилась в кресло, небрежно закидывая ногу за ногу, и довольно улыбнулась.

- Вообще-то я не к вам. - Ее черты были слишком выразительными и резкими, чтобы их можно было назвать красивыми, то же касалось и ее несколько чрезмерной артикуляции. - Я из "приятеля".

Э.Светлая, слышали про такую?

Рудольф приподнял бровь: до него не сразу дошло, что речь идет о популярном бульварном журнале, а вторгшаяся в кабинет незнакомка принадлежит к журналистской породе.

- Я вас слушаю.

- Вы не очень заняты? - Э.Светлая, достала из замшевой сумочки пачку сигарет (Рудольф мимоходом успел удивиться - почему она не начала с блокнота или микрофона), и закурила, затягиваясь по-мужски глубоко. - Дело в том, что в столице появились слухи, что у вас в городе свирепствует какая-то совершенно жуткая эпидемия. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Эпидемия? - искренне изумился Рудольф. - Впервые слышу. С чего вы это взяли?

- Говорят, - одновременно лихо и хитро прищурилась репортерша. - А точнее, как раз вот это точно установлено: на медицинской в столице произошел довольно крупный скандал, после которого всеми уважаемый профессор Канн, труды которого по достоинству оценены у нас и за рубежом еще со времен исторической победы над эпидемией СПИДа, - казалось, молодая женщина перескочила на чтение по памяти давно заученного текста, трагически погиб в автомобильной катастрофе.

Она произнесла эту непростую фразу на одном дыхании ни разу не сбившись. Рудольф уже собирался отметить это вслух, но вдруг в ровную речь Э.Светлой вторгся совсем другой голос. Даже не голос - воспоминание, но прозвучал он настолько отчетливо и громко, что Рудольфу подумалось, что он слышит его наяву.

"...И нет происшествия, более значительного, чем падение кирпича перед носом у кошки..." - в каждом слове Альбины звучало затаенное отчаянье...

- ...И этот профессор сказал, что у нас эпидемия, - неизвестно кого из них перебил Рудольф, строго глядя на журналистку. - Вот что, уважаемая Э.Светлая, или как вас там... Я не знаю что за слухи ходят у вас в столице и не хочу знать. Мне лично ни о чем подобном не докладывали. Но, надо полагать я был бы в курсе, случись у нас что-либо из ряда вон выходящее... - он собрался было попросить ее уйти, но неуловимая тревога, вновь ожившая где-то на периферии сознания, почему-то запретила ему сделать это. Во всяком случае до тех пор, пока он не узнает об этих слухах все. - И что действительно пишете о таких вещах в своем журнале? Эпидемии, слухи, трагические гибели...

- Ну, - новый взгляд Э.Светлой можно было назвать даже кокетливым. Сперва мы такие слухи проверяем, потом консультируемся с представителями министерства общественного мнения, в какой форме лучше подать материал, и не является ли он вредным, и только потом публикуем... Например, о трагической гибели Канна мы сообщали только то, что наша медицина понесла в его лице большую утрату... Сами понимаете - никому не выгодно поднимать шум вокруг его имени: это же не эстрадная звезда, для которой доля скандальности просто необходима. Ну а уже потом до нас дошли слухи об эпидемии, и мне поручили поехать разобраться на месте и составить опровержение.

- И как, слухи легко опровергаются? - саркастически поинтересовался Рудольф.

- Не знаю, - Э.Светлая махнула в воздухе сигаретой, рассыпая во все стороны искры. - Мне не нравится, что в мэрии, кроме вас, я никого не нашла. Сейчас не время летних отпусков... Или я ошибаюсь?

- Время... ведь все-таки лето? И какого подтверждения вы хотите - что все в порядке? Как раз то, что люди позволяют себе не быть на работе, говорит о том, что она настолько отлажена, что не требует их присутствия... - при этих словах Рудольф ощутил что-то вроде оскомины. Почти тоже самое он говорил Альбине... И почти тоже самое волновало ее. Но остановить поток слов он уже не мог, и они продолжали ползти, неудержимо, как ледник, хотя внешне так же неторопливо. - Если бы что-то случилось, здесь находились бы все, по коридорам носились бы встревоженные толпы, по телефону невозможно бы было никуда дозвониться... - он осекся и замолчал.

По телефону невозможно было никуда дозвониться. Никуда... А в мэрии никого не было, и в ушах снова настойчиво зазвучал голос Альбины: "Это затишье похоже на затишье перед бурей..."

- Ну так что же вы? - обрадовалась неизвестно чему журналистка. Продолжайте! Да вы не бойтесь, материал вовсе не обязательно пойдет в печать, он нужен скорей для архива... Это для массы народа может быть опасной в те или иные исторические моменты, но для истории, как таковой она должна быть сохранена...

"О чем она говорит?" - тупо спросил себя Рудольф. Ему все еще казалось, что ледник тащит его, а он не может встать, потому что по неизвестной причине лишился способности двигаться, а где-то за поворотом лед кончился и начинается река, резко срывающаяся с кручи на острые камни.

- Вы чем-то вспомнили? - вернул его к реальности вопрос журналистки.

- Ничего, - сухо отрезал он, с усилием отводя взгляд от телефона. С разговором на эту тему явно надо было кончать. Если бы он только мог сделать это! Наоборот, Рудольфу все сильнее хотелось самому расспросить Э. Светлую поподробнее, разобраться, докопаться до истины, опровергнуть свой собственный смутный страх...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать