Жанр: Современная Проза » Марио Льоса » Капитан Панталеон и Рота Добрых услуг (страница 2)



— Посмотрите список, — трет лоб Тигр Кольасос. — За год сорок три забеременели. Десятка два из них обвенчали священники отца Бельтрана, но, разумеется, чтобы искоренить зло, нужны меры более радикальные, насильственные браки дела не решат. По сей день ни наказания, ни расправы картины не изменили: сельва превращает солдата в бешеное животное. По-моему, тебе совсем не по душе это назначение, дорогой. — Почита раскрывает, вытряхивает чемоданы. — Почему, Панта?

— Должно быть, это от жары, от климата, как вы думаете? — оживляется Тигр Кольасос.

— Очень может быть, мой генерал, — бормочет капитан Пантоха.

— Жара, влажность, такая природа вокруг, — облизывает губы Тигр Кольасос. — Со мной всегда так: стоит попасть в сельву, сразу чувствую: внутри будто огонь и кровь в венах закипает.

— Вот бы генеральша тебя услышала, — смеется генерал Викториа, — полетели бы пух и перья.

— Сначала мы думали, это от еды, — генерал Кольасос хлопает себя по животу, — острые приправы в рационе возбуждают сексуальный аппетит.

Мы посоветовались со специалистами, был даже один швейцарец, он стоил нам кучу денег. — Полковник Лопес Лопес подкрепляет слова жестом. — Швейцарец-диетолог, весь в титулах.

— Pas d'inconvonient[1]. — Профессор Бернар Лаэ делает записи в книжечке. — Мы составим такую диету, которая будет содержать необходимое количество протеинов, но снизит либидо солдат на восемьдесят пять процентов.

— Не перегните палку, доктор, — бормочет Тигр Кольасос. — Армия из евнухов нам тоже не нужна.

— Икитос… Икитос… Я — Орконес. — Лейтенант Сантана в нетерпении. — Срочное сообщение. Операция «Швейцарский паек» не дала ожидаемых результатов.

— Мои люди оголодали, болеют туберкулезом. Сегодня двое на перекличке упали в обморок, мой майор.

— Какие шутки, Скавино. — Тигр Кольасос, зажав телефонную трубку между плечом и ухом, закуривает сигарету. — Мы тут ломали голову — выход один. Посылаем тебе нашего Пантоху вместе с матерью и женой. Желаем успеха.


— Мы с Почитой свыклись с этой мыслью и счастливы, что едем в Икитос. — Сеньора Леонор складывает носовые платки, сеньора Леонор приводит в порядок юбки, упаковывает туфли. — А ты что-то совсем завял. В чем дело, сынок?


— Вы тот самый человек, Пантоха. — Полковник Лопес Лопес поднимается и заключает его в объятия. — Вы положите конец этой кутерьме.


— И потом, это все-таки город, Панта, и, говорят, красивый. — Почита выбрасывает обрезки, Почита завязывает узелок, закрывает коробку с шитьем.


— Не делай такого лица, бывает хуже — могли послать в какую-нибудь дыру.

— По правде говоря, полковник, я не представляю себе, как. — Капитан Пантоха сглатывает слюну. — Но я, разумеется, сделаю все, что прикажут.

— Перво-наперво — отправиться в сельву. — Полковник Лопес Лопес берет карандаш и отмечает место на карте. — Центром всех операций будет Икитос.

— Возьмем быка за рога и покончим с проблемой. — Генерал Викториа ударяет кулаком о ладонь. — Потому что, как вы, конечно, догадались, Пантоха, дело не только в том, что потоптали сеньорит.

— Но и в том, что солдаты вынуждены при этой вводящей в грех жарище жить, как непорочные голубки. — Тигр Кольасос щелкает языком. — Чтобы служить в сельве, нужно мужество, Пантоха, большое мужество.

— В Амазонии на каждую юбку есть свой хозяин, — вступает полковник Лопес Лопес. — Там нет ни блудниц, ни девочек-простушек — ничего подобного.

— Целую неделю солдаты проводят взаперти, несут службу в глуши, мечтают об увольнительной, — дает волю воображению генерал Викториа. — Потом отшагают километры до ближайшего селения. А там что?

— Ничего, абсолютно ничего, потому что, черт подери, женщин нет, — пожимает плечами Тигр Кольасос. — И вот тогда они теряют узду, и после первой же рюмки, как пума, бросаются на то, что подвернется.

— Бывали случаи гомосексуализма и даже скотоложества, — уточняет полковник Лопес Лопес. — Представьте, одного капрала из Оркопеса засекли на интимных отношениях с обезьяной.

— Обезьяна отзывается на дурацкую кличку Утеха пятой роты, — сдерживает смех лейтенант Сантана. — Вернее, отзывалась — я пристрелил ее. А подонок в карцере, мой полковник.

— Другими словами, воздержание ведет к чудовищному разложению, — говорит генерал Викториа. — К падению морального духа, к неврозам, апатии.

— Надо дать пищу этим голодающим, Пантоха. — Тигр Кольасос торжествующе смотрит ему прямо в глаза. — И вот являетесь вы, вам есть где развернуться, куда применить свой организаторский талант.


— Ну что ты как в воду опущенный и молчишь все время? — Почита прячет билет в бумажник, Почита спрашивает, где выход к самолетам. — Там большая река, мы будем купаться, будем гулять, навещать дикие племена. Ну, не вешай носа, глупыш.

— Что с тобой, ты сам не свой, сынок. — Сеньора Леонор смотрит на облака, сеньора Леонор оглядывает пропеллеры, деревья. — За всю поездку рта не раскрыл. Что тебя так заботит?

— Ничего, мама, ничего, Почита. — Панта застегивает привязные ремни. — Все в порядке. Смотрите, подлетаем. Это, должно быть, Амазонка?

— Все эти дни ты ходил сам не свой. — Почита надевает очки от солнца, Почита снимает пальто. — Ни слова не проронил, спал на ходу. Ой, жара как в преисподней. Никогда не видела тебя таким, Панта.

— Я немного нервничал с этим новым назначением, но теперь все прошло. — Панта вынимает бумажник, Панта протягивает деньги шоферу. — Да,

уважаемый, дом пятьсот сорок девять. Отель «Лима». Погоди, мама, я помогу тебе выйти.


— Ты же военный. — Поча кидает дорожную сумку на стул, Поча разувается.

— И знал — тебя могут послать куда угодно. Икитос не так уж плох, Панта, довольно симпатичное местечко.

— Ты права, я вел себя как дурак. — Панта открывает шкаф, Панта вешает форму, вешает штатский костюм. — Наверное, меня слишком избаловали в Чиклайо, ладно, с этим покончено. Так, начнем разбирать чемоданы. Ну и теплынь тут, как ты, лапочка?

— Я бы так из отеля и не выходила. — Поча навзничь ложится на постель, Поча потягивается. — Все тебе сделают, ни о чем не надо беспокоиться.

— В таком вот отеле и заделать маленького Пантоху, кадета Пантоху, как ты на это смотришь? — Панта снимает галстук, сбрасывает рубашку.

— Кадета Пантоху? — Почита открывает глаза, Почита расстегивает блузку, приподымается на локте. — Ты серьезно? Теперь мы сможем себе это позволить, Панта?

— Я же тебе обещал — когда получу третью нашивку. — Панта расправляет брюки, Панта складывает их, вешает. — Пусть он у нас будет уроженцем провинции Лорето, согласна?

— Чудесно, Панта. — Почита смеется, Почита хлопает в ладоши, подскакивает на постели. — Какая прелесть, маленький кадетик, Пантосик Младший.

— Надо заняться этим поскорее. — Панта раскрывает объятия, Панта тянет к ней руки. — Чем скорее начнем, тем скорее он появится. Иди сюда, лапочка, где ты там прячешься.

— Что ты, что ты. — Почита соскакивает с постели. Почита бежит в ванную.

— С ума сошел?

— Иди, иди сюда, займемся кадетиком. — Панта спотыкается о чемодан, Панта опрокидывает стул. — Прямо сейчас. Иди сюда, Почита.

— Что ты, Панта, в одиннадцать часов утра, что ты, не успели приехать. — Почита машет руками, Почита отстраняется, отталкивает его, сердится. — Пусти, мама услышит.

— Надо обновить Икитос, обновить отель. — Панта тяжело дышит, Панта пытается ее обнять, удержать, устоять на ногах. — Иди ко мне, любовь моя.


— Ну вот: за что боролись, на то и напоролись. — Генерал Скавино размахивает циркуляром, сплошь в подписях и печатях. — Вы тоже виноваты, майор Бельтран, полюбуйтесь-ка, что собирается организовать в Икитосе этот субъект.


— Ты мне юбку порвешь. — Почита прячется за шкаф, Почита обороняется подушкой, просит оставить ее в покое. — Прямо не узнаю тебя, Панта, такой всегда благовоспитанный, что с тобой? Ну пусти, я сама сниму.


— Я хотел врачевать, а не творить зло, — в страшном смущении читает и перечитывает майор Бельтран. — Кто бы мог подумать, что лекарство окажется злее самой болезни, мой генерал. Непостижимо, мерзко. Вы допустите этот ужас?


— Лифчик, чулки. — Панта переводит дух, Панта срывает, отбрасывает в сторону. — Тигр был прав: от этой влажной жары внутри все равно как огонь и кровь закипает. Ну, ущипни меня, как я люблю. За ушко, Почита.

— Мне стыдно днем, Панта. — Почита вздыхает, Почита забивается под одеяло. — Ты потом заснешь, а разве тебе не надо к трем в комендатуру? Ты всегда потом засыпаешь.

— Ничего, приму душ. Не разговаривай со мной, не отвлекай. Лучше ущипни меня за ушко. Ой, вот так. Умираю, лапонька, где я… кто я…


— Кто вы, я прекрасно знаю и знаю, зачем вы прибыли в Икитос, — рокочет генерал Висенте Скавино. — И с места в карьер скажу вам, что не испытываю никакой радости по поводу вашего приезда. Чтоб все было ясно с самого начала, капитан.

— Прошу прощенья, мои генерал, — лепечет капитан Пантоха. — Какое-то недоразумение.

— Я против роты, которую вы собираетесь сформировать, — генерал Скавино подставляет лысину под вентилятор, прикрывает глаза. — Я был против с самого начала и сейчас считаю это чушью.

— И главное — нет слов, как аморально. — Отец Бельтран в ярости обмахивается веером.

— Нам с майором пришлось замолчать, потому что приказы отдает начальство. — Генерал Скавино разворачивает носовой платок, генерал Скавино отирает пот со лба, висков, шеи. — Но нас не убедили, капитан.

— Я к этому проекту не имею никакого отношения, мой генерал, — стоит и потеет капитан Пантоха. — Когда мне сказали — прямо как обухом по голове, святой отец.

— Майор, — поправляет отец Бельтран. — Нашивок считать не умеете?

— Простите, мой майор. — Капитан Пантоха легонько щелкает каблуками. — Я в этом никакого участия не принимал, уверяю вас.

— Разве вы не один из великих умов Интендантской службы, которые замыслили это свинство? — Генерал Скавино берет вентилятор, генерал Скавино подносит его к самому лицу, к лысине, генерал Скавино откашливается. — Как бы то ни было, точки над i надо поставить. Я не могу этому помешать, но я сделаю все, чтобы это как можно меньше запятнало вооруженные силы. Никому не удастся подорвать авторитет, которого добились в Лорето сухопутные войска с тех пор, как я стою во главе Пятого военного округа.

— И я хочу того же. — Капитан Пантоха смотрит поверх генеральского плеча на глинистую воду реки, на лодку, груженную бананами, на синее небо, огненное солнце. — Я готов сделать все, что только можно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать