Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 22)


- Значит, едете в Сталинград? - спросил он у ребят. - Надолго?

- Всего на два дня. Мы ведь экскурсия, - ответил кто-то с сожалением.

- Два дня открытых дверей, - сказал парень, стоявший на первом плане, рядом с объективом. Лицо его было видно не совсем четко, расплывчато.

Из дальнейшего разговора Женя узнал, что все эти ребята окончили десятилетку. Сами они с Рыбинского моря, из Щербакова. Выбирают себе путь в жизни.

- А вы, молодой человек, - обратился "серьезный мужчина" к соседу, - тоже на два дня?

- Нет, на два месяца. Я студент-практикант. Еду на строительство бумажного комбината.

Женя заметил, как все бывшие десятиклассники сразу повернули головы в сторону скромного студента. Еще бы, целых два месяца! Он выбрал себе дело по душе и уже сейчас почувствует, что оно собой представляет. Ребятам пока еще далеко до этого - пока лишь присматриваются.

- Я слышал, вы едете в Куйбышев? Надолго? - спросил студент, поднимая голову и смотря на молчаливую женщину.

Она доверчиво положила руку на плечо своего спутника.

- На два года.

- Гляжу я на вас, молодые люди, и диву даюсь, - вдруг услышал Женя хрипловатый старческий голос. - Самонадеянный народ. Срок назначили - два года. Да разве Волга наша отпустит вас? Все равно обратно приедете.

Жене не видно было, кто это говорит. Вероятно, старик сидел сбоку от "Альтаира", но очень близко, так как микрофон отчетливо передавал не только его слова, но и дыхание.

- Вот я, к примеру, человек неученый, кладовщик, - продолжал невидимый рассказчик. - Как началась стройка под Куйбышевом, и я со всеми приехал. Желающих тогда множество было. Работал кем придется, потом на курсы поступил. Сейчас дежурным монтером стал. Сами понимаете, что за должность такая дежурный монтер. А раньше грузчиком был. Здешний. Пристань нашу недавно проехали. Слыхали небось...

Вероятно, он назвал бы сейчас пристань, но "Альтаир" выключился.

Женя от досады скрипнул зубами. Вот не везет! Ошибся Левка, "Альтаир" вовсе не счастливая звезда. В самый нужный момент исчезает. Догоняй ее, лови! Ищи свое счастье!

Последний пригородный поезд уходил в Горький через пятьдесят минут. Женя знал расписание ночных поездов, так как предполагал вернуться в город именно в это время. Надо было, не теряя ни минуты, мчаться в Горький и там поймать теплоход. Журавлихин знал, что "Альтаир" едет на теплоходе: видел за кормой брызги и слышал шум винта, резко отличающийся от равномерного шлепанья колес по воде. Беда в том, что почти все волжские суда были теплоходами или даже дизель-электроходами. Не легко искать судно по этому признаку.

Послышались тяжелые шаги - возвращался Митяй.

- Видел? - прежде всего, спросил он, заметив беспокойство Жени.

- Да, ящик - на корме теплохода. Судя по всему, утром будет в Горьком... А где же Левка?

Митяй развел руками.

- Учи сороку вприсядку плясать! Ничего не вышло. Уж я ему доказывал, просил, умолял, хотел на руках нести. Черта пухлого он послушался! Обещал скоро прийти.

Журавлихин решил было отчитать Митяя за нерадивость, но вспомнил, что сам разрешил Усикову отправиться на фабрику, и промолчал.

Надо было что-то предпринимать. Во всяком случае, не сидеть здесь, на берегу. Митяй собрал в кучу все их нехитрые пожитки. Женя закрыл чемодан с телевизором, развинтил на части сложную конструкцию антенны и спрятал ее в чехол. Оставалось всего лишь сорок минут. За это время нужно было добежать до станции. А как же Левка? Без него нельзя ехать.

Сжимая увесистые кулаки и горячо проклиная беспечного Левку, Митяй ходил по берегу, всматриваясь в темноту - не покажется ли лодка?

Усиков задержался всерьез. Проходили минута за минутой. Уже нечего было думать о ночном поезде. К утру бы только добраться до города. Митяй знал, что в Горьком не меньше десятка пристаней, или, как их часто называют, дебаркадеров. Можно ли найти пропавший ящик, даже если ты знаешь, что он стоит на корме одного из теплоходов? Догадайся, к какому дебаркадеру он пристал! Чепуха! Ничего не выйдет. Мелькнула мысль - дать телеграмму в Горьковский речной порт. Впрочем, там бы лишь посмеялись над ней. "Просим найти и оставить до нашего приезда ящик, который стоит на корме одного из теплоходов, прибывающих утром в Горький", - примерно так представлял себе Митяй полный текст телеграммы. Глупо и неубедительно. Ящик ничем не отличается от других ящиков, таких тысячи. "Во всем виноват один Левка, - успокаивая себя, решил Митяй. - Вот попрыгунчик! Если б не он, осматривая корму каждого теплохода, нашли бы аппарат обязательно. Пусть теперь пеняет на себя".

Злость закипала в нем. "Что делать? Что предпринять? Связаны по рукам и ногам. Левка - абсолютное дитя, ребенок, нельзя его оставлять одного. Как он может узнать, куда мы уехали, даже если нам удастся пристроиться с попутной машиной?"

Митяй предложил Журавлихину ехать в Горький, а сам он побежит за Левкой.

- Где-нибудь в городе встретимся, - убеждал Митяй.

Нет, и на это не согласился начальник, - как старший, он отвечал за ребят и не мог их покинуть. Решили все-таки подождать "инспектора справедливости". Но как он несправедлив к своим друзьям!

По реке проплывали буксирные суда, баржи, ярко освещенные теплоходы. Может быть, на одном из них находился "Альтаир"?

Женя скучал, нервничал, вспоминал странную передачу из "собачьего мира", хотел было рассказать о ней Митяю,

но мысли его опять и опять возвращались на корму теплохода, где стоял ничем не примечательный ящик.

Приближалось время передачи. Женя открыл чемодан. Митяй неторопливо собрал антенну, включил приемник. Сейчас самое главное - определить название судна.

Вначале на экране было пусто. Темнела линия борта, силуэт шлюпки... Но вот показались две фигуры. Женя их сразу узнал: это были уже знакомые ему "серьезный мужчина" и его спутница. Держась за руки, они подошли к борту. А потом молча смотрели на лунную дорожку все те пять минут, пока их мог видеть стоявший рядом аппарат.

Митяй нетерпеливо ерзал у телевизора, злился и проклинал всех на свете влюбленных. Разве от них что-нибудь узнаешь? Они, как правило, молчат.

Глава 9

ПУТЕШЕСТВИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Есть на свете прирожденные путешественники. "Охота к перемене мест" ими овладевает с детства. Среди студентов, радиоинститута таких было много.

Кончаются экзамены. Студенты разъезжаются по стране. За лето где только не побывают они: на стройках, в колхозах, будут бродить с рюкзаками по лесным тропинкам, "штурмовать" Ай-Петри, плавать по озеру Селигер, жариться на горячей туапсинской гальке. Они организуют шлюпочный поход по Оке, будут жить в туристском лагере Теберды, поедут в научные экспедиции или на соревнования по волейболу, плаванию, скалолазанью, стрельбе по тарелочкам.

Всюду летом вы встретите студентов-туристов. Москвичи едут в Ленинград, ленинградцы - в Москву. Вы встречаете студентов возле Мадонны Литты в Ленинградском Эрмитаже, возле боярыни Морозовой в Третьяковской галерее. Это они осматривают Авлабарскую типографию в Тбилиси, дом Павлова в Сталинграде, Бородинское поле и минареты Бухары.

Ничего этого не видели ни Митяй Гораздый, ни Лева Усиков. Впрочем, что же здесь удивительного, - первокурсники. К восемнадцати годам далеко не все познают географию практически, не все путешествуют. Правда, бывают случая, когда еще до аттестата зрелости какой-нибудь удачливый сынок или дочка объездят с мамой и папой чуть ли не все курорты страны... Но это относится к биографии любвеобильных и не очень дальновидных родителей. Они отнимают у юности радость первых впечатлений. Такое "курортное дитя", когда станет взрослым, уже ничем не удивишь.

У Митяя была трудная жизнь. Он не мог ездить с друзьями из ремесленного училища ни на экскурсии, ни на соревнования. Все свободные минуты он отдавал больному отцу и маленькому брату. Родители Левы ежегодно ездили на юг или в Прибалтику, а сына отправляли в подмосковный пионерлагерь. Когда Лева уже вышел из пионерского возраста, он бы мог отправиться в туристский поход старших школьников. Однако то "декоративное оформление" квартиры, то - как прошлым летом - подготовка к экзаменам в радиоинститут удерживали Леву в городе.

Вот и выходит, что путешествие по Волге в погоне за "Альтаиром" было вообще первым путешествием Митяя и Левы.

Ну, а Женя Журавлихин? Неужели он, студент-третьекурсник, никогда не видел моря, не дышал горным воздухом или, наконец, не ходил по залам Эрмитажа?

Представьте себе, что нет. Кроме Москвы, ее пригородов и рабочего поселка недалеко от Тулы, Женя ничего не видел. Не получалось - каждое лето уезжал домой к матери. Она жила в поселке, работала в райкоме партии. Была одинока, кроме сына, никого не осталось. Женя испытывал к ней не только сыновнюю любовь, он восхищался ею. Поздним вечером мать возвращалась с работы, снимала резиновые сапоги - дороги скверные, после дождя не проедешь, - и начинались рассказы о людях, о встречах. Видела она много, колесила по всему району. Сколько людей, сколько дел! И Женю манили не сверкающие закаты, не горные дали. Ему хотелось видеть множество самых различных людей, о которых он читал в газетах и книгах да слышал от матери.

В самом деле, кого он знал, кого видел? Студентов, преподавателей, несколько раз встречался с мамиными товарищами. Но это так, на ходу. Они всегда торопились. Знаком был с соседями в поселке. Люди пожилые, занятые своими делами, им не до разговоров. Студент будет все лето отдыхать, а они работают. Бывал в райкоме комсомола, помогал, но с ребятами как-то не сблизился, а многие девушки даже сторонились его - слишком ученый.

Какой огромный мир! Жизнь только начинается. И Жене казалось, что его не совсем обычное путешествие по Волге - первый выход в этот мир. Что же тогда должны были чувствовать Митяй и Лева - первокурсники!

Но, видно, они еще не разобрались в своих ощущениях - некогда было анализировать. Сейчас, повернувшись друг к другу спиной, как враги, стояли они у борта теплохода "Горьковский комсомолец". Рядом, возле спасательного круга, приютился Женя. Высчитывая на листке блокнота скорости разных судов, он с тревогой поглядывал на своих младших спутников.

Ранним утром, когда над Волгой занималась заря, между Митяем и Левой произошел серьезный разговор, определивший их дальнейшие взаимоотношения. Отныне они уже не друзья, а просто мало знакомые между собой представители студенческого научного общества.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать