Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 27)


После подробного обсуждения пришли к общему решению: надо ехать до Жигулей.

- А теперь покажи, что у тебя получается с фильтром, - спросил Лева, по праву считая себя инициатором этой затеи.

Не все нравилось Усикову в проекте Митяя, многое еще оставалось недоработанным и сырым, однако авторитет профессора Набатникова - он в основном одобрил идею Гораздого - удерживал Леву от серьезных критических замечаний. Кроме того, не хотелось ссориться: Митяй - ведь он очень обидчивый.

Передавая ему чертеж, Лева польстил:

- Я всегда говорил, что в тебе, Митяй, скрываются задатки гения. Ты, Женечка, побудь здесь, а мы поищем Афанасия Гавриловича, пусть он это лично подтвердит.

Лева и Митяй направились было к двери, но Женя остановил их:

- Минутку, ребята. - Он посмотрел на часы. - Попробуем проверить еще одно гениальное открытие.

Усиков погасил свет и насмешливо спросил:

- Хочешь установить рекорд дальности приема Московского телецентра?

- Бери выше. Я же рассказывал, что вчера принимал передачу с неизвестной планеты, населенной собаками. Преобладающий костюм - фраки.

- Странный мир! Собаки носят фраки... - с завыванием проскандировал Левка, подражая манере чтения многих поэтов.

Женя запомнил волну, что вчера принимал, и настроил на нее телевизор.

Экран мгновенно осветился. Лева, затаив дыхание, дрожал в предвкушении чего-то необыкновенного. Из разрозненных темных пятен постепенно складывалась прыгающая картинка.

Смотреть, как Женя нестерпимо медленно крутит ручки, Лева просто не мог. Страшно хотелось поскорее остановить бегающие полосы и смыть туман с непонятного изображения.

- Оставь! - рассердился Митяй, когда нетерпеливый Лева протянул руку к телевизору.

На экране появляется довольно четкая картина. Ночное пустынное поле. Какие-то звери с остроконечными головами, безносые и безротые, с черными провалами глаз, безмолвно двигаются на зрителя, держа в щупальцах горящие факелы. Звери идут шеренгами, поддерживая точное равнение; в этой неслышной их поступи чувствуются тайная злоба и трусость. Они оглядываются, будто за ними кто-то идет по пятам. Смотрят с экрана пустыми дырами, как глазницами черепов. Остроконечные головы покачиваются в такт шагам.

Звери удаляются и тащат за собой на веревке черную бесформенную массу, чем-то напоминающую человеческую фигуру. Голова подпрыгивает на камнях.

Лева закрыл глаза от неясного страха. Никогда он не был трусом, но его впечатлительная натура попросту не могла вынести этого дикого, отвратительного зрелища. Достаточно он начитался всяких вымыслов о жизни на разных планетах. Романисты придумывали фантастических марсиан с огромными головами и щупальцами, глазастых морлоков - ночных диковинных существ, питающихся кровью своих собратьев. Со страниц таких книг смотрели на Леву гигантские пауки с острыми клювами, летучие мыши с грустными человеческими глазами, прозрачно-студенистые жители Сатурна и летающие ящеры - мыслящие хозяева Венеры. Всех их досужие выдумщики наделили звериными инстинктами и скверным характером, оставляя только за человеком гуманность, простодушие, любовь ко всему живому и справедливости.

Немудрено, что Усиков с самого раннего детства представлял себе каких-нибудь Марсиан отвратительными, злыми существами с характером гиены. Не потому ли чудовищная картина на экране телевизора заставила Леву серьезно задуматься над шуточным предположением Жени, будто он принимал ее с другой планеты, тем более что, рассуждая теоретически, такой прием вполне возможен?

Экран потускнел, и сколько Женя ни настраивался, изображение не появлялось.

- Межпланетное телевидение, - сказал он, щелкая выключателем. - Интересно, кем оно организовано - псами или остроголовыми?

Сказано это было с небрежной усмешкой, так как, невзирая на теоретические обоснования, сделанные им еще в прошлый раз, трезвый голос рассудка все же не допускал столь фантастической мысли, как существование телецентров на других планетах.

- До сих пор не могу прийти в себя... - пробормотал Лева, стирая пудру с потного лица. - Если бы я не верил в технику, то подумал бы, что это сон, мистификация.

Митяй усмехнулся его детской наивности.

- Ничего особенного. Земная передача.

- Ты с ума сошел! - рассердился Левка, ударив себя кулаком по колену. Человек не может дать такой власти ни собакам, ни зверям. Да и нет таких зверей на земле. Человекообразные-остроголовые... Может, встречались в... этой самой... ну, как ее?.. мезозойской эре? - Он в задумчивости потер лоб. - Нет, не припоминаю. Вероятно, профессор знает.

- Глупо спрашивать, - сказал Митяй, испугавшись, что Левка сейчас же побежит к Набатникову. - Не вздумай ему рассказывать - стыда не оберешься!

Лева смешно вытаращил глаза.

- Но почему же?

- А потому! - оборвал его Митяй. - Нечего к серьезному человеку с ерундой лезть. Ведь это бред собачий, причем в буквальном смысле.

- Ты же ему свои чертежи показывал? - не удержавшись, съязвил Лева.

- Спасибо за сравнение! - вежливо поклонился Митяй.

- Прости, больше не буду, - Лева боялся, что снова возникнет ссора. Шуток не понимаешь...

- Нет, твоего остроумия.

- Довольно болтать! - поморщившись, сказал Журавлихин. - Устал я от ваших пререканий. Идите на палубу. Скоро большая пристань.

- Идем вместе, Женечка, - лисой подкатился к нему

Лева. - Вечер теплый, закутаем тебя. Надо же воздухом подышать.

- Ладно, идемте. Уговорили.

- Ты бы хоть напудрился, - предложил Митяй, рассматривая малиновое лицо Левки. - Да нет, пожалуй, ничего. Подумают - загорел, кожа слезает.

Лева зашел в свою каюту и там, двигаясь перед зеркалом взад и вперед, примерял кепку Митяя, рассчитывая найти такое положение под лампой, где бы тень от козырька закрывала все лицо. Он помнил, что на палубе горели верхние матовые плафоны.

Свежий ветер гулял по палубе. Женю с накинутым на плечи одеялом Митяй повел с подветренной стороны. Придерживая кепку, Лева шел рядом.

Профессора они нашли на скамье неподалеку от кормы.

- Наконец-то! - обрадовался он. - А я жду, волнуюсь, как мальчишка... Были передачи?

- Да, - ответил Женя. - Ничего они не могли подсказать. Но почему же вы не зашли?

- Не имею права. Серьезным испытаниям мешать нельзя. Садитесь, ребятки, сказал он, похлопывая руками по скамейке. - Проведем небольшую научную конференцию.

После того как были разрешены некоторые технические вопросы, профессор поинтересовался, что ребята увидели на экране.

Женя прежде всего вспомнил старика, который едет на новое место работы. Неугомонный человек!

- Есть у кого поучиться, - усмехнулся Набатников. - Много я видел стариков. Как правило, работают здорово.

Женю почему-то задело это замечание, Митяя тоже. Усмехнувшись в кулак ладно, мол, поучимся, можно и не повторять лишний раз, - он промолчал, а Женя попробовал возразить:

- Опять отцы и дети? Ясно, мы должны учиться у вас. Но разве мало сделала советская молодежь? Есть достойные примеры.

Набатников положил руку ему на плечо.

- Во-первых, рано вы меня записали в старики: прожил каких-нибудь полвека, еще столько же осталось. А во-вторых, с молодых и спрос другой.

Он говорил ребятам не очень приятные для них вещи. Говорил, что есть кое у кого из молодых превратное представление о правах и обязанностях гражданина. Люди старого поколения дали молодежи очень многое. В трудные годы отрывали у себя последний кусок. Права молодым даны огромные, таких нет и не было ни у одного молодого человека капиталистического мира. Молодежь активно пользуется своими правами, но не всегда хорошо помнит обязанности. Скрепя сердце ребята согласились с этим.

Провожая взглядом проплывающий мимо караван судов, Набатников говорил:

- Не думайте, что перед вами сидит недовольный, брюзжащий старик, обремененный годами и болезнями. Старики всех эпох привыкли жаловаться на молодежь. "Ах, эти нынешние!" - шамкая беззубым ртом, твердили они, завидуя молодости и здоровью. А я нисколько не завидую. Желаю и вам прожить такую интересную, полную жизнь, какая выпала на мою скромную долю. Да и впереди есть чему порадоваться. Говорю я с вами по душам, как с друзьями. - Широко раскинув руки, он обнял ребят. - Думаю, что не обидитесь. Так вот, насчет обязанностей. Не могу сказать, чтобы вы их не знали. Хорошо учиться, хорошо работать, быть достойной сменой - все это известно вам с детства. Но ведь этого мало. Мне иной раз представляется высокое, уходящее в небеса здание. На самый верх поднимаются уже последние камни, их надо обтесать, отшлифовать, чтобы сияли они в веках. А я вроде каменщика. Хочется мне самому шлифовать камни, да так, чтобы ими любовались потомки. Но бывает и по-другому: приходится заниматься грубой работой, не шлифовать, а обтесывать камни, если над ними трудились нерадивые, равнодушные люди, каких еще много встречается. Значит, всем нам придется обтесывать не только камни, но и человеческие характеры. Некоторые психологи утверждают, что юности свойствен эгоизм - черта характера сомнительной ценности. И действительно, кое-какие эгоистические наклонности свойственны многим из вашего брата.

- Какие, например? - спросил Женя.

- По-моему, одной из обязанностей молодого человека является постоянная самопроверка, с достаточным ли уважением он относится к окружающим. Приведу пример. Часа два назад в тихую гостиную, или, как ее здесь называют, салон, вошла группа молодых экскурсантов. Веселые ребята, чудесные. Но они никого не замечали, что говорило о полном неуважении ко всем, кто там сидел. До этого люди играли в шахматы, читали, ужинали, спокойно разговаривали. И вдруг в этот тихий мир ворвалась ликующая молодость. Однако, как это ни странно, никому она не показалась особенно обаятельной. Ребята были увлечены лишь друг другом. Им было весело. Хохотали над своими остротами, прямо надо сказать, не очень умными, пробовали петь. Они были эгоистами и считали себя там единственными хозяевами. Но ведь дело в том, что молодежь должна чувствовать себя хозяевами Земли - именно так, с большой буквы, - а не гостиной теплохода.

- Вы абсолютно правы, - сказал Лева, подвигаясь ближе. - Такие случаи можно видеть в троллейбусе, в пригородном поезде, всюду. Но ведь это идет не от того, что... это самое... ребята не уважают старших, а просто их никто не останавливает.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать