Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 34)


Журавлихин не соглашался со многими ребятами, что только с близкими друзьями можно говорить откровенно. Перед ним сидит его сверстница, девушка с открытым, ясным лицом. На скромном костюме блестит комсомольский значок. У нее интересная и смелая профессия. Явно выражено отношение к поступкам людей, в чем Женя убедился из рассказа Левы о том, как Зин-Зин первой подошла к нему. Почему же - если она, конечно, не воспротивится - не рассказать о себе? А как хорошо, когда знаешь своего собеседника, его мысли, желания, мечты!

- Как вы думаете, Зин-Зин, полезно это или нет? - медленно, словно выискивая особенно точные слова, начал Женя. - Если человек, считая большинство окружающих за своих друзей, при первой встрече с кем-нибудь из них подробно рассказывает о себе? Этим он как бы облегчает сложную задачу узнать друг друга. Скажем, в дороге встретились два человека. Они даже симпатизируют друг другу. Ведь бывает же так? Каждому хочется познакомиться ближе. Уходят часы на осторожные вопросы, положенные по этикету, или, вернее, кем-то выдуманной условности. А чего проще - взял бы да и рассказал о себе...

Зина нетерпеливым движением поправила волосы на затылке и спросила:

- Хотите показать на примере?

- Если вас интересует.

- Мысль довольно оригинальная. - Зина улыбнулась уголком рта. - Но, извините, мне скучно читать анкеты. Это страшно! Ведь по вашему проекту, если его представить в развитии, каждый пассажир будет раздавать соседям по купе отпечатанную под копирку автобиографию. "Родился в тысяча девятьсот таком-то году. Учился там-то"... - Она рассмеялась и укоризненно взглянула на Женю.

А он даже в мыслях не мог допустить, что Зин-Зин так зло высмеет его искренние убеждения, касающиеся, говоря официальным языкам, совершеннейшей необходимости устранения нелепых условностей в общении между людьми.

- Конечно, бывают эгоистические натуры, которые мало интересуются человеком, - вскользь, так между прочим, промолвил Журавлихин и вдруг оживился: - Вы не знаете профессора Набатникова? Едет на нашем теплоходе. Так вот он говорит, что нет ничего интереснее изучения человека. А сам он физик.

- Кто же против этого спорит! Я тоже хочу изучать людей, но не по анкетам, а в жизни, по их поступкам и поведению. Мне нравится открывать в человеке его лучшие душевные свойства... Ведь они не всегда бросаются в глаза. Настоящие люди скромны.

- Спасибо за напоминание, учту на будущее. - В голосе Жени почувствовалась обида.

- Оставьте свою персону в покое, - примирительно сказала Зина. - Я говорю о принципе, а не о личности. Предположим, из вашего рассказа я узнала, где вы родились, где учились. Мы молоды, поэтому и биографии наши похожи, как две капли воды. Когда заполняешь анкету, иной раз обидна бывает: ведь чуть ли не в каждой графе приходится ставить коротенькое слово "нет".

Но все же биографии студента Журавлихина и Зины были не похожи. Зина Аверина окончила десятилетку, потом работала в цехе на Горьковском автозаводе. Жизнь сложилась не легко. Отец погиб на фронте, мать пенсионерка. Надо было воспитывать младшую сестренку. Пришлось бросить мысль о дальнейшем учении. Зина посещала аэроклуб, мечтала поступить в авиационный институт. В прошлом году, после смерти матери, пошла в летную школу, успешно окончила ее и подучила назначение. Сейчас Зина возвращалась из Горького, где проводила отпуск с сестрой. Девочка училась в ремесленном училище. Кроме нее, у Зины никого не было. Всю нежность и теплоту нерастраченных чувств она отдавала сестренке. Часто писала ей, посылала подарки, книги и хоть издалека, но следила за ее учением. В письмах она расспрашивала о подругах, советовала и приказывала. Девочка слушалась беспрекословно, любила ее не просто как старшую сестру, а больше - как мать.

Юркий, точно мышонок, из двери выскочил Усиков. Он был очень удивлен, заметив, что Женя так быстро освоился, сидел рядом с малознакомой пассажиркой и, опустив глаза, буквально таял, как сахар в стакане.

- Простите, Зин-Зин, у нас срочное дело, - сказал Лева насмешливо и потянул Журавлихина за рукав. - Тебя... это самое... академик зовет.

- Я сейчас, - уже на ходу бросил Женя. - Мы продолжим наш разговор. - И, шагая по длинному коридору, спросил у лукавого Левки: - Какой академик? Афанасий Гаврилович - профессор. Кто меня может звать?

- А вот увидишь.

В каюте, низко склонившись над экраном, сидел профессор. Заметив Журавлихина, молча встал и уступил ему место.

- Доброе утро! - приветствовал его Женя. - Нет, уж вы, пожалуйста, сидите.

- Не люблю мешать экспериментам, - возразил Набатников. - Садитесь.

Это предложение было очень кстати. Женя взглянул на экран и невольно сел подкосились ноги.

Перед ним была Надя. Как из окошка, протягивая руку вперед, она звала Женю, морщилась, что тот медлит, не понимает ее, грозила пальцем, сдвигала брови и всем своим видом выражала крайнюю степень недовольства.

- Так его, "академик", так! Есть за что! - подбадривал ее Лева, радуясь и хлопая в ладоши над самым ухом Журавлихина.

Женя опешил. Казалось, что все это было похоже на мистификацию, однако передача шла четко и ясно, будто Женя принимал ее в Москве. Надя замахала рукой, точно хотела отогнать Журавлихина: уходи, мол, не мешай смотреть другим!

Лева слизнул улыбку.

- Обиделась. Правильно сделала.

Экран погас, а Женя все еще смотрел на темное стекло.

- Ага, задумался Женечка? -

подсмеивался Левка. - Иди, иди! На палубе тебя ждут.

Афанасий Гаврилович с улыбкой посматривал то на одного, то на другого, желая определить, в чем упрекает Усиков своего друга.

- Вам она знакома? - спросил у Журавлихина профессор, указывая на потухший экран.

- Еще бы! - ответил за него Левка, прыснул и зажал рот.

Даже серьезный, спокойный Митяй, которого обычно трудно рассмешить, и тот отворачивался, чтобы не заметили его улыбки.

А Журавлихин думал о Наде. Нет, не о ней как о таковой, а об ее изображении, вопреки всем законам науки появившемся на экране передвижного телевизора в тысяче километров от Москвы. Пренебрегая условиями распространения радиоволн, забыв, что Московский телецентр обычно не принимался в этих краях, тем более с такой четкостью. Женя с трудом, но мог допустить, что принята работа именно этого телецентра. Но ведь это абсурдно, так как во время передачи к аппарату не подходят случайные люди, не машут перед объективом руками. А Надя вела себя как дома, что-то кричала, кому-то грозила. Получается несусветная чепуха, в которой невозможно разобраться.

Все эти соображения он высказал Набатникову, сознательно не замечая развеселившегося Левку. Тот нетерпеливо подпрыгивал на месте - страшно хотелось поделиться своим мнением.

- Нашли с кем советоваться! - добродушно проговорил профессор. - Я в ваших радиоделах мало смыслю, но думаю, что в институте, где занимаются телевидением, найдется не один передатчик. Наверное, вы его и принимали.

Митяй и Лева сразу же согласились с этим предположением, но Женя возразил:

- У лабораторных передатчиков ничтожная мощность. А мы абсолютно четко видели... - он хотел сказать "Надю", но в присутствии профессора воздержался, - видели лаборантку, - продолжал он, считая подобное определение более подходящим. - У меня такое ощущение, что передатчик находится рядом.

- У страха глаза велики, - съязвил Лева.

Женя насторожился:

- Что ты хочешь этим сказать?

- Да так просто, к слову. Вряд ли Надя проводит опыты на нашем теплоходе.

Уши Жени налились краской, хотел отчитать Левку, не постеснявшись даже Афанасия Гавриловича, но, призывая на помощь здравый смысл и рассуждая спокойно, начальник поисковой группы не нашел в поведении товарища Усикова никакого нарушения дисциплины. Что же касается морально-этических норм, которые всегда волновали Журавлихина, то и здесь трудно было придраться. Единственно, в чем следовало бы Усикова упрекнуть, - это в отсутствии такта для молодого человека вещи тоже не бесполезной. Когда страдает твой близкий друг, веселость ни при чем. Наконец-то Женя понял, как называется поведение Левки: он просто нетактичен.

Хотелось все эти довольно туманные понятия - тактичность, чуткость, хорошая зависть и плохая, все, над чем не один раз задумывался Журавлихин, пересортировать, разложить по своим местам. Но это невозможно, так же как из многих смешанных на палитре красок выделить необходимые тебе цвета. А поэтому жить очень трудно, обязательно будешь спотыкаться и в кровь разбивать себе нос.

Женя обещал Зине скоро вернуться.

- Идемте на палубу, Афанасий Гаврилович, - предложил он. - Изумительное утро.

- Бегите! Мы потом появимся. Надо письмо составить вашему краскодеятелю.

- А как же я? - Журавлихин спросил об этом из вежливости, зная, что у Митяя был готов полный текст письма с изложением проекта фильтра.

- За вами, Женечка, окончательная редактура, - сказал профессор. - А пока гуляйте. Мне тоже еще надо шагать. Утренняя гимнастика - пять километров.

Афанасий Гаврилович жаловался студентам, что на палубе негде развернуться, - привык ежедневно пешком ходить на работу и редко пользовался машиной. Ничего не поделаешь, возраст требует. Коли сидишь на месте, прибавляется лишний жирок. Даже на теплоходе приходится помнить об этом.

Некоторым солидным пассажирам было странно видеть и утром и вечером быстро шагающую фигуру профессора. Но это его не смущало. Пусть следуют хорошему примеру, - куда полезнее, чем целыми сутками играть в преферанс!

Вчера поздним вечером шагал он уже не один. По правую руку уверенно печатал свои тяжелые шаги Митяй, а слева семенил Лева.

- Обратите внимание, - профессор указывал на стекла салона; за ними в густом табачном дыму маячили какие-то расплывчатые фигуры. - Это так называемые отдыхающие. Едут до Ростова и обратно. Оторвите кого-нибудь из них от карт и спросите: где он находится, день сейчас или ночь?.. Не скажет, клянусь вам, не окажет. Теплоход дойдет до Ростова, возвратится в Москву, и у Химкинского вокзала эти горе-путешественники опросят: "Как, уже приехали? Чудесно убили времечко".

Профессор говорил с нескрываемой издевкой. Ему было и обидно и жалко этих людей, которые не умеют отдыхать, но больше всего он ненавидел их равнодушие. Нельзя, совестно отгораживаться от беспокойного и в то же время прекрасного мира толстыми стеклами салона. Сквозь них не доносятся ни гудки буксиров, ни шум лебедок на пристанях, ни многоголосый говор пассажиров.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать