Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 45)


Последнее замечание служило как бы оправданием, что письмо прислано Надей, а не руководителем лаборатории, однако даже доверчивый Лева не принял его всерьез. Странно ведет себя Женечка. Чего он медлит?

А Женя смутился еще больше. Готов был провалиться сквозь пол каюты, только бы остаться наедине с Надиным письмом и, главное, не чувствовать на себе испытующих глаз друзей.

Чтобы как-то собраться с мыслями, Журавлихин рассматривал штемпель авиапочты, даты и номера почтовых отделений, но видел только одну ласково звенящую фамилию Нади рядом с ее домашним адресом. Вспомнил ночь на берегу, у маленькой пристани, когда рвал письмо. Клочки его плыли по черной воде, как крупные нетающие снежинки. Значит, Надя написала первой, и это особенно волновало Журавлихина.

Конверт был из плотной бумаги. Неповинующимися пальцами Женя старался вскрыть письмо, но бумага казалась пергаментом, выделанным из кожи.

Друзья сочувственно смотрели на Журавлихина, и каждый из них понимал, что предложить свои услуги по меньшей мере бестактно, Женечка не выпустит драгоценность из рук. Наконец он вынул из конверта сложенный в несколько раз большой лист. К удивлению и Левы и Митяя, он был похож на подробную анкету, разлинован на отдельные графы, вопросы напечатаны на машинке. Журавлихин пробежал их глазами и, сдерживая невольный вздох, протянул Митяю.

Это был перечень вопросов к телезрителям. Начались новые экспериментальные передачи. Так вот, Институт электроники и телевидения просит ответить на вопросы о дальности и качестве приема. Вверху вопросника адресованные Журавлихину несколько строк, в которых Надя сообщает о личной просьбе Пичуева следить за опытными передачами. Вот и все.

Митяй пожалел, что задержал письмо. Час назад загадка феноменальной дальности Московского телецентра была бы разрешена. Впрочем, нет пока еще ничего неясного. Экспериментальные передачи Института электроники и телевидения должны были приниматься далеко, иначе зачем же присылать вопросник в Казань? Но каким же путем достигнута эта дальность? Буквально становятся на голову привычные Митяю представления о телевидении, рушатся законы поведения ультракоротких волн. Все это никак не укладывалось в сознании. Студент-отличник, ему уже давно были известны строгие и проверенные формулы распространения радиоволн. Он их, если так можно сказать, глубоко прочувствовал, причем творчески, экспериментально. Формулы казались ему живыми и, главное, абсолютно справедливыми, особенно после испытаний разных передатчиков в поле, в лесу, в городе. Все получалось как надо, как в учебнике, - и вдруг такая неожиданность!

- Чуть-чуть проясняется, - задумавшись, проговорил Лева. - А как же... это самое... псы во фраках и остроголовые? Мне помнится, я не встречал их у Нади в лаборатории.

- Двадцать копеек, - недовольно буркнул Митяй.

Так оценивал он Левкины потуги на остроумие. "Словечка просто не скажет, все с ужимкой. Проясняется... Вот чудак человек, голова - два уха. Где он ясность нашел? - Митяй укоризненно глядел на Леву. - Наоборот, теперь уже все перепуталось, академики не разберутся. Теория вверх ногами поставлена, а для Левки шуточки".

В письме из комитета комсомола говорилось, что "Альтаир" будут искать не только трое студентов, но и некоторые радиолюбители Поволжья. Комитет и студенческое научное общество обратились в радиоклубы разных городов с просьбой к любителям, занимающимся ультракороткими волнами, установить радионаблюдение за путешествующим "Альтаиром". На своих приемниках они должны слышать ежечасные пятиминутные передачи. Правда, не всегда микрофон будет улавливать разговоры или шумы, но что передатчик включен и работает, опытному любителю убедиться нетрудно. Высоко поднятая антенна и чувствительный приемник позволят услышать "Альтаир" на расстоянии в несколько десятков километров.

К сожалению, волна "Альтаира" была очень коротка и таких приемников в Поволжье мало. Редкие любители строили их для себя. Однако сделать их легко, и два радиокружка в городских Домах пионеров уже откликнулись на просьбу московских студентов. Конечно, надо помочь, приемники будут собраны за два-три дня. Возможно, что кому-нибудь из дежурных операторов и удастся определить местоположение "Альтаира", о чем мгновенно будет сообщено в местный радиоклуб. Ну, а уж там бывалые радисты как-нибудь сговорятся с Московским радиоклубом. Дело простое.

Журавлихин искренне обрадовался этому сообщению и даже позабыл о другом письме, то есть о своих личных неприятностях. Вероятно, Надя обиделась, потому что он не подает о себе весточки, а девичья гордость не позволяет ей написать первой. Прислала вопросник - хватит, понимай, как знаешь.

В этих серьезных и очень тонких делах Женя решил разобраться сегодня же, но не так, накоротке, а на свободе. Сейчас все его внимание было поглощено письмом из комитета. В самом деле, правильно решили ребята, обратившись к коллективу. Что могут сделать три студента, посланные вдогонку за аппаратом, даже если он показывает берега и пристани? Радиолюбителям-волжанам, знающим каждый поселок, каждое судно на своей реке, достаточно услышать название городка, деревни или теплохода, как любой из них, сопоставив все эти данные, может догадаться, где сейчас плывет теплоход с "Альтаиром", чего до сих пор студентам не подсказали ни карты, ни путеводители. "Прекрасное решение! Молодцы

ребята!" - подумал Женя о своих московских товарищах, с легким сожалением, что не он это предложил.

Когда же он высказал свою радость Митяю и Леве, то почувствовал, что они никак не разделяют ее, молчат.

Митяй устало закрывал глаза, будто ему очень хотелось спать (сегодня встал чем свет, веки не расклеишь). Лева откровенно выражал свой интерес к тому, что делалось за окном каюты. А там ничего примечательного не было: серо-голубое тусклое небо и вода, разделенные узкой шероховатой чертой берега.

- Глубокая мысль! Настоящее понимание! - восхищался Женя. - Вы, чудаки, не представляете себе, что из этого дела получится, - Он уперся руками в узкий столик каюты, принимая позу привычного докладчика. - Основная суть не только в помощи коллектива. И на Волге и в других местах страны любителям нужно изучать ультракороткие волны, которые используются во многих отраслях нашего хозяйства... Им нужно...

- Погоди, - перебил его Митяй. - Мы знаем, что им нужно. Ты скажи, что нам теперь делать.

Женя поспешно убрал руки со стола и опустился на диван.

- Как что? Я говорил насчет радиолюбителей. У них появится спортивный интерес к ультракоротким волнам. Действительно, каждому приятно найти путешествующий передатчик. Ведь это вроде технического соревнования. Ради такого дела стоит построить приемник. Ну, а мы обязаны тоже искать...

- Тебе, Женечка, хорошо, ты чистенький, ни в чем не виноват, - наконец высказался Лева со всей откровенностью. - Кто должен найти аппарат? Усиков и Гораздый, презренные растяпы, или это самое... пионер Ваня Капелькин?

- Найдет и утрет нос вполне взрослым мужикам, - горько усмехнувшись, заключил Митяй.

Журавлихин рассердился, что с ним случалось редко, и шлепнул ладонью по дивану.

- Вы что же, славу не хотите делить с этим... как его... Капелькиным?

- Сказал тоже... слава! - лениво отмахнулся Митяй. - Не до жиру, быть бы живу. Ты думаешь, нам приятно, поджав хвост, возвращаться к ребятам?

- Эгоизм чистейшей воды, - так определил Женя повеление своих друзей.

Но в голосе его прозвучала некоторая неуверенность, чем и воспользовался Усиков.

- Конечно, - согласился он, - пришпилить ярлычок нетрудно. Мало того, что мы сами себя поносим последними словами, ты еще нас донимаешь. Соревнование, говоришь? Пожалуйста! Мы разве... это самое... против? Но, Женечка, милый, ласковым хитрецом прикинулся Лева, - если разобраться по-человечески, кто должен победить в этом соревновании? Пострадавшие радиозубры или мальчонка, слепивший за два часа приемник на фанерке?

- Ну ладно, пусть зубры. - Женя отвернулся к окну. - Вам предлагают помощь, а вы спорите, кто первым разорвет ленточку на беговой дорожке.

- От помощи не отказываемся, - заярил Митяй, причесывая свою жесткую шевелюру, - но ты должен понять, что для нас это не спорт, а дело чести.

Журавлихин не возражал, уверенный, что прежде всего важна конечная цель, то есть найти "Альтаир", а кто это сделает, не столь существенно. Если в поисках примут участие многие любители - прекрасно. А если его найдут виновники всей этой истории, то лучшего и желать нельзя.

В окно каюты заглянуло закатное солнце. Лева первым вышел на палубу. За ним лениво поплелся Митяй. Он все еще беспокоился за исход "технического соревнования", отчего был скучен и мрачен. Журавлихин задержался в. каюте. Ему было приказано надеть пальто - вечер сырой.

Теплоход шел Жигулями. Известковые, слоистые горы подступали к самой воде, точно сделанные из пастилы, так называемой "белёвской", кремового цвета с коричневыми прожилками, Лева любил ее с детства. Но первое впечатление обманчиво. Горы были многоцветными, слои не только коричневые, а и голубые, кирпично-красные, золотистые.

Скалы, озаренные солнцем, как бы светились изнутри. Они нависали над водой, готовые сорваться вниз. А чуть выше шумели ели, березы поднимались из расселин, сосны росли на голых камнях.

На склонах темнели пещеры. Вначале они представлялись Леве загадочными, овеянными славой далекой старины. Не в них ли прятались храбрые молодцы понизовой вольницы? Нет, многие пещеры появились недавно, в них добывают известь. Грохочут камни, скатываясь по желобам.

У причалов застыли припудренные белой пылью громадные, как киты, широкомордые баржи и терпеливо ждали погрузки.

Но Лева ждать не умел. Он знал, что путь этих барж недалек. Доверху наполненные известью, они скоро причалят к пристаням, где работают десятки тысяч молодых и старых советских людей. Вскоре и Лева увидит эти места.

Захотелось узнать поточнее. Лева побежал разыскивать помощника капитана. Оказывается - что Леву очень обрадовало, - теплоход задержится возле Куйбышевской ГЭС до самого утра. Ребятам это было особенно важно. Поднявшись на гору, они могли принять "Альтаир".

Наконец Левку поймал Митяй и предложил пообедать, как подобает всякому уважающему себя человеку. Потом будет некогда.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать