Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 49)


Все это Зина помнила хорошо. Ведь совсем недавно она провела здесь, на маленькой станции, чуть ли не два часа, отыскивая груз с запасными частями к самолетам. Груз почему-то задержался, и начальник Зины попросил, когда она поедет в Горький, узнать насчет этой транспортной неполадки.

Зина поспешила обрадовать друзей: ошибка невозможна, место ей абсолютно известно. Хотела было предложить немедленно послать телеграмму на товарную станцию, но в этот момент из репродуктора послышался громкий и ясный голос:

- Опять следите? Как вам не надоест?

В ответ полилось сладкое журчание:

- Ошиблись, молодой человек. На вас я уже рукой махнул. Не слушаете старших, а зря. Добра желают, о здоровье заботятся, а вы вроде как голодовку объявили. Пошли бы покушали. Вагон подадут не скоро.

- А что вы стережете меня?

- Да не вас, золотко, а государственное имущество. Приказано научные приборы доставить в целости. Сердце за них болит. Если бы не вы, драгоценный мой, то хоть пропадай - ни попить, ни поесть. А тут, думаю, дежурный нашелся, от ящиков не отходит. Глаз у него хозяйский, ему бы не радистом быть, а моим заместителем.

- Отвечать за вашу бесхозяйственность?

- Кусаетесь, мальчик?

- Ничуть! Мало того, что погрузили аппаратуру вместе с аккумуляторами, да еще выключить ее забыли. Хозяева! Вот послушайте...

Опять он! Во весь экран расплылось лицо Багрецова - осунулся, похудел, волосы мокрыми сосульками свисали из-под шляпы.

- Работает то ли зуммер, то ли мотор, - говорил он раздраженно. - Пока аппарат доедет до места, испортится.

- Где вы, золотко, нашли аппарат?

Медленно из глубины экрана двигалась навстречу зрителям неясная тень. Вот она приобрела законченные вполне, округлые формы, по которым не трудно было узнать Толь Толича.

Прежде всего, узнал его Лева и настолько разволновался, что когда по экрану побежали наклонные полосы, начисто смывая изображение, то не мог найти нужную ручку настройки, чтобы его восстановить.

Играя концом пояска с серебряным наконечником, Толь Толич насмешливо смотрел с экрана на студентов и, как бы издеваясь над ними, говорил:

- Вот что значит молодые кадры! Куда нам до вас! Мы народ растяпистый. Изволите видеть - выключить позабыли. Благодарим за науку. Придется ящичек вскрыть.

- Как же так? - вырвалось у Левы.

Он почувствовал нестерпимый холод между лопатками. Сердце вздрогнуло. Лева знал, что сейчас может случиться непоправимое. Если Толь Толич, примерный хозяйственник, которого Лева в эту минуту бешено, хотя и совершенно зря, ненавидел, выключит "Альтаир", то все будет кончено. Ясно, что помощнику начальника экспедиции, то есть милейшему Толь Толичу с паточной улыбкой, вовсе неизвестны аппараты, которые он везет с собой. Лишь на месте какой-нибудь инженер или геолог удивится: откуда попал к ним странный аппарат? Пройдут месяцы, и о нем забудут.

Мысли эти промелькнули мгновенно. Лева не мог оторвать глаз от Толь Толича. О, как ненавистна его липкая улыбка! Неужели сейчас не будет землетрясения? В эту минуту Лева с его суматошным характером (отчего Митяй звал его "кипяченым") мог допустить любую несообразность, даже чудо.

Чудом оказалось не землетрясение, не другое стихийное бедствие, а неожиданное поведение Жени Журавлихина. Никогда он не давал волю своим чувствам, а тут не выдержал.

- Ну, попомни, друг! - прошептал он, скрипнув зубами.

Угроза относилась к Багрецову. Да, только он виноват, и никто иной. Если бы не он, то все могло обойтись благополучно. К чему его непрошеное вмешательство? Всю Женину деликатность как рукой сняло. Еще бы! Из-за какого-то упрямого малого, который неизвестно зачем прицепился к экспедиции, навсегда пропадет аппарат. Сюда примешивались и другие, менее благородные, личные мотивы. Как-никак, а этот "упрямый малый" совсем еще недавно пользовался благосклонным вниманием Нади, и кто знает, какие неприятности ждут Женю в Москве, когда возвратится туда курчавый герой. Короче говоря, у Журавлихина были все основания считать Вадима если не врагом своим, то личностью неприятной.

Лишь Митяй вполне объективно относился и к Толь Толичу и к Багрецову, как они этого и заслуживали. Он не искал среди них виновных. Зачем, когда истинный виновник - Левка - сидит сейчас перед экраном и стеклянными глазами смотрит, как исчезает последняя надежда на спасение его доброго имени?

Что же произошло дальше? Как бы испытывая терпение зрителей. Толь Толич не торопился (знал бы он, что за ним наблюдают!) и не спеша, покачиваясь на коротеньких, похожих на бутылки ножках, направлялся к ящику.

- Где бы нам молоточек достать? - спросил он, оглядываясь.

- В моем чемодане, - сухо ответил Багрецов.

Вероятно, он пошел за ним. Толь Толич, повернув голову, крикнул, чтобы захватил и клещи.

- Какой же ящичек вас смущает? - ласково осведомился Толь Толич, когда техник вернулся.

Багрецов не ответил. Уверенными движениями он расстегивал сумку с инструментом...

И в эту самую минуту часовой механизм выключил "Альтаир". Экран телевизора потемнел, будто закрыли его изнутри железной заслонкой.

Надо было действовать, и немедленно. Вздрагивая от нетерпения, Левка доказывал, что, пока аппарат не погрузили в вагон, необходимо мчаться на товарную станцию. Это он берет на себя.

- Возражаю! - категорически заявил Митяй с негодованием. - Разве такое дело можно Левке доверить? Разве не из-за него мы упустили время, когда он бегал на

фабрику? Рот нараспашку, язык на плечо. Потеряется, а потом ищи свищи его вместе с ящиком!

Лева хотел было обидеться, но дорожил каждой минутой. Сейчас не до споров.

Все понимали, что только правильное распределение сил могло привести к успеху. А если так, надо прежде всего оставить дежурного на горе. Вполне возможно, что поданный для погрузки вагон заставит Толь Толича поторопиться и не вскрывать ящик. Значит, надо следить за работой "Альтаира". Здесь, на горе, его передачу можно принять издалека, за многие километры.

Журавлихин, по долгу начальника, должен остаться на "командной высоте", откуда будет отдавать распоряжения.

Зина предложила свои услуги. Ей все равно предстоит пересадка в Куйбышеве, а поэтому она может отправиться на вокзал сейчас, не дожидаясь утра. Ребята запротестовали. Не хотелось раньше времени с ней расставаться, и к тому же что Зине делать ночью на вокзале, когда здесь, на горе, так хорошо! Надо ценить последние часы своего отпуска! Конечно, должен ехать кто-либо из студентов: им легче опознать ящик среди множества одинаковых. Только бы не успели его отправить!

Леве, как известно, не доверяли, - он опять может выкинуть какую-нибудь штуку, - а потому на пригородную станцию поедет Митяй. Делает он все обстоятельно, солидно, не то что Левка - на скорую ручку, комком да в кучку. Теплилась надежда, - правда, очень слабая, - что удастся задержать отправку "Альтаира".

Митяй стал расспрашивать у Зины, как добраться до станции.

- Не будем терять времени, - резко поднявшись, сказала она. - Поедемте вместе.

Кстати, Зина хотела пораньше узнать, когда отправится попутный самолет. А вдруг завтра утром? И потом - что за разговоры? Ведь ребята прекрасно понимают, что дело нешуточное. Она моментально найдет то место, куда должны подать вагон, что очень важно, когда минуты дороги.

Журавлихин был ей благодарен, согласился и спросил, как она доберется до товарной станции. Но Зина не задумывалась над такой, по ее мнению, пустяковой проблемой. До Куйбышева часто ходят катера. Однако Женя не был склонен к оптимизму. Нельзя столь легкомысленно надеяться на случайность, не всегда в нужную минуту ждет тебя катер или машина. Надо выхлопотать специальный транспорт. Как говорится, сердце не камень. Любой начальник отдаст свою машину, когда узнает про их беду.

Зина торопливо попрощалась с Женей и, не оглядываясь, скрылась в темноте. Вслед за ней исчез Митяй, потом Левка отправился звонить на товарную станцию.

Конечно, Женя думал сейчас о самом главном - удастся ли догнать потерянный "Альтаир"? - но одновременно чувствовал и новую потерю. Она больно отзывалась в сердце. Тяжело расставаться с Зин-Зин, все равно что с близким, хорошим другом. Хотел ее окликнуть, адрес узнать, но было уже поздно. "Может, Митяй догадается, - с грустью подумал Женя. - Да нет. Куда ему! Толстокожий и многого не понимает".

До начала передачи, которую Женя все-таки надеялся принять, оставалось сорок минут. Над темной водой чуть брезжила желтоватая заря. Или это далекие огни города?.. Женя мечтал о вертолете. Поднявшись над Волгой, он бы через несколько минут опустился на товарной станции, прямо рядом с ящиком. Женя представлял себе это настолько реально, что уже искал в звездном небе повисшие над рекой сигнальные огни вертолета.

Нет, напрасные мечтания! Женя опустил взгляд и, вздохнув, посмотрел на часы. Как томительно тянутся минуты! Оценивая последние события, вспомнил о Багрецове, которого видел всего лишь полчаса назад, и устыдился своей нелепой злости. В самом деле, чем виноват упрямый парень - а ему в этой поездке, видно, приходится солоно, - если он предупредил Толь Толича о невыключенном приборе? Так же поступил бы и он, Женя, и любой из его товарищей.

Неприятнее всего было сознание, что естественный поступок Багрецова Женя связал со своим отношением к Наде. Он даже думал о какой-то мелкой мести. "До чего ты дошел, товарищ Журавлихин! Вот тут и спрашивай совета у сердца. Оно у тебя с грязным пятнышком, дорогой мой".

По узкой тропинке среди темных кустов поднимался Лева. Женя не утерпел, бросился навстречу. Какие новости? Звонил ли он на товарную станцию? Уехали Митяй с Зиной или еще нет?

Ничего утешительного Лева сообщить не мог. Подходящего транспорта до Куйбышева не было, стали выпрашивать моторную лодку, на что потратили много времени. Кроме того, пришлось заправлять мотор, а поэтому Митяй и Зина пока еще не уехали. Лева звонил на товарную станцию, но, как и следовало ожидать, ему ответили, что по таким скудным данным, которые он мог сообщить об интересующем его ящике, найти таковой невозможно. Что же касается расписания движения товарных поездов, то пожалуйста! "Какое направление вас интересует?" Вопрос остался без ответа: ведь еще не известно, куда поедет Толь Толич. Искать толстенького пассажира с усами никто не соглашается. Народу здесь много всякого - как найдешь? Если насчет ящика что-нибудь выяснится, обещали позвонить на причал, но надежды на это было мало. Надо ждать вестей от Митяя и Зины, которые уже, наверное, скоро поедут.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать