Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 61)


Так думал Лева, сидя в машине рядом с угрюмым Багрецовым. Он всеми силами пытался завоевать его дружеское расположение, но это оказалось делом нелегким.

Выехали за город. Дорога вела к Любимовскому совхозу.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 1

ПО ЧУЖОМУ МИРУ

Договорившись с Пичуевым, Борис Захарович должен был заняться проверкой нового астролокатора, созданного для исследования поверхности ближайших планет. Здесь, по соседству с аэродромом, в связи с комплексными испытаниями летающего диска нашли свое место "радиоастрономы" - представители совсем недавно возникшей науки. Они должны были сравнить показания двух систем, то есть мощного астролокатора и сравнительно небольших установок в диске, несколько напоминающих оптические телескопы с телевизионными камерами. Эти аппараты, поднятые за пределы атмосферы, передадут на землю ясное, ничем не затуманенное - ни парами, ни пылью - изображение Луны или какой-нибудь далекой планеты. Управление телескопами - наводка на фокус и прочие операции производится с Земли по радио или же автоматически.

Такой опытный инженер в области радиотелеуправления, каким считался Дерябин, основательно над этим поработал, а потому был уверен, что признательные астрономы не откажут ему в испытаниях антенной системы мощного радиолокатора, как это предложил Бабкин.

Борис Захарович отнюдь не считал Бабкина выдающимся специалистом, которому сразу же можно присвоить докторскую степень, без защиты диссертации. Ничего особенного оригинального в его предложении не было, но техник сумел доказать, что оно практически целесообразно и выгодно.

Эти испытания стали возможными лишь после того, как Поярков поднял потолок летающего диска и сделал так, что он часами мог висеть в ионосфере. Потом чичагинский институт разработал сверхмощный астролокатор, построенный на совершенно новом принципе, что при некоторых переделках позволило применить его для передачи телевидения. Кроме этого, нельзя забывать многолетних исследований Пичуева, без них вряд ли идея Бабкина могла бы осуществиться. А работы Института электроники и телевидения? А других институтов?

В конце концов Дерябин приходил к естественному выводу" что Бабкин, конечно, парень смышленый, скоро будет хорошим инженером и, вероятно, изобретателем, но пока его идея получила право на жизнь лишь потому, что тысячи людей работали на нее. Так падает сухое зерно в заботливо подготовленную и унавоженную почву.

Борис Захарович не боялся этого сравнения. Часто в разговорах с молодыми инженерами, если они особенно донимали его какими-либо поначалу многозначительными, но в результате чепуховыми изобретениями, старик брюзжал, глядя поверх очков на чертежи: "Навоз, батенька мой, чистейший навоз!" И когда автор проекта хмурился, успокаивал: "Полезно. Полезно. Без него в хозяйстве нельзя. На тощей земле ничего не растет". Изобретатель моргал растерянно, а Дерябин убеждал его по-отечески: "Дорогой мой, не вы первый, не вы последний. Сколько каждый из нас предлагал ерунды! Скороспелые мысли, хилые проекты, прожекты, "вечные двигатели" - все это необходимейший навоз, подготовка почвы к созданию великолепнейшего изобретения. Признаться, не все мы способны быть сеятелями. Многие удобряют почву, а другие бросают зерна в нее".

Борис Захарович хорошо, по опыту, знал, что из этих зерен тянутся вверх либо чахлые, бледные травинки, либо упругие, крепкие ростки - эти выживут, несмотря ни на что, - и, развивая свою мысль, доказывал, что настоящее, жизнестойкое изобретение сломает все бюрократические рогатки и обязательно прорвется на свободу.

Так взламывают молодые побеги твердый асфальт. Так корни горной сосны ломают скалы. Смелая научная идея, если она направлена на пользу человечеству, у нас никогда не погибнет. Она выдержит все: и ледяной холод равнодушных авторитетов, и знойный суховей завистников, к сожалению еще встречающихся в некоторых научных институтах.

Дерябин часто думал об этом и не мог не радоваться, что у соседей, то есть в институте, занимающемся радиоастрономией, нет ни холодного равнодушия, ни отвратительной зависти к успехам своих коллег.

Всматриваясь в необычное сочетание сигнальных огней, повисших в небе за аэродромом, он узнавал гигантское сооружение, построенное его друзьями. Совсем низко над горизонтом, похожее на кастрюлю Большой Медведицы, пылало созвездие астролокатора, который представлял собой огромную полусферу, похожую на плетеную проволочную сухарницу.

Такое устройство позволяло максимально концентрировать посылаемую в пространство радиоэнергию, что было особенно важно для использования предложения Бабкина. Рефлектор с помощью моторов поворачивался во все стороны.

Вот и сейчас огни созвездия медленно перегруппировывались. Кастрюля как бы опрокидывалась, разливая вокруг светящуюся жижу.

Позади рефлектора помещалась полупрозрачная кабина. Можно было издали заметить тонкий переплет сферического окна, в нем мелькала чья-то тень.

Борис Захарович услышал рядом с собой осторожное посапывание - Бабкин пришел. Все было готово к подъему диска, и Поярков звал Дерябина сесть за пульт управления. Вместе с Борисом Захаровичем Бабкин глядел на светящийся шар-кабину, представляя там себя в роли дежурного техника, но не астрономического института, а нового телевизионного центра, который будет построен рядом.

Он все рассчитал заранее. Постройка обойдется

дешево. Тимофей по натуре был осторожен и бережлив. Работая здесь, он убедился, что летающий диск может обслуживать сразу несколько исследовательских институтов. Так почему же "Большой Медведь", как он называл астролокатор, не удовлетворит и астрономов и телезрителей? Конечно, если подойти к этому вопросу по-хозяйски, то можно дневные часы отдать астрономам, а вечерние использовать для телевидения.

В последний раз окинул он взглядом будущий телецентр и, пригласив Бориса Захаровича, вместе с ним поспешил к Пояркову. Опять должно подняться летающее зеркало. Вот уже несколько дней, как Бабкин видел в диске лишь зеркало. Только зеркало его занимало, хотя внутри диска и находились установленные Бабкиным приемник, телевизионный передатчик и сложные приборы радиоуправления. Все они отошли на задний план. Все это так, пустяки, случайное явление в науке. Чистейший навоз, удобрение, как говорит Борис Захарович.

В четырехугольной башне института метеорологии расположился командный пункт, откуда посылались радиосигналы, управляющие полетом диска. Телевизоры ждали своей очереди, когда с помощью аппаратов Пичуева, установленных в диске, можно будет принять работу Ленинградского, Киевского или какого-нибудь другого телецентра. На это, собственно говоря, и рассчитывал Пичуев, подготавливая испытания. Было уже поздно, в Ленинграде и Киеве закончились телепередачи, но в связи с просьбой Москвы работа телецентра будет продолжена и организовано дежурство на контрольных пунктах.

Надя - в который раз - проверяла телевизоры, привезенные ею из лаборатории. Они стояли в необычном месте, на командном пункте, у окна. Через несколько минут инженер Дерябин подаст радиосигнал, приказывая воздушному кораблю покинуть землю.

Длинное окно стеклянным поясом охватывало башню, отсюда открывался вид на все стороны. Справа темнел редкий лесок, похожий на гребень с выломанными зубьями, слева горели звезды "Большого Медведя", позади белела дорога. А прямо перед Надей расстилалась огромная площадь аэродрома, и на ней пламенело рубиновое ожерелье диска.

В башне померк свет. Еле заметным накалом тлели контрольные лампы, но зато какими яркими показались Наде многоцветные сигнальные линзы! Драгоценными камнями, освещенными изнутри, горели эти сигналы, напоминая дежурным, что все аппараты включены и готовы к действию. На щитах усилителей, на передатчиках, на специальных приемниках и пульте управления горели самоцветы - зеленые изумруды, темно-красные гранаты, желтые топазы и голубые аквамарины.

Все это было знакомо Наде. Она не раз бывала в телевизионной студии, из зала аппаратной смотрела сквозь стекло вниз, где под ярким светом прожекторов шел концерт или спектакль. Так же горели сигнальные огоньки. Так же, словно на капитанском мостике, стоял режиссер и в микрофон отдавал приказания.

Здесь командовал инженер Дерябин.

- Все готово? - спросил он, оглядываясь.

Из репродуктора послышался глухой голос Пояркова:

- Ждем сигнала.

Надя увидела из окна, как под самым диском на башенке вспыхнуло зеленое кольцо. Загудела сирена. Дерябин нажал пусковую кнопку. Красные огни диска отделились от земли и помчались вверх.

Гудение прекратилось как-то вдруг, настала такая тишина, что слышно было легкое поскрипывание новых сапог Бабкина.

На цыпочках он подошел к телевизору, у которою дежурила Надя, и сказал тихо, но внятно:

- Настройте на Москву. С этого начинаем.

Перед Надей лежала отпечатанная на машинке программа испытаний. Бабкин не ошибся, прежде всего нужно было проверить дальность телепередачи из Москвы. На экране мерцала знакомая всем телезрителям испытательная таблица. Путь ее стал необычным - из Московского телецентра она принималась наверху, в диске, а оттуда, уже на другой волне, передавалась вниз.

Надя краешком глаза следила за Вячеславом Акимовичем (торчит на затылке упрямый хохолок). Инженеру было неловко, не по себе как-то. Раньше Надя ему нравилась. Она это быстро заметила и захотела присоединить его - достаточно уважаемого, серьезного человека - к отряду своих многочисленных поклонников, среди которых были мальчишки вроде Багрецова. Пренебрегая условностями как-никак, а Надя работала у него в лаборатории, - Пичуев несколько раз, будто бы по пути, отвозил ее домой, изредка катал по Ленинградскому шоссе. На этом все и закончилось. Кокетливое непостоянство Нади раздражало Пичуева. Разговаривая по телефону с каким-нибудь мальчишкой, она сверкала глазами: смотрите, мол, Вячеслав Акимович, сколько у меня поклонников, а я никого из них не выделяю, для меня все одинаковы. "Ах, одинаковы? - возмущался Пичуев. Пожалуйста! Но я не хочу быть этим одинаковым. Для меня все люди разные. Среди них есть и любящие женщины и пустые кокетки". Любящих он пока еще не встречал, а Надя никогда бы не вошла хозяйкой в его сердце, и не быть ей хозяйкой в его доме. Кстати, Надя об этом и не думала, пока ей нравилась девичья власть над своими друзьями. Это так интересно!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать