Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 77)


Медоваров понимал, что неудачная демонстрация аппарата Багрецова таит в себе опасные последствия. Сразу он его не наладит, тем более что прошло уже два часа с тех пор, как радист начал вызывать Афанасия Гавриловича.

К Вадиму несколько раз прибегали Женя и Митяй (Левка благоразумно прятался), возились с "керосинкой", стараясь ее наладить. Наконец, убедившись, что "дело дохлое", как сказал Митяй, сдались и попросили Набатникова дать им время до завтра. Тот был искренне огорчен, в сомнении покачал головой, но согласился.

Над Багрецовым тучи постепенно сгущались. Назавтра, после замены некоторых ламп в радиостанции, он с помощью друзей повторил испытания на дальность связи. Несмотря на прямую видимость, аппараты еле-еле перекрывали ничтожное расстояние, не более километра.

Усиков от волнения потерял свою тюбетейку, бегая за Вадимом, словно побитая собачонка. Сегодня утром, после бессонной ночи, Лева наконец признался, что перекалил лампы, и теперь всеми силами хотел загладить свою вину.

От Митяя ему досталось здорово. Лева оправдывался, говорил, что хотел вроде как вылечить Вадимову "керосинку", да ошибся.

- Ошибся, - передразнил его Митяй. - Один лекарь тоже ошибся, хотел вырвать зуб, а оторвал ухо. Видеть тебя, шкоду, не могу! - Плюнул в сердцах и ушел.

Но виноват был не только Лева, а и сам изобретатель. Отправляясь на такие ответственные испытания, он захватил с собой далеко не полный комплект радиоламп. В Москве трудно было достать одну из недавно выпущенных ламп, Багрецов страшно торопился, а потому махнул рукой, понадеявшись, что лампа не понадобится, но вышло иначе. Хотел найти ее здесь, однако ни у радистов, ни у телевизионщиков, ни у радиофизиков, ни у кого в лагере такой лампы не оказалось.

Вместе с Левой Багрецов принялся за переделку радиостанции, пробуя заменить в ней испорченную редкую лампу какой-либо другой из имеющихся под рукой. Журавлихин и Митяй хотели тоже принять в этом участие, но были по горло заняты установкой и проверкой "Альтаира" с новой антенной. Дело в том, что скрытая в ящике антенна здесь не годилась, она должна быть выставлена наружу (иначе нельзя получить большую дальность) и к тому же быть достаточно прочной, на случай, если до нее долетят падающие осколки породы.

Выждав время и убедившись, что Багрецов окончательно завяз с переделкой радиостанции, Толь Толич пришел в палатку к Набатникову и почтительно протянул ему докладную записку.

- Неудобно получается, Афанасий Гаврилович. Болтаются тут у нас некоторые молодые люди без дела. Отвлекают народ на всякие пустяки, лампы выпрашивают, приборы цыганят.

Набатников пробежал глазами записку, сурово взглянул на склонившуюся фигуру Толь Толича.

- Правильно, конечно. У нас здесь не радиокружок. Малый совсем запутался... Жалко.

- Жалеть нечего, Афанасий Гаврилович. Насчет Багрецова меня в Москве предупреждали. Из молодых, да ранний, подхалтурить любит. Выдает себя за изобретателя, носится по всей Москве со своими "керосинками". А что получается на деле? Пшик. Видимость одна и хвастовство.

- Вы хотите сказать, что Багрецов обманул нас?

- Нет, зачем же! - с мягкой улыбочкой возразил Толь Толич. - Не нас, а вас, Афанасий Гаврилович. Я-то его давно раскусил. Ох, и жучок! Он на нас еще в суд подаст, взыщет командировочные...

Набатников сделал нетерпеливое движение, как бы желая отвести эти ни на чем не основанные подозрения, но Толь Толич предупредил его:

- Положитесь на меня, Афанасий Гаврилович. Из этой аферы у него ничего не выйдет. Ведь я отменил командировку еще в Москве.

- Но почему же он тогда приехал?

- Были свои соображения, - уклончиво ответил Толь Толич. - Парень далеко пойдет. Выклянчил у меня дорогой сто рублей, обещал здесь отдать, да, видно, это не в его манере. Я-то не обеднею, а вот студентов он прямо обкрадывал. Ел и пил за их счет, с товарища Гораздого последний пиджак снял. Сам видел, как Багрецов щеголял в нем. Не беспокойтесь, Афанасий Гаврилович, это - тот мальчик.

Не терпел Набатников подобного жаргона, спросил сердито:

- Что значит тот? Потрудитесь выражаться точнее.

- Так говорится. - Большой рот Толь Толича растянулся в подобострастной улыбке, - Я хотел сказать, что мальчик своего не упустит.

- И очень хорошо сделает. Но вы упомянули не о своем, а о чужом.

- Вот именно! - Толь Толич гнул свою линию, всячески стараясь очернить Багрецова. - А из этого все и проистекает. Он сам знал, что радиостанции его игрушечные, на далекое расстояние не работают. Хотел втереть очки, но просчитался. Да вы спросите товарища Журавлихина - была у них радиосвязь, когда Багрецов уходил в санаторий? Я же помню, он кричал, кричал, все без толку. Спрашиваю: что, мол, случилось? А тот мозги мне туманит. "Интерференция, говорит, явление рефракции в горной местности". Попробуй, возрази.

- Найдите мне Багрецова и Журавлихина, - бросил Афанасий Гаврилович и, отвернувшись от Толь Толича, забарабанил пальцами по столу.

Вадим воспринял вызов к Набатникову болезненно. "Вот оно, свершилось, мелькнула беспокойная мысль, - Выгонят". В руках у него был паяльник, впопыхах он не знал, куда его положить. Так с дымящимся паяльником и пришел в палатку начальника экспедиции.

- Скажи, Багрецов, - обратился к нему Афанасий Гаврилович, - до отъезда из Москвы ты испытывал радиостанции за городом?

- Я же вам говорил, -

растерянно прошептал Вадим. - Получалось десять километров. Можете Бабкина спросить.

- Бабкин далеко. Лучше мы Женю спросим.

Афанасий Гаврилович грузно повернулся к нему и подробно расспросил об условиях испытаний в тот день, когда Багрецов пытался наладить радиосвязь из санатория.

Ничего утешительного Женя сказать не мог. Расстояние было сравнительно небольшим, горы не экранировали, а связаться так и не удалось.

- Усиков говорит, что перекалил лампы, - пояснил Журавлихин.

- Но и до этого он ничего не слышал? - Афанасий Гаврилович сказал это полувопросительным тоном, испытующе взглянул на Женю.

Тот промолчал, после чего профессор обратился к Вадиму.

- Видишь ли, друг, тебе предъявляется серьезное обвинение. Вольно или невольно, но ты меня обманул. Не просто товарища Набатникова, а руководителя, которому государство доверило большое дело. Я тебе поверил, поверил рекомендациям твоих начальников, парторга метеоинститута. Все они говорили, что парень ты серьезный, вдумчивый. Радиостанции, которые ты делал в свободное время, им не нужны, но могут пригодиться в каком-либо другом хозяйстве. Я не спрашивал у тебя протоколов испытаний с подписями и печатями. Не все ими определяется. Моим старшим товарищам - директору института или министру часто бывает достаточно моего слова, не скрепленного никакими бумажками. Видимо, я заслужил это, как ученый и коммунист, никогда не обманывающий их доверия. Ошибался ли я? Конечно. Но ошибка ошибке рознь... Тебе я поверил как способному технику и комсомольцу. Но скажу по совести - сомневаюсь я, что неудача с аппаратами произошла случайно. - Афанасий Гаврилович поднял руку, заметив протестующий жест Вадима. - Погоди, не торопись... Я не хочу тебя обвинять в умышленном обмане. Скорее - в легкомыслии... Тяп да ляп, кое-как провел испытания и сразу потащил свои игрушки Набатникову. Тот разахался - уж очень понравились - и в результате сел на мель. Где теперь искать маленькие радиостанции?

Медоваров самодовольно улыбнулся.

- Найдем, Афанасий Гаврилович. Уже запрос сделали.

- Сделали, сделали! - недовольно пробурчал Набатников и указал на Вадима. - А с этим молодцом что делать?

- Придется авансировать. - Толь Толич погладил пятнышки усов, в глазах его блеснул злой смех. - Жесткий вагон с плацкартой. Письмецо о возврате вынужденной ссуды отправим по месту работы.

Во время этого разговора Журавлихин молчал, искал способ, как помочь Вадиму и уговорить Афанасия Гавриловича оставить его здесь, но в голову ничего не приходило. Из этого мучительного состояния вывел его Толь Толич. "Бездушный чурбан, - разозлился Женя. - У него человеческая судьба, честь, долг - все решается авансами и ссудами. Будто только в них дело". И, еле сдерживаясь, он заговорил:

- Афанасий Гаврилович! Вы когда-то поверили Багрецову. Поверьте и нам троим. Мы хоть немного, но все же разбираемся в радиотехнике. Мы такие же комсомольцы, как и он. Поверьте нашему комсомольскому слову: аппараты его должны работать нормально и будут работать. Мы вместе с ним отвечаем за это. А что касается всяких бухгалтерских дел, то, - он повернул покрасневшее лицо к Толь Толичу, - пусть это вас не тревожит. Обойдемся без писем в Москву.

Багрецов был от души благодарен Жене за помощь. Друзья не оставят в беде. Он растрогался, защекотало в носу, и чуть было не навернулись слезы, но вдруг все прошло. Последнее замечание насчет бухгалтерских дел Вадиму показалось несправедливым, оскорбительным. Он получил немного в счет аванса по командировке и вовсе не желает быть каким-то иждивенцем даже у друзей самолюбие не позволяет. Хотел было возразить, искал подходящие не обидные слова, но его предупредил Набатников.

- Я понимаю и тебя, Женя, и твоих товарищей. Поступок правильный. Другого и быть не могло. Но помните, что это не игра в благородство. Вы взрослые люди и знаете цену словам. Багрецов останутся, но не на птичьих правах, а будет получать за свой труд то, что ему положено от государства. Нечего попрошайничать, брать в долг у того же товарища Медоварова, который, конечно, не откажет, но поморщится.

- Как в долг? - Вадим побледнел от негодования, взялся за острие горячего паяльника и не почувствовал боли. - Попрошайничать?.. Я никогда не просил... Товарищ Медоваров сам предложил получить аванс.

- Запамятовали, золотко, - Толь Толич говорил ласково, укоризненно, как с ребенком. - Вы попросили взаймы. Какой там аванс - сто рублей, сами понимаете. А командировочку мы еще в Москве аннулировали.

Вадим раскрывал рот, задыхался, слова не слезали с языка. Никак не мог прийти в себя от неожиданной наглости.

- Удостоверение у меня взяли... Говорили... расчет надо сделать... Помните, еще в санатории?..

- Ах, золотко, какие могут быть расчеты по пустой бумажке? Я же вас предупредил.

- Ложь! Ложь! - в ярости, уже не помня себя, закричал Багрецов. - Как вам не совестно! Пожилой человек, в два раза старше меня... Я учиться у вас должен. А чему? Лжи, подлости?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать