Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 78)


Набатников стукнул ладонью по столу.

- Замолчи!.. Мальчишка! Кто тебе дал право кричать на старших? Как ты мог оскорбить человека - ведь он тебе в отцы годится! Он всю жизнь работал на тебя. На деньги его, мои, миллионов других людей ты учился. Человеком стал. Гнев его постепенно нарастал, но голос был сдержанным. - Забыл, где находишься? Здесь не просто палатка, а мой кабинет... И это место ты должен уважать. Сюда вызвал тебя руководитель, облеченный доверием твоего государства. Подумай об этом.

У Багрецова дрожали губы. Невидящими глазами смотрел он на Афанасия Гавриловича, и стыдно было перед ним, а сердце словно окаменело.

Женя наливал воду из графина, горлышко стучало о край стакана. Что теперь будет? Выгонят отсюда Вадима с позором, а когда приедет на работу, там в бюро комсомола письмо дожидается. Ребята смогут обсудить его только в присутствии Вадима. Персональное дело о недостойном поведении комсомольца Багрецова в командировке. Женя вздохнул и протянул ему стакан воды.

Афанасий Гаврилович перехватил его и выплеснул на земляной пол.

- Незачем. Не кисейная барышня. Солдаты без валерьянки обходятся. Итак, Багрецов, извинитесь перед товарищем Медоваровым за истерику и возьмите свои слова назад.

Во время этой сцены Толь Толич стоял к нему полуобернувшись, и даже спина его выражала благородное негодование. Услышав последние слова Афанасия Гавриловича, Толь Толич внутренне усмехнулся, скосил глаза на мальчишку, ожидая, когда он подойдет и смиренно попросит прощения.

В душе Вадима боролись два чувства. Он понимал, что своей вспышкой, нелепой и дурацкой, прежде всего, оскорбил человека, к которому его влекло, к нему он питал, может быть, по-детски наивную, но искреннюю любовь. Таким хотел быть. Он видел в Набатникове чудесное сочетание ученого, преданного своему делу, руководителя и человека, наделенного, как ему казалось, лучшими свойствами характера, подчас противоречивыми, но пленившими Вадима честностью и прямотой.

Афанасий Гаврилович требовал извинения. Разве можно не покориться? Вадим готов выполнить все, что он ни пожелает. Но в то же время большая правда настоящего коммуниста, правда, которую Вадим особенно ценил в нем и старался воспитать в себе, подсказывала совсем другое. Не может признаться, что ошибся, когда этого не было. Кроме того, во весь голос заговорило присущее ему упрямство.

Он машинально поправил галстук и шагнул к столу.

- Простите меня, Афанасий Гаврилович. Перед вами я особенно виноват. И перед вами, - Вадим приблизился к Медоварову, исподлобья глядя на его спину. Если я вас оскорбил.

- Как так "если"? - возмутился Набатников.

- Правда никогда не может оскорбить, - упрямо сказал Вадим. - А я говорил правду... За резкость простите... Не сдержался.

- Идите, - Афанасий Гаврилович глазами указал Вадиму на выход. - Вы тоже свободны, - повернулся он к Жене. - Помните о вашем обещании.

Вадим и Женя ушли. Толь Толич посмотрел в пластмассовое окошко и, убедившись, что они далеко, злобно заговорил:

- Вот она, нынешняя молодежь. Обувшись, в рот лезут. Конечно, мы этого дела не оставим, напишем куда следует. Мальчишка, щенок - и вдруг осмеливается подрывать авторитет старших, и, главное, в вашем присутствии! Какая наглость!

Набатников молча перебирал бумаги, затем поднял строгие глаза.

- Вы о своем авторитете заботитесь? Боитесь, как бы его не подорвали, зло усмехнулся он, - а сами подрываете веру в людей. И это посерьезнее. Взять хотя бы историю с Багрецовым. С детства в нем воспитывали эту веру. Учили любить и уважать старших, они, мол, справедливы, твердо держат слово... А что у вас получилось?

- Помилуйте! - Толь Толич обиженно заморгал. - Есть всякие хозяйственные соображения, финансовая дисциплина. Разве он в этом что-нибудь понимает?

- Нет. Но он отличает правду от лжи.

- Очень даже странно, Афанасий Гаврилович. Вы кому верите - мне или мальчишке?

- А почему вы считаете, что мальчишке нельзя верить?

- Но ведь он уже обманул вас. Привез игрушки, которые годны лишь для забавы. Шарлатан! Если изволите, я вам это докажу.

- Вряд ли. Радиотехника не ваша специальность. А вас я попрошу, не сейчас, а как-нибудь на свободе, помочь мне разобраться в истории с командировкой Багрецова.

Набатников встал, считая, что разговор окончен.

С этой минуты Толь Толич потерял покой и самочувствие его было скверное. Секретарь партбюро 1-го отдела Набатников пользовался в институте и любовью и уважением как со стороны дирекции, так и всех сотрудников. Если он узнает все подробности, связанные с командировкой техника Багрецова, выяснит, какую неприглядную роль здесь играл Медоваров, то не избежать тому неприятностей. Главное, чего особенно боялся Толь Толич, - может вскрыться истинная причина, почему вместо кандидатуры техника-изобретателя Багрецова, рекомендованной начальником экспедиции, выплыла никому не известная радистка. Дознаются, что она племянница того самого Аркадия Михайловича, который устраивал Медоварова в институт. Аркадий Михайлович и не заикался насчет племянницы, это уж сам Толь Толич захотел выслужиться перед ним. Так сказать поблагодарить за заботы, выразить признательность Аркадию Михайловичу.

"Не получилась ли медвежья услуга? - ночью спрашивал себя Медоваров, мучаясь от бессонницы. - Аркадий Михайлович за такую глупость по головке не

погладит. Не только не заступится - отшатнется. Скажет: "Знать не знаю, ведать не ведаю". В другой раз и на порог не пустит. Эх ты, шляпа с пером! - горько корил себя Толь Толич. - Опять на изобретателе засыпался. Тот хоть мастером был, все-таки должность. А этот - что? Воробей".

В душе Толь Толича было погано, как в осеннюю слякоть, - темень, пронизывающая сырость и никакого просвета. Конечно, все это пустяки, ну, ошибся, грешен. Не из таких бед выкручивался. Но чем черт не шутит!..

Он видел свое единственное спасение в неудаче Багрецова. Если вторичные испытания "керосинок" будут безуспешны, то о чем может быть разговор? Правильно поступил помощник начальника экспедиции. Правильно отменил командировку лжеизобретателя. Правильно сделал, что оформил новую радистку. Умеет распознавать людей. Честь ему и хвала за это!

Но когда вот уже целые сутки сам Багрецов и трое студентов, пришедших ему на помощь, возятся с аппаратами, когда их консультирует опытный радист с узла связи экспедиции, то вряд ли поверишь в счастливый исход. Наладят они радиостанцию. Упорные, дьяволы.

Медоваров ловил быстроногого Левку - он бежал с каким-нибудь миллиамперметром, взятым напрокат у физиков, - и озабоченно спрашивал:

- Чем порадуешь, молодец? Скоро?

Лева отвечал, что приемник почти отладили и передатчик уже на очереди, но этому вовсе не радовался Толь Толич, а лишь плотнее сжимал тонкие побелевшие губы.

Митяй степенно проходил мимо. От него узнавал Толь Толич, что передатчик налаживается плохо.

- По капле, по миллиамперу, приходится выжимать ток в антенну, - пояснял Митяй. - Ничего, отрегулируем. Не беспокойтесь.

А Медоварову казалось, что это из него по капле выжимаются проклятые миллиамперы, они - как кровь, которую он не отдаст попусту. Рушилось годами накопленное благополучие. Он уже видел себя в кабинете директора института. "Прошу вас, Анатолий Анатольевич", - указывает ему на кресло академик. Здесь же сидит секретарь партбюро одного из самых важных отделов института, Набатников. "Сожалею, очень сожалею, - говорит академик, нервно теребя седую бородку. - Но мы вынуждены с вами расстаться".

"Нет, конечно, это слишком, - убеждал себя Толь Толич. - Я человек честный, под судом не был. Берег государственную копейку. Считался хорошим организатором. Умел ладить с людьми. Сколько одних благодарностей на своем веку получил! Сохранились все выписки из приказов".

Заканчивались последние приготовления к небывалому опыту. А маленький человечек, которому доверили участвовать в этом большом деле, думал совсем о другом. Он принимал грузы, составлял графики работ, механически отдавал распоряжения, а голову сверлила все та же неотвязная мысль: "Эх, если бы у него ничего не вышло! Проклятый мальчишка!"

А у мальчишки выходило. Толь Толич вежливо желал ему успеха, шутил, улыбался и ждал развязки. О, если бы он мог раздавить своим сапогом хрупкую коробочку радиостанции! Нет, он не так воспитан. Это хулиганство, бандитизм. Сейчас Багрецов работал с батареями, и Толь Толич знал, что стоит только прикоснуться кончиком провода, идущего от анодной батареи к контакту, соединенному с нитями ламп, как в них промелькнут веселые искорки и радиостанция замрет. Трудно будет заменить перегоревшие лампы, Багрецов уже использовал единственный запасный комплект.

Но если б даже у Толь Толича нашлась возможность тайно прикоснуться к контакту коварным проводничком батареи, то он бы на это дело не решился. Человек он честный, правда не без грешка, способен на мелкую гадость, если она помогает сохранить его "доброе имя", а отсюда и благополучное существование. Однако Толь Толич хорошо различал разницу между маленькой подлостью, направленной против неугодного ему человека, и вредительством. В данном случае умышленная порча радиостанции, пусть даже не заприходованной как имущество экспедиции, может называться только этим страшным словом - вредительство.

Подумав об этом, Медоваров весь передернулся. Лезет же в голову всякая ерунда! Вот если бы сам Багрецов или кто-нибудь из его помощников пережег лампы, то Медоваров возблагодарил бы свою счастливую звезду.

Тщетно ждал он этого случая. Несмотря на то, что студенты налаживали радиостанцию, присоединив к ней сухие батареи, и все это делалось не в лабораторных, а в полевых условиях, ребята были как никогда внимательны и осторожны. Еще бы! Дело касалось их чести. Сомнительная честь Медоварова находилась под угрозой. Но ему повезло.

Оставались считанные дни до первого взрыва. Для защиты "Альтаира" саперы сделали бетонный ящик, вкопали его в землю на склоне горы. На это место пришел Набатников, осмотрел его и приказал "убрать" соседнюю скалу. Своим краем она загораживала часть горы, а потому выброс будет виден не полностью. Кроме того, скала могла изменить направление взрывной волны, о чем Набатникова предупреждали испытанные специалисты этого дела. В конце концов, он решил очистить место для основных испытаний, пусть ничто не мешает.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать