Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 86)


- Думаю, что и вы ее не забудете, - жестко оборвал его излияния Набатников. - А теперь к делу. Почему вы оставили радиостанцию на площадке?

Толь Толич терпеливо, как маленькому ребенку, объяснил:

- По самой простой причине, Афанасий Гаврилович: радиостанции я не заметил. Проглядел... Но, простите, - он предупредительно поднял палец, - это бесхозное имущество, и я не обязан... Даже халатности здесь нет. Отнюдь.

Набатников строго сдвинул брови.

- Вы хорошо изучили список должностных проступков. Вашего среди них нет. Он называется иначе.

- Недостаточным вниманием? - угодливо подсказал Толь Толич.

- Нет. Подлостью.

Медоваров горделиво приподнялся.

- Надеюсь, что этим закончится наш разговор? Он мне непривычен.

- Ничего, привыкнете. Правду в глаза далеко не каждый вам говорит. Лучше подписать приказ о переводе на другую работу, что и сделал ваш благодетель Степан Антонович. Садитесь.

- Я ухожу. - Выпятив живот, Медоваров направился к выходу. - У меня тоже есть человеческое достоинство.

- Так вот, если оно есть, сядьте и выслушайте, почему ваш поступок назван подлым. Я отвечаю за свои слова.

Суровая прямота Набатникова заставила Толь Толича поколебаться. За что такие нападки? Странно! Ничего особенно предосудительного за ним не числится. Ну что ж, послушаем.

Он небрежно опустился в плетеное кресло.

- Подчиняюсь дисциплине. Вы пока еще мой начальник.

- Это мне известно. А потому требую правдивого и точного изложения фактов.

- Извините, Афанасий Гаврилович, но я же не на суде.

- Вы считаете, что правду нужно говорить только суду? Оригинальная мысль! Итак, вы утверждаете, что никакой радиостанции на площадке не видели?

Медоваров криво усмехнулся. Опять он за свое. Следователь из Набатникова не получится, как бы он ни старался. Наивный вопрос. Толь Толич прекрасно помнит, что когда он обнаружил радиостанцию, то поблизости никого не было. Ерунда, старается запугать, прижать к стенке. Не на такого напал, золотко!

- Знаете ли, Афанасий Гаврилович, - вздохнул он, - давайте покончим с этим делом, и отпустите меня спать. Еще и еще раз повторяю: не видел я никакой радиостанции.

- Хорошо, - глухо проговорил Набатников и протянул Толь Толичу письмо. Возможно, оно вам что-нибудь напомнит?

Письмо было адресовано Пичуеву.

"Уважаемый Вячеслав Акимович!

Надя шлет Вам подробный отчет о наших наблюдениях. Первая проба прошла удачно. Четкость и контрастность хорошие. У меня к вам личная просьба. Очень беспокоюсь за судьбу радиста экспедиции Багрецова Вадима Сергеевича. Это мой друг, и с ним обязательно что-нибудь случается. Двенадцатого числа, перед самым взрывом, телеобъектив показывал подножие скалы. Там стояли ящики; когда их убрали, я увидел радиостанцию Багрецова. Мы ее начинали делать вместе, и я ее сразу узнал. Потом я ничего не понял: какой-то человек в белой гимнастерке потрогал антенну, подвинул батареи и ушел. Вскоре за радиостанцией прыгнула парашютистка. Зачем это было нужно? Разве не мог взять ее тот человек, который руководил погрузкой ящиков? Он же знал, что возле скалы оставалась радиостанция. Все это меня очень беспокоит. Что случилось с Багрецовым? Почему он не пришел за своим аппаратом до взрыва? Не был ли он где-нибудь поблизости? Боюсь предполагать самое худшее. Прошу телеграфировать и извинить меня за эту настойчивую просьбу. Но дружба есть дружба, и от нее никуда не денешься.

Простите еще раз...

Т. Бабкин".

Передавая письмо Набатникову, Толь Толич притворно вздохнул. Он обладал редкой выдержкой и умением находить выход из самых опасных положений.

- Вот именно, - сказал он с грустной улыбкой. - Дружба есть дружба. Ради нее чего не сделаешь! Ну, да я их не виню. Заблуждение молодости... А работка, конечно, липовая.

- Что значит - липовая? О чем вы говорите?

- А то и говорю, что этой филькиной грамоте грош цена. Разве дружку можно верить?

Набатников растерялся. На что уж сильный характер, недюжинный исследовательский ум, знание людей - все это оказалось сейчас ненужным. Все потускнело, попятилось куда-то на задний план, изумленно и неловко уступая дорогу наглому бесстыдству. Никогда бы не пришло в голову Набатникову, что у молодых ребят, хороших, или не очень хороших, вдруг появился нелепый, отвратительный сговор. Но чем чудовищнее, чем грязнее предположение, тем труднее его опровергнуть. Здесь уже вступает в силу гнев. Трудно сдержаться, когда грязно и подло из-за угла оскорбляют твою совесть, твою веру в людей. Но гнев, как известно, плохой советчик.

Стиснув зубы, боясь проронить злое слово, Набатников сунул руку в карман, чтобы не выдать ярости лишним движением, и почти спокойно проговорил:

- Я могу показать письмо лаборантки Колокольчиковой. Как и первое, оно доставлено самолетом, с которым прибыла комиссия. Колокольчикова тоже видела вас на экране и недоумевает: почему вы оставили радиостанцию?

- Это ей почудилось. Да все они там заодно.

- Заговор против товарища Медоварова? Так я понимаю?

- Как вам будет угодно. Свидетели у телевизоров. Смешно.

Толь Толич храбрился. Ему было не до смеха, особенно после того, как Набатников предъявил ему еще несколько писем и телеграмм. Предполагаемая телевизионная передача заинтересовала не только специалистов из Академии наук, отраслевых институтов и телецентров. В радиоклубах нашлись любители, которые построили новые телевизоры, позволяющие принимать опытные передачи, отраженные от летающего зеркала. Эти радиолюбители регулярно сообщали в

Москву свои наблюдения. И вот после пробной передачи с места взрыва в телецентр прибыли очередные сводки. Большинство из них получено по телеграфу или авиапочтой.

Такая срочность объяснялась недоумением радиозрителей, принимавших последнюю передачу. Все они отмечали прекрасную четкость изображения, мирились с однообразной картиной, которую в течение целого часа им пришлось наблюдать на экране. Ничего интересного: таскали ящики, грузили их на машину, а потом после долгого перерыва показали обыкновенный взрыв. Передача была пробная, техническая проверка, и потому к ее содержанию претензии не предъявлялись. Показывают же перед началом программы испытательную таблицу. Однако техника техникой, а характер наших людей таков, что не могут они оторвать ее от условий повседневной жизни. Так получилось и на этот раз. Опытную передачу смотрели ученые, инженеры и несколько радиолюбителей, один из них вагоновожатый, другой - счетовод, водопроводчик, шахтер, студент. Все они видели человека в белой гимнастерке, аппарат с антенной, а потом парашютистку, которая с трудом до него доползла. "Разъясните, пожалуйста, - писал по этому поводу молодой шахтер. - Неужели в работе научной экспедиции может быть такая неорганизованность? Почему распорядитель (в белой рубашке, с усами) погрузил пустые ящики и оставил аппарат? Шляпа он, и больше ничего".

"Наблюдал за пробным взрывом. Высылаю сейсмограмму. Возмущен странным поступком вашего помощника. Подробности письмом".

Эту телеграмму послал старый ученый, работающий в одном институте с Набатниковым.

Для Медоварова последняя телеграмма оказалась наиболее убедительной. Он хорошо знал ее автора. Доктор наук, персональная машина. Вопрос исчерпан, оправдываться глупо. Надо признать ошибку, чистосердечно раскаяться, пустить слезу. "Всегда прощали, - вспоминал он разные свои прегрешения, рассеянно перебирая письма в руках. - Дело-то, по существу, пустяковое, но общественность вмешалась. Могут чего-нибудь пришить насчет моральных качеств. Состряпают дельце, чертовы изобретатели. Опять на них засыпался".

- Афанасий Гаврилович, мы с вами люди уже немолодые, - печально, с дрожью в голосе начал Толь Толич, - кое-что видели на своем веку. Опыт есть. А все-таки ошибаемся. Вот и у меня получился, так сказать, прокол... Наскочил на гвоздь и не заметил. - Он, как бы обжегшись, бросил письмо на стол. - Технику недооценивал... Недоучел, так сказать, ее бурного развития... Кто ж его знал, что за мной следят по телевизору.

- Ошибаетесь, товарищ Медоваров. - Набатников встал во весь рост. Следят, но без всяких телевизоров, - это случайность... Внимательно следят и за вами и за мной, за каждым советским человеком дружеские или ненавидящие, злые глаза. Смотрят они на нас со всех концов мира, оценивают каждый шаг. Радуются или злорадствуют, но не могут быть равнодушными. Вот почему и мы не остаемся равнодушными пусть даже к мелким проступкам наших товарищей. Это как трещинки в нашем великом здании. А строим мы его на века... Он наклонился к столу, молча собрал письма, затем, подняв голову, сказал: - Вы свободны.

Медоваров поежился. Ему не понравилась то ли случайная, то ли намеренная взаимосвязь в словах Набатникова. Говорил насчет строительства, а потом сразу: "Вы свободны". Это как же понимать?

- Может, мне подать заявление? - решил уточнить Толь Толич. - По собственному желанию?

- Нет, зачем же! По их желанию. - Набатников протянул ему пачку писем и телеграмм.

Глава 8

ВЗРЫВ

Эта ночь была для Набатникова как перед боем. Он чувствовал себя полководцем. Завтра - решающее сражение. В успехе он не сомневался. Сложнейшие математические выкладки подтверждали правильность выбранного пути. Формулы и расчеты, эксперименты на моделях, консультации специалистов взрывного дела, огромный опыт советских инженеров, тех, кто силой взрыва создавали траншеи для открытой разработки угля и руд, предупреждали наводнения, возводили земляные плотины, строили каналы, - все это говорило за то, что эксперимент Набатникова пройдет хорошо. Он подготовлен многолетней деятельностью советских взрывников. Но внутриядерная энергия ими никогда не применялась, великая сила атома никогда не использовалась.

Лежа с открытыми глазами на узкой походной койке, Набатников слушал голоса затихающей природы, шелест листьев, тонкое журчание родника, слышал, как над головой бьется ночная бабочка, ударяя крыльями в туго натянутую ткань палатки. Он думал о своих предшественниках - нет, не о тех взрывниках-строителях, которые используют обычные аммониты, а о людях, впервые применивших на практике энергию атома.

Величайшее открытие, подготовленное трудами многих поколений ученых, захватила кучка жадных дельцов. Они ознаменовали начало "атомного века" уничтожением многих тысяч мирных людей. Набатников был ученым, он тоже, как и другие его коллеги - в том числе полька Складовская, французы Кюри, англичанин Резерфорд, - занимался радиоактивностью и атомной энергией. Вместе с другими советскими учеными Набатников немало сделал для развития этой науки, а потому не может простить заокеанским человеконенавистникам бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать