Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 87)


Пройдут многие годы. Историки будут изучать наше беспокойное, трудное время. Они и все человечество вспомнят тогда, как их предки от века пара и электричества перешли к "атомному веку".

Набатников думал о том, что впервые энергия пара была использована человеком для облегчения своего труда. Ползунов изобрел паровую воздуходувку, Ньюкомен - машину для откачивания воды из шахт, Черепанов - паровоз для перевозки грузов. Электроэнергия открывала новую эпоху не электрическим стулом, а светом Яблочкова, Лодыгина, Эдисона. Только оказавшаяся в грязных руках энергия атома с первых же шагов своего существования стала проклятием и пугалом человечества.

Эта историческая несправедливость угнетала Набатникова. Честь и совесть ученого, воспитанного на великих идеях гуманизма, ученого, рожденного в стране Ломоносова и Менделеева, давших миру основы той науки, которая послужила разгадке атомного ядра и привела к использованию его энергии, взывали к справедливости.

Набатников знал, что наряду с испытаниями атомных и водородных бомб, необходимых нам для защиты отечества от всяких неожиданностей, мы работаем над использованием энергии атома в нашем большом хозяйстве. Первая в мире промышленная электростанция на ядерном топливе построена в нашей стране.

Когда Набатникову предложили заняться опытами по практическому использованию энергии атома во взрывной технике, он сразу же подумал, что пришло его время - и вместе со своими товарищами, от лица всех честных ученых мира, имевших и имеющих отношение к исследованию внутриядерной энергии, он докажет практически, что атомный взрыв можно направить на благо человечества.

Завтра наступит этот день. Силой атома вскроются земные недра, и человек, которому раньше приходилось спускаться в глубокие шахты, теперь на поверхности, под ясным небом, возьмет свои богатства. Зачем подниматься в горы и вгрызаться в них кротами, когда точными, последовательными взрывами можно отколоть кусок горы, перекинуть его куда потребуется, а рудный пласт уже размельченным сбросить на любую площадку? Инженеры придумали конусообразные воронки, которые бы постепенно углублялись взрывами. Так можно выбирать рудные богатства постепенно, слоями, не зарываясь глубоко в стенки воронок, похожих на кратеры вулканов. Этот способ особенно выгоден на равнинных местах, и его решили попробовать в тундре. Прошлым летом там побывал Набатников.

Странный он человек. Пока еще не было ни одного взрыва, и неизвестно, насколько удачно пройдут завтрашние испытания, а он думает, что можно сделать через несколько лет. Так и сегодняшней ночью, не смыкая глаз, мечтает он о теплых северных городах.

Директор института, где работает Набатников, шутливо упрекал его в злоупотреблении методом экстраполяции. Обычно это делается так. На графике по некоторым найденным точкам вычерчивается кривая. Но вот точки кончились, а дальше можно продолжать ход кривой примерно так же, как она шла до этого. Собственно говоря, Набатников пользовался таким способом лишь в своих мечтаниях. Вот и в данном случае. У него есть несколько точек - это успехи советских взрывников, - но недостает основной, завтрашней, когда впервые будут применены атомные заряды. Кто знает, где окажется эта точка? Уж не внизу ли? Тогда восходящая линия успехов сразу же упадет.

И все же в своих мечтаниях Набатников тянул ее вверх. Сегодня ему прислали результаты дополнительных испытаний уловителей. Путем ряда сопоставлений он пришел к выводу, что для изготовления атомных зарядов можно обойтись меньшей энергией, все решить гораздо проще, тогда они будут еще дешевле. Вот почему перед его глазами вновь и вновь вставали картины преображенного северного края.

В тех местах, куда он ездил, редко встретишь людей. Топкие болота, зимой скованные стужей, пурга, ледяные ветры. Короткое холодное лето. Район вечной мерзлоты. Ничего толком не растет. Морошка да клюква, лишайник, мох. А под ними - богатейшие руды, кругом неисчерпаемые запасы ветроэнергии, реки, где можно строить гидростанции.

Есть города в Заполярье, выросшие уже в годы советской власти. Живут в них патриоты своего края, хмурой, неулыбчивой природы, разводят лимоны на окнах, и эти золотые плоды кажутся северянам каплями солнца, редкого в краю холодных туманов.

Набатников мечтал построить там "теплый город", где долгим полярным днем сияло бы солнце, где не будет туманов и ледяных ветров. На городских улицах станут расти липы и клены, в садах созреют вишни и антоновка (любимое яблоко Афанасия Гавриловича), зацветут на клумбах астры и поздние георгины.

В прошлом году Набатников встретился с одним инженером, геологом, который открыл в тундре большие рудные месторождения. На том месте, где должен быть гигантский выброс породы, инженер предложил построить город, но не совсем обычным способом. Афанасий Гаврилович вначале отнесся к этому проекту скептически, но потом ему помогла "теория мостиков". Говорил он с самыми разными учеными - климатологами, геологами, строителями, всеми, кого это дело касалось. Грандиозная воронка от атомного взрыва должна послужить основой "теплого города".

Как и везде, города на Севере строились навечно, по строгим, проверенным чертежам и планам. Давно известно, какие там преобладают ветры, какова средняя годовая температура, сколько выпадает осадков. Может быть, удастся размести тучи над тундрой Заполярья, обуздать жестокий ветер и построить теплые города? Надо пробовать! Но никто не знает, какой климат станет в этом городе. Сколько окажется солнечных дней? Велики ли будут годовые осадки?

Еще в прошлом веке русский ученый Воейков в мечтах представлял себе полярный материк, окруженный горной стеной. Там

всегда было бы тепло и сухо. Возможно, человечество и осуществит эту мечту полностью. Но пока советские люди попробуют возвести горы на малом кусочке своей земли. Это не материк мечта Воейкова, а пока еще модель, которую надо испытать. Есть множество разных проектов отепления Арктики, большинство из них сложны и в ближайшие годы неосуществимы. Кто знает, не лучше ли строить на Крайнем Севере "теплые города", как это предложил пока еще никому не известный инженер?

Набатников считал его идею остроумной и целесообразной, поторопил мечту и думал о более широком фронте работ. Строить не теплые города, а целые отепленные области. Воздвигая горы на пути холодных ветров, изменять климат Севера на больших пространствах, не довольствуясь теплым микроклиматом в городах.

Правда, понятие города в данном случае следовало бы расширить. Город должен занимать довольно большое пространство, иначе никаких климатических изменений в нем не произойдет, будут висеть облака и туманы, так же как дождливой осенью над крохотной долиной среди Уральских гор. В черте теплого города нужно бы отвести участки для полевых и огородных культур, нужны пастбища и сады. Нельзя же туда гонять самолеты с хлебом и картошкой. Жителей много, как и в любом городе с высокоразвитой промышленностью.

Не так давно Набатников спорил с Пичуевым, которому очень понравилась идея этих "арктических оазисов". Понравилась до того, что он уже стал доказывать профессору, будто это частное решение полностью исключает все другие пути отепления северных районов страны. Конечно, инженер Пичуев не специалист в этой области, его дело телевидение, но все же ему кажется, что всякие фантастические проекты, вроде использования тепла земных недр или атомной энергии, которой можно растопить льды, поворота морских течений, - все это действительно фантастика, ею она и останется.

На это Набатников ответил:

- Не беспокойтесь, друг мой, все будет использовано. Все найдет свое место. Опыт у нас огромный, растет с годами. В одном месте используем атомную технику, в другом тепло недр. А задачу будем решать общую - превращать землю, как говорил Горький, в "прекрасное человеческое жилище".

Система комбинированных направленных взрывов была тщательно продумана специалистами. Взрывы должны не только вскрывать рудные пласты и возводить горы, но и уплотнять их, чтобы предупредить осадку породы и возможные оползни. Иначе на склонах ничего не построишь, Набатников представлял себе, сколь высоки должны быть склоны воронки. На новой географической карте они будут нарисованы коричневой краской, как Крымский хребет. Действительно, надежная стена от северных ветров. Вполне возможно, что климатологи потребуют открыть ее с западной или южной стороны. Тогда на карте хребет будет выглядеть баранкой, у которой кто-то выгрыз кусок.

Теплый город четко представлялся Набатникову, будто он видел его наяву. Заводские корпуса, склады, театры, кино разместились в толще горы. Как это сделать? Надо заранее построить железобетонные коробки, способные выдержать падающую на них землю. Таким образом, после взрывов в теле горы окажутся пустоты, где можно разместить склады, построить заводские цехи с окнами, выходящими на юг. На вершине южного склона вырастут здания высокогорного санатория. А еще выше, на самой кромке хребта, протянется цепь ветроэлектрических станций.

И все это можно сделать энергией атома. Это будет не очень скоро, сейчас у нас другие задачи. Завтрашний взрыв - лишь короткий сигнал к началу больших работ во имя человека, а не его уничтожения!

Историческая несправедливость будет исправлена, и сделают это советские люди.

Набатников лежал с открытыми глазами, смотрел на просвечивающую уже к утру ткань палатки, думая о той миссии, которая ему предназначена.

А в другой палатке неподалеку сидел Медоваров. Ему тоже не спалось, но судьбы человечества его не волновали. Расстегнув пижаму и почесывая волосатую грудь, он писал заявление: "Министру (копия - директору института). Секретарю райкома (копия - секретарю парткома института) ".

"Поведение профессора Набатникова А. Г., - каллиграфически четко выводил помощник начальника экспедиции, - недостойно советского руководителя и коммуниста, тем более секретаря партбюро отдела. Он окружил себя случайными молодыми кадрами из студентов... Слабая финансовая дисциплина... Процветает круговая порука... Производится недопустимая слежка за старыми руководящими кадрами, для чего используются технические средства, вплоть до телевидения... Набатников А. Г. превышает данные ему полномочия. Оскорбляет людей и подрывает их авторитет... не терпит критики. Одного ответственного работника назвал "паршивым человеком". В экспедиции создалась невыносимая обстановка. Воспитательная работа не ведется... Самолеты используются для личных надобностей. Так, например, летчица Аверина З. З., прикомандированная к экспедиции, в личных целях израсходовала горючее, чтобы слетать за карманной радиостанцией, принадлежащей некоему Багрецову. Она же ради него, опять-таки из личных побуждений, совершила парашютный прыжок вопреки установленным инструкциям, повредила ногу и теперь находится на бюллетене. Продолжать работу в экспедиции не может. Дело страдает. Сам же Набатников..."



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать