Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Счастливая звезда (Альтаир) (страница 89)


Вдруг Лева оборвал песенку, захлопнул альбом и быстро заговорил:

- Только не перебивайте. Дослушайте хоть раз до конца. Мысль ужасно интересная. Предположим, что мы... это самое... вроде как нарочно, опять теряем "Альтаир"... Пойдет он гулять по стране. Его тайный глаз видит жизнь такой, как она есть... На улице, на вокзале... Никто не позирует перед объективом, не говорит речей. Ясно, что люди не обращают внимания на обыкновенный ящик, держатся перед ним просто, естественно, ну, вроде того, как мы уже видели.

Митяй громко зевнул и надвинул кепку на глаза.

- Не пойму - к чему ты клонишь? - сказал он лениво. - Люди, люди... Какое им дело до твоего ящика?

- А ты вдумайся поглубже. Значит, за твоими поступками можно наблюдать со стороны. Представь на минутку, что смотрят на тебя тысячи глаз, а ты их не замечаешь. Все по-прежнему - те же поступки, те же движения. Люди у телевизоров глядят и думают: "Грубоватый парень, да и... это самое... лентяй порядочный. Поспать любит, зевает все время. Вообще, воспитание неважное. А ведь, наверное, студент, комсомолец..."

Приоткрыв глаз, Митяй увидел, что Лева совершенно серьезен и не расположен шутить. Почему-то сразу представился экран телевизора, а на нем - крохотный Митяй зевает. "Чепуха все это, Левкины бредни", - подумал он, но вдруг его охватило чувство какой-то настороженности, сладкая дремота исчезла сразу же.

- Иной раз мне кажется, - постукивая карандашом по крышке альбома, продолжал фантазировать Левка, - что "Альтаир" стоит где-нибудь рядом, а мы его не замечаем. Ссоримся, говорим друг другу всякие обидные вещи, злословим насчет друзей... Все это мы делаем на улице и в парке, в коридорах института, будто так и должно быть. А на телевизорах все видно, все слышно. - Он хлопнул по щеке ладонью. - Ох, ребятки, стыд-то какой!

- Мели, Емеля. - Митяй схватил Левку за нос и потянул к земле. - Суслик!

Он тут же поймал себя на мысли, что не следовало бы этого делать, и невольно посмотрел на гору, где был установлен "Альтаир". Зная, что аппарат выключен и объектив его направлен в другую сторону, Митяй все же испытывал неприятность. "Проклятый Левка, эдак можно и сна лишиться!"

Потирая нос. Усиков сказал обидчиво:

- Милые шуточки. У тебя пальцы как клещи. Нашел где силой хвастаться!

Его поддержал Женя, и Митяй смутился окончательно.

- Ну, понятно. Какой может быть разговор! - Он рассматривал свои большие ладони. - Глупая привычка.

Выдумка Левы показалась Жене забавной. Правда, с точки зрения техники и здравого смысла она ничем не подкреплена. Однако Митяй уже заволновался. Еще бы, ни с того ни с сего, нежданно-негаданно - и вдруг тебя демонстрируют на экранах тысяч телевизоров. Это хоть кого расстроит.

А Левка, точно в отместку, продолжал развивать свою страшную идею:

- Нет, вы только подумайте: что, если в самом деле поставить в разные места телевизионные камеры и объявить, будто в любой момент может состояться телепередача - ну, предположим, "Прогулка по улицам". Пусть каждый тогда представит себя на экране. Вот это будет жизнь! Абсолютная вежливость, предупредительность, улыбки направо и налево. У трамвайной остановки никто не станет толкаться, мужчины пропустят женщин вперед, а наши ребята, студенты, войдут в вагон тихо, спокойно и самыми последними...

Митяй хмыкнул, но ничего не сказал. Вспомнил, как после занятий ребята мчались к трамвайной остановке. Что греха таить, и сам не отставал. Мощной, громогласной лавиной проталкивались они в двери и, опередив растерянных пассажиров, ранее вошедших в вагон, мгновенно занимали все места.

Мысленно представляя себе экран, где показывается эта картина, Митяй чувствовал, как горячая, пунцовая краска приливает к щекам. Он видел в трамвае себя и ребят. Почему-то вспомнилось лицо немолодой женщины, повязанной теплым пуховым платком. Да, тогда она смотрела на них с явной укоризной, и Митяй подумал, что если бы осуществилась безумная Левкина фантазия, то многие тысячи зрителей глядели бы на эту сцену точно с таким же выражением лица.

- Если сделать так, как я предлагаю, - продолжал Лева, - то навсегда исчезнут и грубое слово и глупая шутка. Правда, Митяй? - спросил он с невинным видом.

Журавлихин поспешил выручить Митяя и в свою очередь спросил Левку:

- Может, мы и без техники обойдемся? А?

- Как тебе сказать... - Лева вновь занялся рисунком и сейчас выводил одинокое деревцо на горе. - У нас, в стенах института, все ребята считаются примерными, дисциплинированными. Сам понимаешь, никто из них не будет мчаться по коридору, с криком протискиваться в двери аудитории. Не будет вести себя, как на трамвайной остановке... А почему? - Он поднял голову. - Так приучены с детства, когда мы были еще первоклассниками. Ведь за нами все учителя следили: "Как сидишь? Как перо держишь?" Всюду их глаза. Никуда не скроешься...

- Мысль ясна, - перебил его Женя. - Теперь малому восемнадцать лет, и он требует, чтобы весь Советский Союз смотрел за ним через телевизоры. - Не тот масштаб для Левки, - прикрывая зевок рукой, заявил Митяй. - Он должен чувствовать, что на. него смотрит весь мир.

- Вот именно - должен, - резко подчеркнул Журавлихин. - Но не все это понимают.

Он решительно приподнялся и, заложив руки за спину, сутулясь заходил возле скамейки.

Будто сбросили с

Митяя теплое одеяло и вместе с ним остатки дремоты. Никто и никогда не видел Женю в таком странном состоянии. На что он обиделся? А Женя, волнуясь, говорил о том, что его мучило:

- Я много думал о наших беседах с Афанасием Гавриловичем. Конечно, он прав, вообще мы ребята хорошие. Мы... то есть молодые. Я не говорю об отдельных героях, они есть в любой стране. Но вот если бы меня спросили, можем ли мы такими, как есть, прийти в коммунизм? Думаю, что нет - не готовы еще. А кто знает, не придется ли нашему поколению начинать эту новую эпоху? Как тут быть?

Потом Женя заговорил о странном ощущении, которое он испытывает, когда на него смотрят старики. Будто неспроста они смотрят, а придирчиво оценивают каждого молодого человека, можно ли ему доверить начатое ими великое дело, достоин ли он его.

Лева подумал над этим и устыдился своей теории "общественного телеконтроля". Никакие тайные "Альтаиры" не помогут, если нет у тебя сознания, что всегда и всюду ты на виду. Значит, мы всегда должны смотреть на себя со стороны и решать: так ли должен поступать человек коммунистической эпохи? Это, конечно, не очень легко. Вот и сейчас вспоминаются разные неприятные случаи в жизни, на которые страшно не хочется смотреть со стороны. Совестно.

Непривычно опираясь на костыль, из палатки вышла Зина. Ее решили отправить в поселковую больницу, но уж очень Зине хотелось увидеть взрыв горы. Осматривавший больную приезжий хирург не возражал, чтобы она осталась здесь, но категорически запретил подниматься без его разрешения.

Требования убедительные - да каково их исполнять? Не могла же Зина спокойно лежать в палатке, когда вот-вот свершится то, ради чего она здесь осталась. Все бы хорошо, но никуда не скроешься от заботливых друзей, они ее заметили сразу. Будто из-под земли вырос Пичуев.

- Что за ребячество? - Он даже побледнел. - Держитесь за меня крепче. Отведу в палатку и лягу, как пес, у порога, никуда не выпушу.

Митяй подошел с другой стороны.

- Тут хоть часового ставь, ничего не выйдет.

Он оглянулся, увидел возле фургона связистов шезлонг и послал Левку выторговать его у хозяев. Причем посоветовал, если это не удастся (есть там один вредный парень, у которого зимой снега не допросишься), то попросту стянуть шезлонг втихомолку. "Как это будет выглядеть со стороны? - испуганно подумал Левка, но тут же успокоился. - Поступок этичный, правильный. Совестно тому, кто откажется услужить хромому человеку".

Шезлонг отдали без всякого разговора, причем тот самый вредный парень, на которого сетовал Митяй, разыскал и подставку для ног.

Зину осторожно усадили, подложили под ногу подушку и, взявшись с четырех сторон, понесли, будто в китайском паланкине.

Место для наблюдений выбрали удачное, на пологом склоне, откуда виднелся краешек горы. После взрыва вершина ее должна исчезнуть. Однако не только прямое наблюдение интересовало ребят. Они пришли сюда со своим чемоданом-телевизором. Кроме них и Зины, здесь еще находились два инженера. Набатников поручил им вести наблюдения за взрывом у маленького телевизора. Пичуев оставался на командном пункте, возле большого экрана.

Несмотря на то, что место, где вместо сотен тонн аммонита были заложены небольшие атомные заряды, закрывалось высокой горой, а потому ослепительная вспышка в момент взрыва не могла бы подействовать на глаза наблюдателей непосредственно, все же участники экспедиции получили специальные темные очки. Вспышка ожидалась столь огромной яркости, что, даже отраженная от облаков и гор, она могла всерьез повредить зрение. Такая вспышка видна на расстоянии более двухсот километров.

Пичуеву и студентам пришлось много поработать при установке "Альтаира", чтобы в момент взрыва от чрезмерной яркости не вышла из строя передающая трубка. Можно было бы надеть на объектив густой, почти черный светофильтр, каким пользуются при съемках солнечного затмения. Но что делать потом, когда кончится вспышка и все потемнеет от взметенной вверх земли? Сквозь черное стекло много ли увидишь? Был организован своеобразный конкурс. Журавлихин предложил комбинацию из передвигающихся светофильтров, которыми можно управлять телемеханически по проводам. Но система эта оказалась сложной, а потому решили попробовать способ, предложенный Митяем: до взрыва объектив будет защищен темным фильтром, тогда вспышка аппарату не страшна. Но вот от мощной звуковой волны срабатывает микрофонное устройство, и реле открывает объектив. Через несколько минут он вновь автоматически закрывается в ожидании нового взрыва. Пичуев, а потом и Набатников все это одобрили, кое-что подсказали, подправили, но принята была система со световым реле, как на других телекамерах. Автоматику отрегулировали в соответствии с графиком времени и последовательности атомных взрывов.

А между тем, вспомнив об этом графике, надо сказать, что до момента, когда он вступит в силу и Набатников даст первый сигнал, оставались считанные минуты.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать