Жанр: Фэнтези » НИЭННАХ ИЛЛЕТ » ЧЕРНАЯ КНИГА АРДЫ (страница 66)


Гортхауэр замер у порога, опираясь на меч: безмолвный и грозный страж.


Из «дневника» Майдроса:

…Инголдо-финве – погиб. Вот и не стало у нас никого из старшего поколения. Ангарато и Айканаро тоже убиты. Мы не ожидали такого разгрома. Прав был Финголфин – надо было напасть первыми. Дождались. Огонь. Ард-Гален выжжен дотла, Хитлум отрезан от Нарготронда. Орки прорвались через Аглон, и мои братцы Келегорм и Куруфин драпанули на юго-запад, к Финарато, оставив мой левый фланг и тыл без защиты. Мы удержались чудом. Я припомнил Оркам свои мучения в плену. Я им все припомнил… Карантир бежал на юг, вместе с Амродом и Амрасом… И что осталось? Островки – Хитлум, Нарготронд, Гондолин, Химринг да Дориат. А вокруг – враги… Финголфин отчаялся и помчался в Ангамандо. Вызвал Врага на бой – и убит. Подробностей не знаю. Говорят, Враг раздавил ему горло ногой. Не знаю. Жаль Финголфина. Жаль.

…Со мной только Маглор. Пожалуй, я был несправедлив к нему…

…Пришлось обратиться-таки к людям. Эти пришли недавно. Смуглые, темноволосые и темноглазые, ростом пониже Людей Трех Племен. Угрюмые и стойкие. Воюют хорошо. Пока. Пока держимся.

СЛОВО МЕНЕСТРЕЛЯ. 458-478 ГОД I ЭПОХИ

В опустошенном Дортонионе хозяйничали Орки, выслеживая рассеявшихся по лесам беглецов-Нолдор, уничтожая их с бессмысленной жестокостью. После поединка с королем Финголфином Мелькор немногое мог сделать – только посылать отряды Людей, чтобы остановить озверевших от крови Орков.

Гортхауэр редко теперь покидал Аст Ахэ. Встречавшиеся с ним люди отводили глаза. Он был страшен. Взгляда его не мог выдержать никто, и даже Учитель сейчас не смог бы остановить его. Он готовился к новой войне.


– …Нелегкую работу задал нам Владыка, – вздохнул младший.

– По счастью, харги боятся даже наших черных одежд, Олф. Знак Аст Ахэ, – невесело усмехнулся старший. – Для них это знак гнева Владыки.

– Гнев Владыки… Кто видел его после Огненной Битвы? Приказы передает Повелитель Воинов, и, кажется, не очень-то доволен ими. Что мешает нам сейчас уничтожить альвов? Не понимаю. Объясни, Хэрн! Что от них осталось? – Химринг на востоке, Хитлум на западе… – Олф произносил названия эльфийских королевств тщательно, с плохо скрытым отвращением. – Дориат… этих Владыка вообще не трогает… Поговаривают о каком-то заклятье, но что для него заклятья?

– Они никогда не воевали с нами.

– Все альвы одинаковы, – Олф скрипнул зубами.

– Вот и альвы говорят также. Что мы, что харги – для них все едино.

– Гондолин их этот непонятный… Вроде, совсем близко отсюда, а мы ничего не знаем. И до Нарготронда – рукой подать. Верно, королевство большое; но можно ведь собрать силы… Первый готов сдохнуть, лишь стереть в пыль этих сволочей! Но – «воля Владыки!» – Олф иронически хмыкнул. – Сдался Великому этот… как его…

– Финрод, – Хэрн был в задумчивости.

– Эх, будь моя воля… – тяжело вздохнул Олф. – Ф-фу… Опять гарью несет.

Подъехали ближе.

В селении Эльфов Орки, вероятно, побывали всего несколько часов назад: по обгоревшим остовам домов еще пробегали редкие язычки пламени.

Хэрн поднял руку:

– Прислушайся… Вроде, плачет кто-то.

Олф замолчал.

– Ну и слух у тебя, – восхищенно сказал он через некоторое время.

– Идем, поглядим.


…Ребенку было года полтора, от силы – два. Видно, мать пыталась унести его подальше от опасности, когда ее настигла стрела.

– Твари, – процедил сквозь зубы Хэрн, разглядывая зазубренный наконечник.

Олф вытащил меч из ножен.

– Ты что?!

– Добить эту мразь, – хищно оскалился младший. – Вражье отродье!

Хэрн ударил его по руке:

– А ну, стой!

– С ума сошел? Это же альв!

– Давно ли ты получил меч от старейшин? Ну-ка, повтори, что говорил!

– …И не поразит он ни раненого, ни старика, ни женщину, ни ребенка, – монотонно забубнил младший.

– Хватит. Ты что, уже успел забыть? Может, хочешь, чтобы Повелитель Воинов тебе напомнил?

– Что – Повелитель Воинов?! – взвился Олф. – Эти ублюдки меня в десять лет сиротой оставили, а я…

Хэрн недобро усмехнулся:

– Сначала попробуй убить меня. Удастся – делай, что хочешь.

– Ну, что ты… – растерялся младший. – Не трону я этого сопляка, сам сдохнет…

– Я его возьму с собой, – решительно ответил Хэрн, – сыном мне будет. У нас-то пока детей нет.

– Свихнулся?! Это ж вражье отродье!

– Ребенок ни в чем не виноват. А если ты скажешь еще хоть слово…

– Молчу. Делай, что хочешь, – младший отвернулся и брезгливо поморщился. – Что-то не то с тобой творится с тех пор, как служишь в гарнизоне Твердыни…


С совета старейшин Хэрн вернулся в полночь.

– Завтра отправлюсь с посланием в Аст Ахэ, – мрачно сказал он. – Харги совсем обнаглели.

– Отец, – попросил Илмар, – можно мне поехать с тобой?

– Я же не на прогулку собираюсь.

– К самому Владыке? – почти молитвенным шепотом спросила жена.

Хэрн коротко кивнул.

– Ты увидишь Владыку? О, отец, я очень прошу тебя… Я так мечтал увидеть его… Я не помешаю, я совсем незаметно…

Внутренняя борьба отражалась на лице Хэрна. Видно было, что ему тяжело отказать старшему сыну.

– В Твердыне Тьмы не место детям, – наконец, сказал он.

– А я спою Владыке мою новую песню, – улыбнулся мальчик, – ведь и ему, наверное, нужно когда-то отдохнуть…

– Ты это серьезно? – Хэрн с трудом удержался от улыбки.

– А что? Людям нравится… Я очень прошу…

– Вот постреленок! – отец, наконец, дал волю смеху.

– Владыка не разгневается, вот увидишь!

– Ну, ладно, ладно, уговорил… Только смотри – чтоб тише воды, ниже травы! Иди теперь. Утром разбужу рано.

– Спасибо, отец!


– Ни в чем ему не отказываешь, – вздохнула жена.

– Я все боюсь, что он поймет…

– Младшим ты бы такого не позволил.

– Верно, – ответил Хэрн, – но ты понимаешь…

– Когда-нибудь все равно узнает, отец. Или расскажут… Он уже и так спрашивал, почему у него светлые глаза. У всех темные, а у него – серые. И потом – пройдут годы, и он увидит, что не меняется. Не стареет, как другие.

– От судьбы мы его не защитим, как бы ни хотелось. И все-таки пока пусть лучше не

знает.


– …Владыка сейчас выйдет к тебе, человек с востока, – пророкотал Балрог.

Илмар, забившийся в самый темный угол зала, затаил дыхание: вот сейчас произойдет то, на что он, двенадцатилетний мальчишка, не смел и надеяться. Он увидит самого Владыку! В воображении ему рисовался некто прекрасный и грозный, великий воитель в сияющем венце, огромного роста, в блистающих доспехах и с огненным мечом в руках. Поэтому он даже не понял сразу, кто перед ним, когда в зал вошел, прихрамывая, высокий человек в простых черных одеждах, совершенно седой, с лицом, изорванным шрамами.

Меч у него, правда, был – черный, со странной рукоятью, в которой светился камень, очертаниями похожий на глаз. Илмар понял с изумлением, что это и есть Владыка, только когда отец, глубоко поклонившись, подал ему свиток.

Изуродованная рука, принявшая послание, была охвачена в запястье железным тяжелым браслетом; только приглядевшись, Илмар понял, что это браслет наручников. И невольно прикрыл глаза, борясь с внезапно накатившей на него волной жгучей жалости.

Властелин пробежал глазами письмо. Взгляд его стал жестким.

– Скверно, – голос у него был красивый: глубокий, низкий, выразительный. – Я постараюсь помочь, чем могу. Сил у нас немного…

Он задумался.

– Я дам ответ. Жди меня здесь, Хэрн.

Хэрн снова – в который раз – изумился способности Властелина запоминать имена и лица. Ведь сколько лет прошло…

Взгляд Властелина остановился на маленькой фигурке в углу.

– Кто это?

Глаза у него были удивительные: глубокие и светлые… Илмар даже дышать перестал.

– Это мой сын.

Хэрн ответил слишком поспешно и умоляюще взглянул на Властелина.

– Понимаю… – Властелин улыбнулся уголком губ. – Подойди, что же ты прячешься? Хотя верно… Не очень-то приятно на меня смотреть, да?

Илмара словно обожгло. Он сорвался с места, подбежал к Властелину:

– Владыка! Разве бы я мог…

– Как твое имя?

– Илмар, – с готовностью ответил мальчик.

«Илмар. Лишенный дома. Вот как…»

– Кем же ты хочешь стать?

Илмар старался не отводить глаза: видеть проступившую в шрамах кровь было страшно; чудовищное противоречие этому мягкому, мудрому взгляду.

– Менестрелем…

– Ты, значит, слагаешь песни?

Илмар облизнул пересохшие губы:

– Да…

– Спой мне что-нибудь.

Илмар запел; голос его дрожал поначалу, но постепенно забыл он обо всем, и не стало ничего, кроме ледяного сияния этих глаз… Юный чистый голос взлетел под своды зала, и слова – простые и трогательные…

– Благодарю тебя, Илмар-менестрель…

Мальчик никогда не думал, что слова могут наполнить сердце такой радостью:

– Позволь мне, Владыка Мелькор…

Илмар не договорил: преклонил колено и благоговейно коснулся губами обожженной руки. Мелькор вздрогнул.


По дороге мальчик долго молчал; потом сказал совсем тихо:

– Какой же я дурень… Придумал сказку: воин в сияющих доспехах… А он – совсем другой…

– Ты разочарован, сын?

– Нет, отец, нет!.. Знаешь… – его голос упал до шепота, словно Илмар поверял великую тайну, – знаешь, я никогда не видел таких прекрасных рук, как у него…

Больше никто из них не проронил ни слова.


– …Они говорят – я не сын тебе. Они говорят – я альв.

В голосе юноши звенело отчаяние.

– Что же ты молчишь, отец? Скажи, что это не так! Мама!..

Хэрн опустил взгляд.

– Мальчик мой… прости, но это правда.

– Как?..

– Ты – Нолдо, мальчик. Ты уже сам видишь, что непохож на своих ровесников, но гонишь от себя эти мысли. Я нашел тебя в лесу. У нас с матерью тогда еще не было детей. Мы – твои приемные родители. Твоих родных убили харги.

– Как же так?.. – юноша сел, стиснув виски руками.

– Это правда, мальчик мой. Мы не хотели говорить тебе. Ты был нам, как родной…

– Я помню, отец… Ох…

Мать всхлипнула.

– Как же так… – повторил Илмар. Одно лицо стояло сейчас перед его глазами. Рэна. Рэна.

…Она жила по соседству, смуглая, маленькая, темноглазая. Она не была красавицей; скорее, она была чарующе некрасива, похожа на маленькую птичку. И голос такой же: звонкий, чистый… Она успела стать частью его сердца. Он уже не представлял себе жизни без нее. И теперь судьба разлучала их навсегда. Теперь? Нет. С самого рожденья. И ничего не изменилось бы, даже если бы – знал. Рэна. Рэна, любимая. Рэна. Лучше уйти, уйти навсегда, и никогда больше не видеть. Ни-ког-да. Слово какое странное. Как же не понял… И язык альвов казался чем-то знакомым, давался слишком легко… Судьба. Ненавистная, жестокая.

«Рэна, свет мой… Мысли путаются… как же так? Куда идти? Отец… Мать… Будь я человеком, в этот год мог стать воином Аст Ахэ… Ангамандо. Придумали имечко: Железная Темница. Мог бы говорить с Владыкой, видеть его… Альв. Как клеймо. По праву рождения – враг ему, враг этим людям, воспитавшим меня… Разве от себя убежишь? Разве забудешь…»

– Отец, – глухо сказал Илмар, – может, я могу рассказать альвам… Может, мне поверят…

«Не Эльф… не человек… Кто я теперь?»

– Я объясню им, отец, я расскажу им… о Мелькоре, о вас… о людях… Отпусти меня.

– Нет, сын, – тяжело ответил Хэрн.


Он ушел все же, не простившись с Рэной, не поклонившись отцу и матери. Не смог. Ушел ночью, с лютней через плечо, безоружный. Не оглядываясь.

…Мало кто прислушивался к нему. Пожимали плечами, недоуменно шептались, иногда гнали, провожая проклятьями и недобрыми взглядами. Так добрался он до берегов реки Гелион – владений Амрода и Амраса, младших сыновей Феанора. Странного менестреля допустили к князьям Нолдор. Смотрели неприязненно, особенно Карантир, которому младшие братья подчинялись беспрекословно, хотя, по сути, он жил здесь на правах изгнанника: в Таргелионе давно обосновались Орки.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать