Жанр: Фэнтези » НИЭННАХ ИЛЛЕТ » ЧЕРНАЯ КНИГА АРДЫ (страница 77)


…Долги часы богов. И не дано им забывать. Который раз Хурин

прокручивал жернов воспоминаний, сызнова бередя свою рану…


…Четыре дня побоища. Сначала казалось – победа близка, столь яростен был напор. Гвиндор, ослепленный яростью, несся вперед… Где он теперь, что с ним сделали в черных застенках Врага? А эти черные воины, словно не ведающие боли и страха – может, и вправду живые мертвецы – что отбросили их от врат Ангбанда? Их было немного, но они поражали своих врагов цепенящим страхом сильнее, чем оружием…

…Проклятое тяжелое отступление. И вновь – надежда. Угрюмый яростный Маэзрос, наконец, пришел, хотя и поздно. Мрачный однорукий красавец с темным пламенем гнева в глазах был равно страшен и своим, и врагам. Может и удалось бы свести битву к равному исходу, но предатели, предатели – Люди. Люди. Грязные восточные варвары, будь они прокляты!

А потом – лучше не вспоминать. Безнадежное отступление вместе с Тургоном. И какая-то странная горечь на душе, когда Тургон вновь исчез в своих колдовских горах, и Человек снова остался один на один со своей смертной судьбой.


Хурин был могучим воином, но кто устоит против Ахэро? Человек был готов к смерти.

– Приказ Властелина: взять живым и доставить к нему.

Валарауко поклонился и отступил: «Гортхауэр…»

Черный помог Хурину и оценивающе посмотрел на воина. Бледное красивое лицо Майя было бесстрастным. Да, хорошо его отделали… Идти сам он не сможет. Ну, что же…

Майя положил руки на плечи человеку. Даже сквозь одежду Хурин ощутил ледяное прикосновение. Боль и усталость постепенно покидали его тело.

В руке Хурин все еще продолжал сжимать рукоять боевого топора. Заметив это, Гортхауэр слегка надавил на правое плечо воина, и пальцы Хурина разжались.

– Следуй за мной, – спокойно и властно проговорил Гортхауэр. – Властелин ждет тебя.

И, поражаясь своей покорности, Хурин последовал за ним. По бесконечным лестницам и темным галереям спускались они в сердце Ангбанда, в тронный зал Властелина Тьмы. И Хурин предстал перед троном Мелькора. Гортхауэр занял место по правую руку Властелина и застыл в молчании, опираясь на меч.


…Почему не убили? Зачем он Врагу? Может, ищет дорогу в Гондолин, расправившись с остальными? Пусть тогда не надеется. Что ж, этот замысел Врага Смертный разгадал. Может, потому эти живые мертвецы так почтительны с пленником. Хурин был готов ко всему.

– Вот ты каков, Хурин из Дор-Ломина. Рад видеть тебя.

Человек не отвел глаз, с вызовом глядя в изуродованное лицо.

– И я рад видеть, каким ты стал. Жаль, что не я это сделал!

– Да, жаль. Человека я бы мог понять. И, может, простить. Впрочем, не об этом речь, Хурин. Я велел привести тебя, дабы предложить тебе выбор. Ты можешь уйти, куда пожелаешь, если твое сердце стремится к Эльфам. Но можешь и остаться здесь, если захочешь. Если на то будет твоя воля – будь моим воином. Узнай их – может, ты сможешь понять меня и избрать свой путь…

– Мой путь избран давно! А те, кто служит тебе, коварно обмануты тобой, и ты еще возьмешь с них свою плату кровью! Я знаю все о тебе!

– Вижу, что не все.

– Ты – видишь? Ты в слепой злобе своей способен только тьму видеть, и только ее и будешь видеть! А сердец Людей тебе не знать никогда. Ты никогда не поймешь, к чему стремятся они, а и знай ты это, никогда ты не сможешь Людям этого дать. Не в твоей это воле… Мне жаль тех, кто поддался обману и служит тебе. Тысячу раз безумен тот, кто принимает дары Врага! Ты возьмешь сначала плату, а потом не сдержишь слова. Сделай я то, что ты желаешь, смертью ты заплатил бы мне!

– А ты разве знаешь, что я хочу? И уверен ли ты, что не запросишь ты смерти из-за своей слепой веры в Эльфов? Иди за мной!

Вся равнина была устлана трупами – Эльфы, Орки, Люди, звери… Страшное, невиданное побоище. Пир смерти. Казалось, больше в мире не осталось живых. И застыла кровь в жилах Хурина, когда увидел он холм из отрубленных голов людей Дор-Ломина. Как из небытия, послышался голос Мелькора:

– Вспомни – я ли начал войну? Не Эльфы ли телами Людей выстлали себе дорогу к вратам Ангбанда? Не ты ли виной гибели этих людей? Скажи, сын Галдора, какое зло причинил тебе я? За что ты погубил свой народ? Ты оставил на милость врага свою жену и сына. Что теперь будет с ними? В руке моей их жизнь. И лишь жалость моя им защитой.

– Ее нет у тебя, – глухо ответил Хурин. Сейчас вся уверенность покинула его. Если раньше он думал – Тургон помнит его, жалеет о нем, то сейчас его покинула и эта уверенность. Он ощутил странную пустоту и одиночество… – Но о Тургоне ты он них не узнаешь. Они ничего не ведают о нем! – он почти крикнул это в безотчетном страхе за родных.

– Я знаю. Но почему ты думаешь, что мне так нужен Гондолин? Если он нужен Людям – пусть остается. Надо же о чем-то мечтать… И дорого ты и весь твой род платит за эту мечту!

– Я понял тебя, – яростным шепотом выдохнул Хурин. – Ты хочешь так сломать мою волю и все выведать. Но ты ничего не добьешься!

– Пожелай я этого, то будь ты хоть из стали, моя воля сломала бы твою – как я ломаю этот меч, – спокойно ответил Вала. Он поднял с земли один из валявшихся там после битвы мечей и легко, как щепку, переломил его. – Но мне, Хурин, не нужно это. Я хочу, чтобы ты действительно понял мои мысли и дела. И, главное, осознал бы сам себя. Чтобы не вели тебя Элдар за руку, как слепого, как ребенка, говоря, что хорошо и что дурно. Неужели ты не можешь

мыслить сам? Послушай, я не угрожаю ни тебе, ни твоей семье. Твои родные не будут оставлены на волю судьбы – я позабочусь о них. Думай. Решай.

– Ты искусен в обмане. Ни видеть, ни управлять волей моих родных не можешь ты. Хотя и мнишь себя Владыкой Мира! Что можешь ты, жалкий урод? Даже от этого облика избавиться не можешь, а осмеливаешься величаться Королем Арды!

Лицо Валы передернулось. Затем невеселая усмешка тронула его губы.

– Итак, я ничтожен для тебя… великого и могучего. Конечно, ты же видел самих Валар, изведал силу Манве и Варды… И, конечно, – Вала окинул взглядом поле, – они очень заботятся о Людях, и конечно, они, великие и благие, спасут их от ничтожного Моргота. Оглянись вокруг, Хурин! Ты ведь не слеп!

– Да! И я вижу и знаю – будет на то воля Великих, и они уничтожат тебя! Верховный король останется королем, пока существует Арда!

– Ты сказал: лишь Высший Король в силах нести всю тяжесть мира – и ныне она на моих плечах. Первым из Валар я пришел в Арту, и я дал ей жизнь. На всем отблеск мысли моей, во всем отзвук песни моей, движение всему дала сила моя. Даже в тех и в том, что тебе дороже всего.

– Ты забыл, кто перед тобой? Ты лгал нашим отцам, но дети избежали твоего обмана. Мы видели лица узревших Свет, мы слышали речи говоривших с Великими! Не ты один был в изначальные времена, и не ты создал Арду, и ты не могущественней всех…

– Разве я это сказал?

Хурин не слушал и не слышал.

– Ты растратил себя в алчности и злобе своей. И ныне ты пуст, ты – Ничто, ты – беглый раб Валар, и цепь их ждет тебя!

– Ты хорошо вызубрил урок. Но это – не знание. Разве ты сам – не раб своей слепой веры? Я понимаю, ныне ты покинут всеми и цепляешься за свою детскую веру, как за соломинку. Но кому ты веришь? Кто из них поможет тебе? Где они ныне? Хурин, думай сам, открой же глаза!

– Последнее, что отвечу я тебе, раб Моргот – это не чужое знание, это идет из моего сердца! Ты – не король Людей, и не будешь ты им, даже если покоришь Арду, даже если земля и небо будут под властью твоей! За гранью мира не сможешь ты преследовать их!

– Как не преследую и здесь. И Арта живет сама по себе. И за пределами мира – свои пути у всех, и неведомы они никому. Даже Единому. Даже мне – мой собственный путь…

– Ты лжешь! Лжец всегда, лжец во всем!

Мелькор на секунду потерял невозмутимость. Он схватил человека за плечо. Рука Валы была страшна – обожженная, из трещин в почерневшей коже выступила кровь. Лицо его на миг стало жутким.

– Слушай, ты, сын Галдора! Мне жаль тебя даже сейчас. И я не отступлю от своего, тем более после твоих слов, пусть даже это будет жестоко. Я заставлю тебя – Ты научишься думать сам – не верить слепо, видеть – своими глазами! Тогда увидишь, лгу ли я! Теперь я не отпущу тебя. Иди за мной!

«…Когда-то здесь страдал Маэзрос. Теперь – мой черед. Но, хвала Единому, Люди смертны. Я вынесу все… Ради чего… О чем, о чем я? Или, воистину, даже в мою душу проникли мысли Врага?»

– Ныне ты сам равен королям Арты. Вот твой трон, Хурин, сын Галдора. Будешь ныне ты всеведущ и всевидящ как бог. Моими глазами тебе отныне смотреть, мой слух – твой слух. Вся боль Арты будет ведома тебе, как и мне. Ныне отступаю я от тех, кто близок тебе, и нет им защиты. Смотри же, помогут ли им Эльфы и Валар. Смотри на деяния всех. Смотри и суди, Человек, и да не будет ничто скрыто от тебя…


– Почему? Зачем тебе нужен этот человек, Учитель? Он же враг тебе.

– Он слеп. Я хочу, чтобы он видел.

– Зачем? Что изменится от этого?

Вала несколько мгновений сидел молча.

– Хурин – величайший из людских владык. Он не только был в чести у Фингона и его отца, – мягкий голос слегка дрогнул на этом слове, – его с лаской принимал Тургон. Он слишком хорошо знает Элдар, их мысли – его мысли. Я же хочу, чтобы он узнал Элдар еще лучше – глядя глазами богов. Может, тогда он сумеет, наконец, увидеть Путь Людей. А там – пусть выберет сам. Величайший из Людей – Люди поверят ему… Не мне же, Врагу, верить…

– Если он захочет быть тем, кем ты ожидаешь.

– Я не жду, что он станет действовать по моему желанию, Эннот.

– Более того, прозрение может и сломать.

– Не надо, не говори так, я сам тысячу раз об этом думал! Если будет так, то проклятье падет на меня. Вы же сами и проклянете. Знаешь, было бы кому мне молиться – молил бы, чтобы он оказался настолько тверд сердцем, как говорят о нем.

– Может, пусть лучше уходит… да о чем я, уже поздно, Учитель.

– Да. Уже поздно, Эннот.


«И все видно, все – как на ладони. Даже Гондолин. Так что же – он все знает? Но почему не разит? Почему не уничтожит? Ведь у него хватит сил. Или – не хочет? Не хочет?! Или – замысел… Боги… смертному не понять. Я не понимаю, я бы ударил. Значит, я не стал им, и Тургон мне дорог… Но почему так?.. Дориат в радужном тумане… Турин, сын мой, хоть ты вне власти Врага…»


– Владыка, будь милостив к рабам твоим! Разве мы не помогли тебе в битве, обратившись против врагов твоих? Мы разили их в спину, и враги бежали в страхе!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать