Жанр: Фэнтези » НИЭННАХ ИЛЛЕТ » ЧЕРНАЯ КНИГА АРДЫ (страница 94)


СОВЕТ ВЕЛИКИХ. 533 ГОД I ЭПОХИ

…И Эарендил ступил на берега Земли Бессмертных.

Он поднимался по зеленым склонам Туны, но никто не встретился ему на пути, и пусты были улицы Тириона; и непонятная тяжесть легла на сердце Морехода.

Какой воздух здесь… Он глубоко вдохнул – мелкие иглы впились в горло и легкие: пыль, алмазная пыль. Ему стало страшно. Быть может, потому никто из Смертных не может жить в Земле Аман, что и самый воздух здесь смертелен для них? И он умрет – умрет, не достигнув своей цели, задохнется, как выброшенная на берег рыба… Режущая боль в глазах заставляла по-иному вспоминать слова предания: «Враг был ослеплен красотой и величием Валинора»…

Сквозь радужную дымку он пытался рассмотреть город. О Тирион-на-Туне, улицы и площади твои, мощеные белым камнем, гордые башни твои… Игрушечный городок игрушечной земли. Земли Великих. Что со мной, почему – так… Где же эта красота, это величие?..

Он шел – беспомощный, растерянный, полуослепший от приторно-ровного сияния белой дороги; а волосы и одежда его были покрыты алмазной пылью. Он шел и уговаривал себя – этого не может быть, это все потому, что я пришел из Смертных Земель, потому что моя душа омрачена тенью Зла, потому что во мне кровь Людей… Стало немного легче, но тоска и непонятное гнетущее ощущение не исчезали. Он поднимался по бесконечным белоснежным лестницам и звал, звал – уж во власти отчаянья, – звал хоть кого-нибудь… И когда, потеряв всякую надежду, повернул к берегу – услышал – голос, грозный и величественный. Он стоял, склонив голову, а голос, шедший словно с высоты, возвещал:

– Здравствовать тебе, о Эарендил, величайший из мореходов! Здравствовать тебе, о вестник предреченный и нежданный, вестник надежды, несущий Свет, славнейший из Детей Земли! Ныне призывают тебя Великие пред лице свое, дабы говорил ты пред ними о том, что привело тебя в Благословенный Край. Я, Эонве, Уста Манве, сказал.


– …Брат мой, – Манве озабоченно смотрел ему в глаза. – Брат мой, я призвал тебя, дабы великое дело обсудить с тобою. Никто больше не сможет помочь мне, только ты!

– Разве не поможет тебе совет Эру, Отца Сущего?

– Когда стоишь на вершине горы, мелочей не видишь. Отец указал нам путь и цель, идти мы должны сами. А кому ведомы пути судеб лучше, чем тебе, брат мой?

– Я слеп. Я не знаю цели Эру, она открыта лишь тебе. Я вижу тысячи дорог, и в разные края ведут они. Куда мы должны прийти? Лишь тогда можно знать путь.

– Отец наш желает блага Арды.

– Много путей я назвал бы путями ко благу. Но они все разные и к разному ведут, брат мой. Просвети меня, если ты знаешь.

Манве поднялся, неспешно подошел по яркому мозаичному полу к витражному окну. Радуга стояла в тихом теплом зале, радуга, поднимающаяся от драгоценной блестящей мозаики пола и золотых блестящих колонн, причудливо изогнутых, обвитых гирляндами драгоценных каменьев. Пылинки не плясали в чистом безвкусном воздухе. Свет струился сквозь разноцветные окна и, отражаясь в миллионах граней, радужным сиянием сходился на золотом троне, скрадывая все очертания. Молчание – усыпляющее, чистое, безвкусное, как валинорский воздух. Намо вздрогнул, когда Манве, наконец, заговорил. Он по-прежнему смотрел в окно.

– Одному тебе откроюсь. Мне было слово от Эру, Отца Сущего. И сказано было: песнь Арды нарушена. Ведомо мне, что в Конце Времен, когда замысел Единого свершится, Арда раскинется среди Эа, и Сильмариллы вновь явятся, и оживут Деревья, и свет их равно разольется из конца в конец Арды…

Лицо Манве сияло вдохновением.

– …и великая Песнь зазвучит из уст Айнур, и Валар, и Майяр, и Элдар…

– А Люди?

– Тогда Единый откроет нам их пути, и мы поймем их, и в общем хоре воспоют они. Но, брат мой, нам не свершить этого, пока Арда под пятой Моргота. Он, он один мешает свершению Замысла, отравляя мысли, убивая, совращая. Он могуч и ужасен, и я боюсь, что он уничтожит Арду. Брат, я бы давно уже изгнал его за Стену Ночи – пусть скитается, где хочет, но ведь он не уйдет просто так! Он разрушит Арду – не ему, так никому! Он разрушает души! Помнишь, что он сделал с Эльфами?

Намо вздрогнул.

– Брат, помоги. Ты видишь и знаешь. Я все открыл тебе. Помоги мне. Я согласен даже на мир с ним. Помоги.

Намо неотрывно смотрел в лицо Манве. Все происходящее окончательно смутило его разум. Прекрасное лицо Манве было полно тревоги, чистые лазурные глаза смотрели прямо, и великая забота была в них. Он был прекрасен, Король Арды. Он просил помощи. Намо вспомнил другие глаза, переполненные болью. «Даже здесь я вижу звезды…» Скованные руки творца… Великое непонимание, что разделило этих двоих. Вот она – гибель Арды. Свет и Тьма, сплетенные воедино, великое движение; вот она – песнь Арды… Он видел эту нить, слышал эту струну, и радость поднималась в нем. Он видел братьев рядом.

Радость? Он схватил свое я за горло. «Не торопись. Не забывай».

– Почему ты думаешь, что Мелькор хочет гибели Арды?

– А разве ты не видишь, что лишь его волей нарушен замысел Эру? Ты знаешь, что делать?

– Кажется, знаю. Вы должны заключить мир. Как равные.

– Мир? С ним? После того, что он сделал? После всех войн, после Орков?

– Согласись, то, что сделал с ним ты, не может склонить к приязни к тебе.

– Не я один судил его!

– Ты – король. Ты мог сказать свое слово.

– Не мог! Я пошел бы против Эру, против моих братьев и сестер.

– А он тебе не брат?

– Манве отвернулся.

– Намо, что же делать, что?

– Я сказал.

– Но как? Он не примет гонца. Он так уверен в

своей силе и неуязвимости…

– О чем ты говоришь, Манве? Какая неуязвимость? Почему ты пытаешься сделать из него злодея? Разве Эльфы не сокрушили его войска? Разве сам он – Вала – не изранен Финголфином? Разве его не ранил Человек?

– Человек?

– Да, Берен.

– Ты не говорил.

– Ты не спрашивал. Манве, он не сильнее нас. Да, он могуч, достаточно могуч, чтобы помочь тебе в твоих трудах. Но он не разрушитель, Манве.

– Тогда, может, он и согласится… И что будет?

– Я это вижу. Арда будет воистину прекрасна и благословенна. Люди станут равными Бессмертным, а их дар Свободы позволит им сделать Арду столь прекрасным миром, что не предвидит даже Эру. Разве не возрадуется он? Разве не во славу будет это нам?

– Может, ты и прав, – задумчиво промолвил Манве. – Но как же замысел Эру?

– А был ли его замысел таков? Ведь мы не видели всего, брат.

– Не видели… Да. Но… что будет, если мы не сможем… договориться?

– Я не хочу об этом думать. Смерть вновь придет в Валинор. Арда замрет. Как будет жить разум, если затихнет сердце? Я видел…

– Ты уверен?

– Я умею видеть.

– Значит, два пути… Но, может мы сумеем и без… него?

– Сумеем, но чем ты заменишь долю Мелькора? Это будет другой мир, ущербный. Такова истина.

– Я понял. Я скажу на Совете. Пусть решают все.

– Манве…

– Я понимаю тебя. Я клянусь – никто из Валар не ступит на берега Средиземья. Я клянусь – пальцем не коснусь его. Я клянусь – каждый будет выслушан и мера заблуждений каждого будет определена, и мера искупления назначена будет каждому.

Немного спустя после беседы с Манве радость Намо сменилась сомнением, а затем ощущением собственной невероятной глупости и какого-то стыда. Мучительнее всего было то, что он никак не мог понять причины этого неуютного чувства. Ведь он искренне пытался быть беспристрастным и справедливым к обеим сторонам. Он искренне желал примирения и хотел в него верить – но почему-то не верил. Предчувствие, всегда безошибочное, противоречило доводам разума. Или Манве менее холоден, чем казалось Намо, и его чувства могут одолеть разум? Намо не знал.


– Так что же здесь думать! – кричал Тулкас, потрясая кулаками. – Если он с Эльфами и даже с Людьми справиться не в силах, то…

– Умерь свой гнев, могучий Тулкас. Я сказал: два пути у нас. Решайте.

– О чем спорить, супруг мой? Воля Эру священна. И тот мир, что задумал Отец, должен быть построен. Значит, Враг должен быть сокрушен.

– Разве не было тебе слова Эру? – удивился Ороме.

– Да, но… – Манве не мог смотреть в глаза Намо. Но ведь все шло очень удачно, решало большинство…

– И что будет, если Арда станет владением Людей? Что ты будешь за король? Над кем? Над Эльфами? Над Валинором? А Люди – ему?

– Судьбы Арды решать не владыкам ее. Пусть слова свои скажут дети Арды, те, кто живет в ней, и кому Арда принадлежит по праву. Их воле мы подчинимся.

Манве говорил спокойно и уверенно – олицетворение высшей справедливости. Слова – холодные хрустальные капли.

– Я хочу знать – во благо ли Арде деяния брата моего. Я хочу знать – следует ли нам говорить с ним или начать беспощадную войну. Я хочу знать – отправить ли к нему посланца, дабы он сам пришел на суд Валар под честное мое слово, что я не трону его?

Молчала Варда. Молчал Тулкас – не от раздумий, он был лишь в изумлении. Что возиться-то с Врагом? Бей, и все.

– Гонца? – наконец, выдохнул Ороме. – Ты забыл, как он чуть не убил благородного Отца Орлов?

– А мы разве не убили его посланника? – спросил Намо.

– Страшен во гневе Гнев Эру, – насмешливо сказал Ирмо. – Почему бы не разгневаться и Мелькору? Или гибель Майя не стоит вырванного хвоста Соронтура?

– И все же это опасно. Довольно было смертей, – сказал Манве.

– Может, слово Валар будет в устах Людей и Элдар?

– А он что – станет их слушать? – усмехнулся Ороме.

– Почему бы и нет? Принял же он послов сыновей Феанаро.

– И Майдрос за это поплатился.

– Не за это. И ты это знаешь. Боюсь, ныне он не примет послов ни от кого. Он никому уже не верит.

– А силой привести, – рявкнул Тулкас.

– Это в самом крайнем случае, – остановил его Манве. – Впрочем, потом все равно уйдет по своей воле, если правда на его стороне. Только, – Манве предупредительно поднял руку, – никто из Валар не ступит больше на землю Арды. Хватит. Арда – не место для решения споров Великих. Это чужой дом – дом Элдар и Людей, и пусть решают хозяева. Наш дом – здесь.

– Тогда пусть они скажут слово, – заговорила Варда.


Рек Эонве:

– Слушайте же посланца Смертных Земель Эарендила к Великим.

– Может ли Смертный Человек ступить на берега Земли Бессмертных и остаться в живых? – мрачно спросил Намо.

– Для этого и пришел он в мир, – ответил Ульмо. – Он сын Туора из Дома Хадора; но разве не Идрил, дочь Тургона из рода Финве, мать его?

– Валар не предлагают дважды. Не было ли изречено, что никто из Нолдор, покинувших Валинор вслед за Феанаро, не сможет возвратиться назад? – в голосе Владыки Судеб звучала скрытая угроза. Он уже знал, что будет говорить Эарендил; знал – и страшился.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать