Жанр: Фэнтези » НИЭННАХ ИЛЛЕТ » ЧЕРНАЯ КНИГА АРДЫ (страница 95)


И тогда заговорил Манве:

– Твои слова справедливы, брат мой; но ныне волею Отца изречь его судьбу дано – мне. Любовь к Элдар и Атани вела Эарендила; и проклятье не властно над ним. Потому повелеваем мы тебе, Эарендил, и супруге твоей Элвинг говорить ныне перед Великими.

Намо опустил голову: он не был властен изменить ничего.

– Ответь нам, Эарендил, благо ли для Арды деяния Мелькора? – спросила Варда.

– О Великие! О каком благе можно говорить, если скоро все Дети Илуватара либо погибнут под мечами черного воинства, либо станут рабами Врага? Я пришел молить о защите.

– Разве не о защите от сынов Феанаро пришел ты просить?

– Это так. Но разве не козни Врага привели их из Валинора в Арду? Разве не тень злой воли Врага омрачила их сердца?

– Скажи, Эарендил, разве Элдар никогда не побеждали Врага? Зачем вам помощь Валинора?

– Наши силы разрознены. Враг поселил вражду в наших сердцах. Дайте нам единое войско – и конец Врагу! Деяния моих предков свидетельствуют об этом! Пока он в Арде, не будет покоя ни Атани, ни Элдар…

– …Нолдор погубили моих родных, – решительно говорила Элвинг. – Не знаю, виновен ли в этом Враг, но для мира в Средиземье нужна война – с теми, кто не хочет мира. Я так думаю. А в остальном – да будет воля Валар.


Тогда сказал Намо:

– Есть в чертогах моих и другие свидетели. Почему бы не дать слова им?

– Но ведь разве мы не выслушали уже Элдар и Людей?

– Люди и Элдар могут думать по-разному.

– Мы слышали слово Верных. А другие… есть ли они? Ведь их нет среди Валар, ни среди Майяр. Предателей же единицы.

И вдруг поднялся с места Ирмо. Он нечасто говорил на советах, вот и сейчас лишь один раз высказался, понасмешничав над словами Ороме. Но теперь… Намо поразили глаза брата. Они и так были необыкновенными, изумительно красивыми в своей мягкой изменчивости, когда нельзя было уловить каковы глаза, но чувствовался только взгляд. Теперь они были четкими и страшными. Казалось, в них совсем нет белков. Огромные – тот, кто смотрел Ирмо в лицо, видел лишь их – светло-серые, с крошечной точкой зрачка, словно переполненные невыносимой болью.

– Брат мой, Король Мира. Ты сказал – других быть не может ни в Арде, ни в Валиноре. Ты сказал – они предатели, их единицы. Ты сказал – их слово ничего не стоит. Пусть так. Только в одном ты неправ.

Все застыли. Сказать «неправ» Королю Мира – такого еще не было.

– Это не столько предательство, сколько болезнь. Я говорю – если Мелькор будет признан… виновным – отдай его нам, мне и Эсте. Я уверен – мы сумеем исцелить его душу. Не все болезни лечат огнем и железом.

– Боюсь, это как раз такая болезнь… Но ты говоришь разумно, брат. Мы решим.

«Неужели Ирмо предвидит? Или чувствует, что Манве все решил заранее…»

Ирмо медленно сел. Владыка колдовских садов явно не был своим в Валиноре, как и его сады. Чуждый маленький мир, сам по себе, как и чертоги Ниенны. Его вполне могло и не быть здесь. Как и Валинора в Арде. Не-Арда. Наверное, Мелькору было невероятно тяжело здесь, где он вынужден был ограждать свое "я" от чуждого застывшего мира. Даже Намо временами ощущал эту подавляющую тяжесть чужого. Может, потому Манве хочет, чтобы Мелькор снова оказался здесь?.. Владыка Судеб опустил голову. И что тогда решит суд Валар? Что будет истиной? Что назовут Благом?


– Что скажешь Великим ты, о Мелиан?

Печально и устало сказала Мелиан:

– Что скажу я? Я не знаю ничего о Враге. Не так и силен он, если мой зять сумел ранить его – а он лишь Человек. И не так страшны его драконы – приемный сын моего супруга убил одного из них – а он тоже был лишь Человек. И не так страшны Орки – они бегут всегда, когда противник даже только равен им числом… Что мне сказать?.. Я потеряла и супруга своего, что спит ныне в чертогах Мандоса, и дочь. Но Элве я еще увижу, а дочь я утратила навеки – как теряют Люди…

– Но разве не Враг – причина тому?

– Не знаю…

– Разве ты не жаждешь мести за своих родных?

– Мне все равно… Мне их не

вернуть…

Мелиан покинула Совет Великих. И Варда сказала:

– Вот одно из деяний Врага. Это ее душу нужно успокоить и исцелить в садах Лориэна.

– Много тех, кто нуждается в исцелении, – тихо ответил Ирмо. – Не забывай моей просьбы, брат мой Манве.

– Это не будет забыто, я обещаю.


И рек Манве:

– Да будет так. Майя Эонве возглавит войско. Он будет словом Валар. И если Мелькор откликнется на зов – как дорогой гость будет принят он в земле Аман. Если же прольется хоть капля крови – да будет приведен силой. Но – пусть знают все – суд будет справедлив. И воздастся каждому делам его.

Намо вздрогнул. Кровь? Неужели Манве думает, что Мелькора не будут защищать? Что его приказа – не вступать в бой – послушают? Или это – расчет? Но глаза Короля Мира были ясны и чисты, а прекрасное лицо – спокойно. «Как они похожи… Только один – живой, а другой… Что будет с ними? Что станет с Ардой? И что делать мне – кто скажет?»


И когда были сказаны все слова, заговорила Эсте:

– Государь и брат мой! Сдается мне, что ныне не совет – суд, и суд недобрый. Ведь все говорят против него, а ему невозможно ни ответить, ни объяснить, ни оправдаться.

– О, нет, сестра! Не говори так. Я вижу из этих слов лишь одно – Вала не должен жить в Арде. Место Валар – в Валиноре. Тем более крепнет моя уверенность в том, что Мелькор должен быть здесь. Только это я хотел знать.

– Тогда прошу тебя, брат, – согласись на просьбу супруга моего.

– Охотно, сестра, если увидим мы, что вы в силах свершить это многотрудное деяние.


И все больше казалось Владыке Судеб, что уже вызрел невысказанный явно приговор, и весь этот совет затеян лишь для него, Намо, чтобы не мог он потом говорить, что его не выслушали, что была допущена несправедливость.

«Будет великая война, это ясно. Ороме раздувает ноздри, как гончий пес, чуя охоту на красного зверя. Значит, я не увижу Мелькора никогда, если он решится оградиться от Валинора, уничтожив часть Арды. Иначе его притащат сюда силой. И хватит ли у меня сил отстоять его? Ведь он не станет каяться…» Намо содрогнулся от воспоминания. Почему с ними поступили так? Он видел другие выходы и не понимал жестокости приговора. «Неужели Манве получал от этого удовольствие? Или нет? Но почему тогда – так? Только чтобы сломить Мелькора? Чтобы никогда более не было у него учеников? Чтобы заставить его отказаться навсегда от желания изменить мир? Получается, Манве способен разбираться в чужих душах… Значит ли это, что он способен и чувствовать? Измениться? А если так, то, может, он действительно сумеет понять Мелькора и примириться с ним… Ведь Манве стал иным с тех пор, ведь он сомневался в себе и в своей правоте, когда пришел ко мне. Или он не посмеет измениться в угоду Эру и отринет сам себя… Кто же знает истину, кто скажет мне… Как же тяжко мне искать самого себя и самого себя судить, и никто не поможет. Что я говорю, откуда я это вдруг знаю – истина – многогранный кристалл, и можно видеть ее по-разному… С нее надо снять шелуху, как с луковички цветка… А луковичка не замерзнет ли без одежды… О чем я думаю, чушь какая… Будем ждать. Там увидим».


И воинство Валар отправилось в Средиземье, и сжималось сердце Намо от страшного предчувствия. Но он не хотел верить себе, он все же надеялся, что Мелькора вновь отправят в заточение, в его чертоги, где они опять смогут говорить, и, может быть, он сумеет исцелить это измученное сердце… Но неужели все, что пытался сделать Намо – к беде?

«Брат мой, ведь не все погибнет. Жертва велика, но цель оправдывает средства. Твоя жизнь – спасение Арды, так спасай себя, умоляю, ты же можешь! Я вижу, так может быть!» Он знал – так не будет. А как будет, он видеть не желал, боялся – но видел…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать