Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Неповторимая (страница 18)


Глава 8

Шона сидела у себя в кабинете, дотошно проверяя каждую цифру в конторских книгах, которые велись в обоих поместьях. Насколько она могла судить, ни единого шиллинга не было потрачено зря с того дня, как похоронили Дэвида Дагласа — или обугленный труп, который приняли за тело Дэвида Дагласа.

Вздохнув, она отложила книги, поднялась, потянулась и выглянула из большого окна, так похожего на окно в ее спальне. К окну вели ступени, за ним проходил каменный балкон. Балконы служили частью оборонных укреплений замка, но, насколько было известно Шоне, ими никогда не пользовались по назначению, ибо во времена феодальных войн, некогда терзавших север Шотландии, наружные стены замка выдерживали любую осаду.

Она нахмурилась, глядя в окно и надеясь, что оно подскажет, каким образом Дэвид появлялся в ее комнате и исчезал.

С тех пор как она проснулась на второе утро после возвращения Дэвида и обнаружила, что лежит в постели, прошло три дня. Эти дни она провела в непрестанной тревоге, ожидая появления Дэвида в любую секунду.

Но его не было.

Однако Шона знала, что он приходит в замок по ночам. Она находила следы его визитов. В первое утро на подушке лежал букет цветов. На второе оказалось, что подушка рядом с ее головой примята. Шона поняла, что прошедшей ночью Дэвид спал рядом: он оставил маленький, искусно сделанный кельтский крест на тонкой цепочке — фамильное наследие Дагласов. На третье утро она нашла тонкий шелковый платок и стакан с остатками бренди на старом сундуке в изножье кровати. Она подолгу размышляла о подарках, борясь с искушением бросить их в огонь. Должно быть, Дэвид оставил их для нее в насмешку. Тем не менее Шона стала носить крестик, спрятала цветы под подушку и положила платок в карман. Ее возмущало, что она испытывает беспокойство днем, долгие часы проводит без сна по ночам, но вместе с тем крепко спит во время визитов Дэвида.

Днями он скрывался где-то в окрестностях. Шона не сомневалась, что он способен проникнуть как в ее кабинет, так и на конюшню, и в шахты. Вероятно, даже бывает в замке Мак-Гиннисов, хотя она никогда не слышала о существовании потайных ходов в доме ее предков.

Но чем он занимается? Что ищет? Шона понимала: несмотря на то что незаметные появления и исчезновения Дэвида раздражают ее, заставляют опасаться последствий и обвинений против своих родных, ей не терпится вновь увидеть Дэвида.

Она боролась с желанием снова встретиться с ним, но ничего не могла поделать. Она изводилась от ожидания, мысли о Дэвиде преследовали ее.

Услышав тяжелые шаги по лестнице, ведущей на второй этаж, она отвернулась от балкона и уставилась на дверь кабинета за мгновение до того, как та распахнулась. На пороге застыл Алистер. На его привлекательном лице не было и следа от обычной лукавой усмешки.

— Случилось несчастье на шахте, — отрывисто проговорил он.

Шона сорвалась с места, готовая броситься вниз по лестнице.

— Господи, что стряслось? Сколько людей было в шахте?

— Там было…

— Ну, сколько? Говори, Алистер, прошу тебя!

— Трое попали в завал, остальные уже пытаются откопать их. Они торопятся, мы должны поспеть вовремя.

— Алистер, это еще не все, я знаю! Говори!

— Там был Дэниэл — он работал в узкой штольне.

— Дэниэл! — Шона задохнулась.

— Да, мальчишка из семьи Эндерсонов.

— О Боже! — воскликнула Шона, стремительно развернулась и понеслась вниз по лестнице.

Алистер нагнал ее только у двери и крепко схватил за плечи.

— Лошади оседланы, мы отправимся туда верхом. Но будь осторожна: ничего хорошего не выйдет, если ты вылетишь из седла, торопясь помочь ему!

Шона растерянно кивнула и поспешно уселась в седло. Она вновь взяла себя в руки. Алистер знал, что Шона — искусная наездница. Вдвоем они галопом понеслись по холмам, долинам и полям. В двадцати футах от входа в шахту Шона спрыгнула с лошади и бросилась бежать.

Марк Мензис перехватил ее у входа.

— Миледи, вниз уже спустились Лоуэлл, Гоуэйн, Аларих и Айдан. Вы все равно не сможете копать, как мужчины.

— Где мальчик, Марк?

— Еще внизу, его ищут.

Алистер прошел мимо, торопясь в шахту.

— Задержи ее здесь, Марк. Пусть утешает женщин, если этого не могут мужчины, — приказал он.

Шона подождала, когда кузен скроется из виду, а затем повернулась к Марку.

— Марк, пусти меня!

— Миледи…

— Ты просто обязан меня впустить, — настаивала она. Управляющий нехотя подчинился. Шона бросилась в шахту, которую освещали призрачным светом висящие на крюках фонари. Ей встретился Айдан, покрытый угольной пылью и ведущий под руки совершенно черного от грязи углекопа.

— Шона, тебе здесь не место! — воскликнул он. — Мы уже докопались до штольни и выводим людей.

— А мальчик? — спросила она.

Перепачканный углекоп, которого только что спасли из завала, покачал головой.

— Он в боковой штольне, туда мы еще не успели добраться.

— О Боже! — выдохнула Шона. Забыв про Айдана и углекопа, она устремилась вглубь, туда, где мрак шахты едва рассеивал свет фонарей. Углекопы поправляли накренившиеся подпорки, Шону несколько раз окликнули. Она не отвечала, пока не добралась до того места, где кипела работа. Ее кузены и дедушки вгрызались в уголь с такой же силой, как углекопы вокруг них.

Послышался радостный крик — удалось откопать еще одного человека.

— Моя нога! — кричал углекоп.

— Я выведу его, — послышался голос Алариха, и он подхватил спасенного под руки, вытягивая его из-под кучи угля.

Вытирая припорошенный угольной пылью лоб, Гоуэйн обернулся и увидел Шону.

— Господи, детка, неужто ты ищешь смерти? Алистер, я же велел не пускать ее…

— Я оставил ее у

входа, отец. Но ты ведь знаешь, как она упряма.

— Выведите ее… — начал Лоуэлл.

— Нет, я останусь здесь, — возразила Шона. — Где мальчик?

— Там, в глубине, — прохрипел кто-то.

— Энгус, где ты? — позвал Алистер.

— Здесь!

Алистер и Лоуэлл пробивались туда, где последний из попавших в завал углекопов лежал под грудой камня и угля.

— Мы спасем тебя! — заверил бедолагу Алистер.

Все мужчины были найдены, но ребенок остался в шахте. Шона проползла по земле и камням в крохотную, неправдоподобно узкую штольню неподалеку от того места, где нашли последнего из углекопов. Мужчины не могли работать в такой тесноте, и потому сюда посылали детей и женщин.

Шона была достаточно маленькой и худой, чтобы проникнуть внутрь штольни. Она ползком двинулась вперед, смутно осознавая, что дедушка Гоуэйн выругался за ее спиной.

— Дэниэл! — негромко позвала она. Ей не следовало кричать: Шона знала, что подпорки в штольне держатся еле-еле, особенно после обвала в большом туннеле.

— Шона, вылезай оттуда! — потребовал Гоуэйн.

— Дэниэл! Дэнни! Ты здесь?

В ответ послышался тихий плач. Судя по звукам, мальчик был очень далеко.

— Дэнни, это леди Шона. Ты меня слышишь? Я понимаю, ты, должно быть, перепугался. Мы спасем тебя. Если ты ответишь, это нам поможет. Ты здесь?

Плач повторился, а за ним последовало негромкое:

— Да!

— Сейчас я подползу поближе…

— Не выйдет, — отозвался малыш.

— Почему?

— Камень упал. Огромный камень.

— Мы уберем этот камень.

Шона вновь услышала всхлипы и негромкий плач насмерть перепуганного ребенка. Но внезапно он перестал плакать и решительно произнес:

— Не надо. Вас тоже завалит.

— Дэниэл, я не оставлю тебя здесь.

Шона не собиралась сдаваться. Внезапно кто-то с силой потянул ее за ноги, и она услышала сердитый голос Деда:

— Шона, немедленно вылезай оттуда, иначе я не посмотрю, что ты леди, положу на колени и отшлепаю — в другой раз будешь слушать, что тебе говорят! Немедленно возвращайся, пока не обвалилась штольня целиком. Стены там, должно быть, все в трещинах, а ты и понятия не имеешь о креплениях, и…

— Я понимаю только, что ребенок задохнется, если мы не вытащим его!

После этого резкого ответа Шона стиснула зубы и уцепилась за камни у входа в штольню, а затем подтянула ноги поближе к себе.

Она услышала, как Гоуэйн громогласно выругался.

Но едва звук его голоса затих, Шона застыла на месте, потому что мальчик говорил. С кем-то другим.

— Да!

К собственному удивлению, Шона услышала детский смех и еще один согласный возглас.

— Дэнни! — прошептала она.

— Я поеду верхом на звере! — услышала она.

— Нет, нет, Дэнни, выслушай меня!

— Разве вы не слышите воду?

— Дэнни! — в тревоге воскликнула она. Шона слышала, как детский смех затихает вдали, а затем уловила звук, похожий на плеск воды о камни.

— Дэнни, Дэнни! — позвала она.

Ответа не последовало. Мальчик исчез. Он словно растворился во мраке, должно быть, обезумев от недостатка воздуха. Он прополз в глубь штольни, упал в подземную реку и…

— Нет, нет! Господи, нет! — закричала она и осеклась. Кто-то полз за ней. — Пустите меня! — потребовала она, отбиваясь от чужих рук. — Дэнни! — снова позвала она. — Дэнни!

В ответ не послышалось ни шороха, ни шагов, ни смеха. Ничего.

Шону решительно потянули из штольни, и она вновь принялась бороться, но безуспешно. Кто-то успел крепко схватить ее за щиколотки и вытягивал наружу.

— Дэнни! Ответь мне!

Но ей отвечала лишь тишина, а между тем время шло. Минуты бежали одна за другой.

— Дэнни, Дэнни, прошу тебя!

Шону вновь потянули за ноги. Черная пыль оседала ей на лицо и одежду, острые камни царапали тело. Но Шона не замечала этого. Ее лицо было залито слезами, когда ее вытащили на кучу угля в большой штольне. Кто-то q, поставил ее на ноги.

Шона вгляделась в перепачканное лицо Алистера, смутно узнавая кузена только по яркому блеску синих глаз.

— Мальчик… — всхлипнула она.

— Тише, тише. — Алистер прижал ее к себе. Внезапно снаружи послышались крики — земля приглушала их.

— Что там? — повелительно спросил Гоуэйн.

— Алистер… — неуверенно начал Лоуэлл.

— Не беспокойся, я уведу кузину, — пообещал Алистер.

— Но мы не можем уйти! — запротестовала она.

— Шона, тут уже ничем не поможешь, — объяснил Алистер и повел ее по туннелю. Едва они вышли из шахты, как увидели бегущего навстречу углекопа.

— Скорее, скорее сюда! Мальчик здесь! Слава Богу, малыш Дэнни Эндерсон выбрался из шахты!

— Что? — прогремел голос Гоуэйна.

— Да, да, он снаружи! Он жив!

— Но как?.. — Шона не договорила.

— Только Господу известно, — ответил углекоп. — Никто из нас не знает, каким чудом он спасся!

Шона вырвалась из рук Алистера. Марк Мензис, перепачканный углем, как и все остальные, стоял на коленях в траве поодаль от шахты, а рядом сидел малыш, окруженный углекопами и их женами. Дэнни уже успели укрыть одеялом, его личико было перепачкано до неузнаваемости, темные волосы намокли и облепили голову. Шона бросилась к паре, сидящей в высокой траве, упала перед ребенком на колени, отвела волосы со лба и вгляделась в огромные синие глаза.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать