Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Неповторимая (страница 2)


— И это все? — хрипло удивился Дэвид. — И только из-за этого я должен отказаться от обвинений? Что же я получу взамен своего великодушия?

— Я позвала тебя сюда как раз затем, чтобы поговорить об этом, — напомнила Шона.

Отвратительная мысль внезапно осенила его. Дэвид потянулся за спину Шоны и поменял местами бокалы, а потом протянул ей один и оставил себе второй.

— Понятно. Мы заключаем сделку. Я что-то отдаю и что-то получаю. Сделка, скрепленная вином.

— К чему эта ненависть?

— А к чему такое нелепое лицемерие? Ты явилась ко мне в комнату полунагой. Ты предложила сделку. Да, сделку, — повторил он, отпивая вино.

— Ублюдок! — прошипела она, но тут же поняла: Дэвид услышал ее. Он наблюдал, как она быстро подносит бокал к губам, отпивая глоток.

Она с трудом сдерживала волнение, стараясь немного потянуть время. Дэвид отобрал у Шоны бокал и отставил его вместе со своим. Если она что-нибудь подсыпала в вино, снадобье подействует на нее раньше, чем на него. Пришло время перейти к делу.

— Итак, сделка, леди Мак-Гиннис. Что же ты можешь предложить?

— Я выйду за тебя замуж, — выпалила она.

Дэвид звучно расхохотался. Он видел, как оскорбил Шону этот смех. Очевидно, гордость пересилила рассудок, и она занесла руку для удара. Дэвид схватил ее за запястье прежде, чем удар был нанесен, но не сумел остановить яростно выплеснувшиеся из ее уст слова:

— Дэвид Даглас, как ты смеешь!

— Шона Мак-Гиннис, мои владения гораздо больше и богаче твоих. Мне предлагали в жены дочерей графов, герцогов, баснословно богатых купцов и даже прелестных наследниц индейского вождя. Я женюсь не ради сделки.

«Какой бы соблазнительной ты ни казалась», — мысленно добавил он, поворачиваясь, чтобы выйти из конюшни.

В гневе Шона остановила Дэвида, схватив за плечо. Он застыл на месте, не поворачиваясь к ней лицом.

— Нет, ты не уйдешь, Дэвид! — негромко заявила она. Она не видела, как улыбка тронула его губы, но голос прозвучал сурово и нетерпеливо:

— Ты можешь предложить что-нибудь другое?

Дэвид испытал досаду на то, что так невнятно выговорил эти слова. Он заморгал, вдруг почувствовав, как земля поплыла под ногами. Но тут заговорила Шона.

— Я… — начала она, и Дэвид представил себе, как Шона покусывает губы, пытаясь сдержать гордость и гнев. — Я… черт побери, я предлагаю тебе все, что ты можешь пожелать. Брак ни к чему. Я могу… не может быть, чтобы ты был равнодушен ко мне!

Так оно и есть. Даже стоя к Шоне спиной, он чувствовал: она находится совсем близко, почти касается его грудью. От ее волос исходил чистый, кружащий голову аромат цветов; ее кожа благоухала сиренью. Раздираемый гневом и желанием, он повернулся и схватил ее за плечи, привлекая к себе. Пусть знает, какую опасную игру затеяла. Пусть ощутит силу его влечения. Пусть почувствует…

О Господи, что он делает!

Горькие и грубые слова едва не сорвались с его губ. Он намеревался посоветовать ей бережливее относиться к своей чести, сказать, что, каким бы глупцом ни был ее кузен, он не станет преследовать Алистера по закону.

Однако что-то мучило Дэвида, и он не мог так просто открыть ей правду.

— Любопытный оборот принимает дело! Но мне не хотелось бы покупать кота в мешке. Может, ты готова, — раздраженно заявил он, — даже показать мне то, что предлагаешь?

— Да, готова!

— Что же это? — спросил он.

— То, что ты желаешь видеть! — зло бросила Шона. Ярость придала ей силы, и она попыталась высвободиться. Дэвид встряхнул Шону и уставился ей в лицо.

— Хватит намеков. О чем ты говоришь? — ледяным тоном осведомился он.

— То, что ты хочешь видеть, — я! — выкрикнула она.

— Опомнись, девчонка!

— Я… — начала она, но осеклась. Ему следовало отпустить ее. А потом уйти. Прочь из конюшни. И поговорить с Шоной и ее родственниками завтра утром.

— Не задерживай меня, Шона, — резко предостерег Дэвид. — Не стремись к сделке, которую ты не сможешь…

— Постой! Я правда готова… отдать тебе все, что предлагаю, — настаивала она, но вновь задохнулась, едва Дэвид сжал пальцы на ее плечах и приблизил ее к себе вплотную.

Шона уставилась ему в глаза, приоткрыв рот от

неожиданности. Дэвиду это прикосновение принесло такую муку, что он впился в ее губы, раздвинув их кончиком языка. Она была само наслаждение — с пышной грудью, упруго упирающейся в его грудь, и стройными длинными ногами. Дэвид застонал, ненадолго оторвавшись от ее губ, ощущая, как его охватывает головокружение, одновременно обостряя все чувства.

Он испытал… слишком многое.

Но этого было мало. Какая-то неприметная деталь настораживала Дэвида. Его голод был неутолим, чувства слишком обострены. Его мужское достоинство пульсировало, прижавшись к ней. Взглянув в лицо Шоны, он обнаружил, что она бледна, а ее ресницы опущены. Губы оставались слегка приоткрытыми, ждущими нового поцелуя. Дэвид запустил пальцы в роскошную черную гриву ее волос. И вновь нашел ее рот.

Он подхватил ее на руки, чувствуя, что вскоре ему не хватит на это сил. Спотыкаясь, бросился к деревянному топчану у стены и упал на него. У него кружилась голова, тело полыхало от страсти. Запах свежего сена заполнил комнату, тут же сменившись ароматом сиреневого мыла и женской кожи…

— Подожди! — взмолилась она.

Подождать? Теперь, когда грохот его сердца отдавался во всем теле, когда он изнывал от желания, разрывавшего на части его плоть и душу? Нет, ждать немыслимо. Сейчас он не мог поверить, что совсем недавно собирался просто выслушать ее — и уйти.

— Дэвид!

Он услышал, как Шона прошептала его имя, ее голос вдруг стал невнятным и неуверенным. Какой-то частью сознания он припомнил, что переставил бокалы — оба выпили из бокала с вином, предназначавшимся только для него.

Вино в бокале… Такое крепкое, что заставило забыть обо всем. Теперь для Дэвида ничто не имело значения. Даже то, как каждый из них хотел поступить.

— Пожалуй, я соглашусь на сделку, — сообщил он. «Лучше откажись!» — прозвучал тревожный голос где-то в его голове.

Но отказаться он не мог.

Взрыв ощущений, охвативших его, был ошеломляющим. Дэвида переполнили запах и вкус Шоны. Мир расплылся в его глазах, отступая перед призывом жажды чересчур острых ощущений. И желания, такого жгучего, что оно стало пламенем, поглотившим его способность мыслить.

Внезапно Дэвид услышал звук — легкий шепот за его спиной, а затем…

Боль!

Ужасающая боль нахлынула неожиданно. Острая, мучительная, выматывающая боль в затылке. Ощущения, всего секунду назад невыносимо сладкие, причиняли теперь невыносимую муку. Их сила изумляла. И парализовала.

Дэвиду показалось, что он видит перед собой Шону: ее глаза, синие, как небо, лицо ангельской красоты. Затем его осенила горькая догадка. Мак-Гиннисы никогда не отважились бы схватиться с ним в открытую. Они знали его нрав, благородство и силу. Точно так же, как знали его слабость — влечение к Шоне. О Господи, больше этого никогда не повторится!

Да, никогда. Ибо соблазнение не входило в их истинные намерения. Теперь Дэвид прекрасно понял это. Их цель — убийство.

Внезапно он осознал, что пылающая боль в черепе вызвана не только ударом. Он почувствовал жар вокруг него. И огонь.

Пожар! Пламя со всех сторон. А он, не в силах пошевелиться, повернуться или закрыть лицо, способен только ощущать собственную агонию. Он не видел ничего, кроме пляшущих алых языков пламени среди мрака.

Нет, он видел не только пламя. Теперь-то он понял, каким глупцом оказался и как легко его обвели вокруг пальца. В минуты, когда каждый вздох мог стать для него последним, он отчетливо видел, как безумен он был и как она… Да, это она прокляла его и обрекла на адское пламя.

Лошади бились и ржали, откуда-то из беспросветной бездны до него доносились крики Шоны — вопли, рыдания, стоны, рвущиеся из ее горла… А потом его начала окружать темнота. Рука смерти протянулась к нему прежде, чем жадное пламя преисподней и проклятия поглотили его душу… Пламя продолжало бушевать, и треск его перерастал в рев. Огонь пожирал ночь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать