Жанр: Исторические Любовные Романы » Шеннон Дрейк » Неповторимая (страница 27)


Глава 11

Разумеется, утром Дэвид исчез, словно и не появлялся. Шона не надеялась увидеть его, проснувшись, и порадовалась исчезновению. Наблюдая, как солнечные лучи озаряют комнату, она попыталась разобраться, почему возвращение Дэвида вызвало у нее такое смятение чувств. Некогда она считала его мертвым, и боль была так сильна, что ей не хотелось жить. А теперь, казалось, он вновь пробудил в ней давно угасшие чувства. Месть… Он не знал об этом, но отомстил ей несколько лет назад. Она не представляла себе, что пришлось пережить Дэвиду, — особенно потому, что он предпочитал молчать о прошедших годах, — но и Дэвид не знал, сколько мук она вынесла, лишившись его. Неужели теперь он использовал ее? Может, он возбуждал в ней желание намеренно, из мести? Или же виной всему была страсть Дэвида, вызванная более глубокими, совершенно иными чувствами? Шоне не хотелось признаваться в том, какие глубокие чувства она сама питает к нему до сих пор. Разлука ничего не изменила. Она всегда любила Дэвида. Когда считала его погибшим, то и сама была наполовину мертва.

Негромкий стук заставил ее вскочить и поспешить к двери.

— Кто там?

— Шона, это Мэри-Джейн. Я принесла тебе воды. С тобой ничего не случилось?

Сознавая собственную глупость, Шона начала открывать засов, но затем вспомнила, что ее ночная рубашка осталась на полу, бросилась за ней, впопыхах надела, вернулась к двери и быстро открыла ее. Мэри-Джейн поздоровалась с ней лукавой улыбкой, на ее лице ясно читался вопрос.

— Что с тобой стряслось, Шона? Не припомню, чтобы прежде ты запирала дверь на засов!

Шона пожала плечами.

— Я… я даже не заметила, что заперла ее, — солгала она.

Мэри-Джейн внесла в комнату кувшин со свежей питьевой водой. Она отставила кувшин, прошла к окну и выглянула наружу. Поежившись от утренней прохлады, горничная слабо улыбнулась Шоне.

— Пожалуй, сейчас всем нам не по себе. — Широко раскрыв глаза, она добавила заговорщическим шепотом: — Ведь близится Ночь лунной девы!

— Она бывает каждый год с тех пор, как мы помним себя, — сухо напомнила Шона.

— Похоже, тебя взволновал приезд лорда Дагласа.

— Пожалуй… — согласилась Шона, размышляя о двусмысленности в словах Мэри-Джейн. Но поскольку горничная не знала, что еще один лорд Даглас восстал из мертвых, она не понимала, насколько серьезны опасения ее хозяйки.

— Обычно ты ревностно соблюдаешь все обряды и обычаи, — заметила Мэри-Джейн, — надеюсь, ты не забыла о самом важном событии, предстоящем в эту ночь. А если и забыла, я тебе напомню! — пообещала она. Приблизившись к Шоне, Мэри-Джейн поцеловала ее в щеку. — Шона, ну улыбнись же!

Шона ответила ей улыбкой и заявила:

— Уверяю тебя, я сама никак не дождусь праздника. Тем более в этом году, когда у нас гости… нет, не гости: Скайлар Даглас теперь здесь хозяйка.

— Хозяйкой здесь навсегда останешься ты, — преданно возразила Мэри-Джейн.

— Скайлар — жена лорда Дагласа, — напомнила Шона. — Надо позаботиться о том, чтобы она и ее сестра участвовали в празднике.

— Мы найдем для них работу! — радостно пообещала Мэри-Джейн. — А теперь я уйду, и ты сможешь одеться. И не разрешай мужчинам докучать тебе — будь то родственники или гости!

— Постараюсь, — отозвалась Шона.

Наконец Мэри-Джейн удалилась. Едва горничная вышла, Шона вымылась и быстро оделась, затем спустилась вниз. Эндрю Даглас и ее родственники уже позавтракали. Все утро Шона провела в кабинете вместе с Ястребом — Эндрю попросил называть его индейским именем, — а также с Гоуэйном, Лоуэллом, Айданом, Аларихом и Алистером. Мак-Гиннисы ревностно стояли на страже интересов Дагласов, объясняя, какую прибыль приносит то или иное предприятие, и вместе с тем подтверждая, что не менее успешно справляются с домашними делами и распоряжаются доходами. Ястреб большей частью слушал, время от времени задавал вопросы, а затем, надолго задумываясь, словно размышлял над ответами. Когда совет завершился, было решено пообедать в большом зале. Ястреб сообщил, что днем намерен показать жене места, где прошла его юность. Родственники Шоны покинули кабинет первыми, и на несколько минут Шона осталась наедине с Ястребом.

Шона испуганно вздрогнула, когда Ястреб склонился над столом и заявил напрямик:

— Если тебе что-нибудь известно, лучше признайся немедленно.

Тон Ястреба вызвал у нее тревогу и раздражение. Она ждала от него гнева и презрения — как только Ястреб узнает, что она играла неблаговидную роль в событиях, приведших к смерти его брата, — но тем не менее сейчас Шону захлестнула волна отчаяния. Не позволяя себе расплакаться, она распрямила плечи и ответила Ястребу возмущенным взглядом.

— А если я откажусь? Тогда с меня снимут скальп? Ястреб выпрямился.

— От тебя я ждал большего.

Опустив глаза, Шона с отчаянием прошептала:

— Я ничего не знаю.

Протянув руку, он поднял ее голову, держа за подбородок.

— Если ты снова предашь его, тебе придется бояться не только меня, — негромко предостерег он.

Шона встретила его взгляд, помедлила и села в кресло, скрестив руки на груди.

— Я и вправду не знаю, что произошло той ночью, и теперь ничего не могу поделать. Я никому не проговорюсь о нем, пусть даже предам свою семью, клан, родных. Человек, которого считают погибшим, без спросу появляется в моей комнате и исчезает, а я должна хранить молчание!

Улыбка вдруг осветила суровое лицо

Ястреба.

— Значит, ты рада, что он жив.

Шона вспыхнула и еле слышно пробормотала:

— Конечно, рада.

Удовлетворенный ее ответом, Ястреб поднялся и сделал широкий жест рукой, показывая, что пропускает Шону первой в дверь кабинета. Она подчинилась. Оказавшись в большом зале, Шона увидела, что Алистер очаровывает Сабрину Конор, а Лоуэлл и Гоуэйн объясняют Скайлар Даглас различия между севером и югом Шотландии, а также исторические расхождения политики и нравов народов этих земель.

— Довольно часто, — продолжал Гоуэйн, — шотландцы с юга первыми перенимали обычаи англичан, смирялись с их владычеством — видите ли, их земли граничат с английскими. Много лордов в тех краях родом из Англии, и с Англией связаны их финансовые интересы. Только горцы продолжали борьбу во времена якобитов, защищая права католиков, преемников династии. Теперь, конечно, мы защищаем религиозные интересы всего нашего народа, но горцы часто прятали беглых священников — в давние времена, когда слова «политика» и «религия» означали почти одно и то же.

— Горцы — один из народов, среди которых распространено колдовство, — заметил Лоуэлл, в глазах его поблескивало лукавство. — В округе до сих пор насчитывается немало колдуний.

— Колдуний? — воскликнула Скайлар.

— Дедушка Лоуэлл, не надо вводить Скайлар в заблуждение, — вмешалась в разговор Шона.

— И все равно они колдуньи, — пробормотал Лоуэлл. Шона улыбнулась.

— Он имеет в виду местных сторонников викка — религии наших предков, а не старух, летающих на метле и способных творить злые чары. — Она нахмурилась, глядя на дедушку Лоуэлла с преувеличенным упреком.

Улыбаясь Скайлар, Алистер продолжил рассказ:

— До появления христианства эту землю делило множество народов — кельты, пикты и скотты из Ирландии, которые и дали название нашей земле. Здесь властвовали друиды, северные завоеватели привезли своих богов, и задолго до христианства многие люди исповедовали викка.

— В этой религии почитается земля, — подхватила Шона, — вместе с матерью-природой, лекарственными травами, камнями, дающими силу, красотой и миром земли, небес и воды.

— Последнюю из ведьм мы сожгли около ста лет назад, — заметил Лоуэлл.

Шона поняла, что дедушка просто насмехается над ней, поддразнивает — потому что она всегда отстаивала право людей жить так, как они предпочитают. Лоуэлл был стойким приверженцем шотландской церкви, только и всего.

Шона считала, что ему могла прийтись по вкусу мысль вновь устроить охоту на ведьм.

Ястреб Даглас обнял жену за талию.

— Во многом викка напоминает обряды и верования сиу, — заметил он.

— Если викка — такая безобидная религия, откуда же страх перед колдовством? — спросила Сабрина, принимая бокал вина из рук Гоуэйна.

— Сторонники этой религии — сатанисты! — сообщил Лоуэлл, мрачно понизив голос.

— Отец, — терпеливо вмешался Айдан, улыбаясь гостям, — дело в том, что сатанисты и приверженцы викка — не одно и то же.

— Всему виной паписты, — сухо высказался Гоуэйн.

— Гоуэйн, нельзя винить католическую церковь… — раздраженно начал Лоуэлл, но Аларих достойно встал на защиту отца.

— Дядя, отец не хотел нападать на святую римскую церковь, — заверил он Лоуэлла.

Уравновешенный и рассудительный, Аларих старался не допустить шумного спора в присутствии гостей.

В то время как Алистер был не прочь поспорить и даже отстоять свои взгляды кулаками, Аларих помнил законы викторианской эпохи: достоинство и правила приличия — превыше всего. Но сам Гоуэйн был настроен весьма миролюбиво, хотя не пожелал отказаться от своей точки зрения.

— Я питаю глубокое уважение к римской католической церкви, брат, но историю не изменить! Одно время знавал я двух папистов-негодяев — даже в церкви Божией могут оказаться извращенные люди, а в погоне за праведностью в прошедшие столетия тех людей, которые были чисты душой, иногда сбивали с толку. А потом, какой бы святой ни считалась эта церковь, в нее входили попросту жестокие люди, которым доставляли радость чужие боль и муки. В четырнадцатом веке был издан «Malleus malleficarum» — «Молот ведьм», осуждающий колдовство, и охота началась. Колдовство связывали с поклонением дьяволу, а это разные вещи, как могли бы заверить вас истинные приверженцы викка. В Испании инквизиция умертвила тысячи ни в чем не повинных людей. Наш король Иаков — четвертый король Шотландии и первый Англии — боялся ведьм как чумы, и потому их подвергали устрашающим казням.

— Дедушка Гоуэйн, прекрасное объяснение! — зааплодировала Шона.

— Еще бы! Ведь твой дедушка Гоуэйн без ума от Эдвины Мак-Клауд, которая, по слухам, возглавляет колдуний здесь, прямо у нас под боком.

Гоуэйн сурово взглянул в лицо Лоуэллу.

— Правда есть правда, — строго заявил он, в этот миг становясь непреклонным шотландцем, однако его слова вызвали у всех дружный смех.

— Вот как, отец? А я и не знал! — воскликнул Алистер и повернулся к брату. — А ты?

— Ну, мне было кое-что известно… Алистер вздохнул.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать